Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПРОИСХОДИТ РАДИКАЛИЗАЦИЯ ЧЕЧЕНСКИХ ПОВСТАНЦЕВ

В рядах чеченских боевиков сейчас доминируют радикалы и исламисты.
By Umalt Dudayev
. Однако события стали развиваться вопреки ожиданиям российских спецслужб, объявивших об уничтожении Масхадова год назад.



В результате гибели Масхадова, избранного президентом в 1997 году и убитого 8 марта 2005 года, ведущая роль в повстанческом движении перешла к радикальным силам во главе с главным преступником, разыскиваемым в России, Шамилем Басаевым. Таким образом, место Масхадова не сумел занять лидер с умеренными взглядами, который призывал бы к диалогу с Россией.



Преемник Масхадова на посту президента повстанцев Абдул-Халим Садулаев, официально работающий совместно с Басаевым, объявил о создании «Кавказского фронта», охватывающего не только Чечню, но и весь Северный Кавказ.



В феврале Садулаев провел реорганизацию правительства, сделав его состав более радикальным. Без учета мнения умеренных посланников сепаратистского правительства, находящихся в Европе, он призвал всех официальных лиц, работающих за границей, возвратиться на родину и сместил Ахмеда Хамбиева с поста представителя президента за рубежом. Еще один посланник Ахмед Закаев, ныне проживающий в Великобритании, был лишен поста заместителя премьер-министра и работает теперь лишь министром культуры.



Наиболее заметным событием стало назначение изгнанного идеолога повстанческого движения Мовлади Удугова на пост руководителя создаваемой Национальной службы информации при Государственном комитете обороны.



«Назначение Мовлади Удугова на высокую должность, в то время как Ахмед Закаев сохранил за собой лишь пост министра, означает одно – радикалы одержали победу, - говорит чеченский политолог Мурад Нашхоев. - Но Москва сама развязала руки чеченским радикалам, убив всенародно избранного президента Аслана Масхадова и отказавшись от каких-либо переговоров с противоборствующей стороной».



Повстанческие командиры 90-х годов, объединившиеся вокруг Масхадова, были светскими людьми и имели весьма поверхностное представление об исламской религии. Им на смену пришло новое поколение, говорящее о джихаде и ощущающее себя не европейцами, а частью исламской цивилизации.



Типичным представителем повстанцев нового типа является 40-летний житель Грозного Ансар, участник военных действий против российских войск в обеих военных кампаниях.



«Чечня не может стать независимой, если независимым не будет весь Северный Кавказ, - говорит Ансар. - Иначе Москва нас просто задавит, если не военным путем, то экономически и политически, как это она пытается сегодня сделать с Грузией. Я думаю, что шейх Абдул-Халим Садулаев, Шамиль Басаев, Доку Умаров и все остальные нынешние лидеры осознали эту истину».



23-летний молодой человек, который, как он сам сказал, является членом группы боевиков, действующей в Грозном, заявил IWPR, что «Россия развернула самый настоящий террор не только против мусульман Чечни, но и против мусульман всего Северного Кавказа. Практически везде одно и то же: мусульман убивают, задерживают под различными надуманными предлогами, подвергают пыткам, калечат и унижают. Мужчины боятся носить бороды, потому что их могут обвинить в «ваххабизме» (радикальное религиозное течение в исламе), со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. По тем же причинам женщины боятся покрывать головы платками».



«Поэтому необходимо вести джихад, в первую очередь «джихад меча», и не только в Чечне, но и на Кавказе в целом».



Этот молодой человек, представившийся как Ислам, критически относится и к прозападной позиции Масхадова. Признав, что бывший чеченский лидер был «очень мужественным человеком», он тем не менее заявил: «Надо признать, что он во многом ошибался».



«Он надеялся на помощь Европы, Запада. Верил, что они помогут остановить эту бойню в Чечне. Он рассчитывал, что все удастся решить путем политических переговоров. Но время показывает, что он жестоко ошибался».



Десятки человек погибли при последней попытке распространить войну на остальную часть Северного Кавказа в октябре прошлого года, когда боевики осуществили операцию в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.



В январе на сайте сепаратистов было размещено интервью Басаева, в котором он заявил, что весной 2006 года Садулаев планирует провести большой Маджлис (собрание) с тем, чтобы объединить все силы боевиков. Летом же, по словам Басаева, он «намерен перейти Волгу».



«Угрозы Шамиля Басаева «перейти Волгу» можно воспринимать с известной долей иронии, но нельзя оставлять и без внимания. Ведь достоверных данных о количестве подчиненных ему и другим полевым командирам «штыков» практически нет, - считает сотрудник военной комендатуры Чечни Анатолий Петров. - Большинство боевиков обычно спокойно сидит по домам, ожидая команды, а не бегает по горам, как это принято считать».



«Скорее всего нынешним летом лидеры бандформирований хотят провести несколько крупных диверсионно-террористических акций, с тем, чтобы вновь заявить о себе. Обстановка в самой Чечне под контролем, поэтому, на мой взгляд, боевики попробуют проявить себя в какой-либо из республик Северного Кавказа, скажем в Карачаево-Черкесии или Адыгее».



По словам Петрова, повстанцы по-прежнему пользуются поддержкой среди чеченского населения и «не только среди молодежи, которым в массе своей нечем заняться в разоренной войной республике, но и среди религиозных деятелей и, вполне возможно, даже среди официальных лиц».



В качестве примера он привел случай, когда в оказании помощи боевикам был обвинен представитель мусульманского духовенства в Введенском районе на юго-востоке республики, который формально поддерживал промосковское правительство в Грозном. Был еще один случай, когда помощник муфтия, высокопоставленного мусульманского духовного лица, был уволен после того, как он присутствовал на похоронах боевика Гуссейна Черсиева, убитого в Ингушетии.



О числе активных боевиков, по-прежнему действующих в Чечне, имеются различные данные. В январе российский генерал Олег Хотин назвал число 750, а промосковский премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров заявил, что их осталось всего 250.



Несмотря на уменьшение уровня насилия и утверждений официальной Москвы о том, что она держит ситуацию под полным контролем, в Чечне боевые действия все еще продолжаются. Есть признаки того, что с наступлением весны они могут возобновиться с новой силой. 3 марта недалеко от села Сержен-Юрт произошло столкновение, во время которого местные жители видели четыре военных вертолета, обстреливающих близлежащий лес ракетами. Жители горных сел также утверждают, что в их местностях участились артиллерийские обстрелы.



Молодой боевик Ислам с уверенностью говорит о будущем: «Мы обречены на победу, - его неподвижный взгляд давит. – Мы можем выбрать одно из двух лучших – победу или рай. И то, и другое нас устраивает. Мы или изгоним российских захватчиков из Чечни и всего Кавказа, или станем шахидами на пути Аллаха и попадем в рай. Третьего не дано».



Умалт Дудаев, псевдоним чеченского журналиста, постоянного контрибутора IWPR.