Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПРОВАЛ КАСПИЙСКОГО САММИТА НИЧЕГО ХОРОШЕГО НЕ СУЛИТ

Попытка прикаспийских государств разделить между собой ресурсы моря только усугубила разногласия.
By David Stern

После месяцев ожидания, на прошлой неделе в Ашхабаде, Туркменистан, состоялся первый в истории Каспия саммит прикаспийских государств. Однако, менее чем удовлетворительные результаты заставили экспертов призадуматься, стоило ли вообще встречаться.


Президенты Туркменистана, России, Ирана, Азербайджана и Казахстана встретились в туркменской столице 23 и 24 апреля на давно откладывавшуюся конференцию, на которой, как многие надеялись, сделает хотя бы незначительный шаг на пути к разрешению вопроса о разделе боготого ресурсами моря.


Более того, президенты не подписали даже и меморандума, который определил бы общие положения соглашения. В результате, их разногласия казались более резкими, чем когда-либо. Особенно разочаровывающим был тот факт, что не было даже и какого-либо заключительного документа. Президенты лишь предварительно договорились встретиться на втором раунде в апреле следующего года в Тегеране.


Страны - участники попытались оптимистически оценить результаты встречи. Игорь Иванов, российский министр иностранных дел сказал, что важным является сам "процесс", а не преждевременное соглашение по какому-либо письменному документу, который мог бы в перспективе ограничить будущие дискуссии. Однако, он также указал, что достигнуть согласия будет очень трудно, и на это может уйти "год, два, а то и пять лет".


Некоторые аналитики сомневаются, что саммит, на самом деле, принес что-либо хорошее. Президент Азербайджана Гейдар Алиев и его коллега из Туркменистана Сапармурат Ниязов, не скрывали своей взаимной неприязни на церемонии открытия и закрытия саммита. Уже в Баку, столице Азербайджана, местная пресса расценила ряд замечаний Ниязова как оскорбление в сторону Азербайджана.


Вопрос о разделении Каспия был впервые поднят после распада Советского союза и возникновении на его берегах четырех новых государств. Все пять государств стремились вкусить богатства Каспия. Каспийский регион, предположительно, занимает третье место в мире по количеству гидрокарбоновых резервов; и, кроме того, в море живет 80% мировой популяции осетровых рыб, поставляющих морской делекатес - икру.


До 1991 года море регулировалось двумя конвенциями, подписанными Москвой и Тегераном в 1924 и 1940 годах. Однако, после образования независимых государств - России, Туркменистана, Азербайджана и Казахстана - многие стали рассматривать эти конвенции как недействительные. Пять прикаспийских стран, время от времени, обсуждали эту проблему, но это ни к чему не привело пока Туркменистан не выступил инициатором встречи пяти президентов, дав процессу дополнительный толчок.


У пяти прикаспийских государств свои позиции. Иран считает, что все пять стран должны разделить море по принципу "кондоминиума", или же по 20% каждому. Россия, Азербайджан и Казахстан достигли между собой двусторонних соглашений, договорившись разделить морское дно, а воды предоставить в общее пользование. Что касается Туркменистана, то он то поддерживал позицию Ирана, то - позицию трех остальных государств.


На повестке дня стоял также вопрос о статусе Каспия. В зависимости от того, будет ли Каспий считаться озером или морем, он может быть поделен между государствами, или же регулироваться морским законодательством.


Несмотря на все разногласия, все пять государств предприняли также шаги по разработке своих оффшорных нефтяных секторов. В этом отношении самый дальше всех продвинулись Азербайджан и Казахстан, но и остальные три государства предприняли шаги по продаже тех доль, которые они считают своим национальным наследием.


Однако, отсутсвие согласия замедлило продвижение по вопросу. Притязания Ирана на 20 процентов Каспия идет вразрез с интересами Азербайджана и Туркменистана, которые, в свою очередь, оспаривают ряд месторождений в центре моря.


Эксперты в области нефтяной промышленности говорят, что неопределенность в статусе Каспия привела к задержке в подписании некоторых соглашений. Никто не хочет, говорят они, повторения инцендента прошлого лета, когда иранские военные корабли и самолеты пригрозили исследовательскому судну английской компании BP покинуть воды в южном секторе Каспия.


Английский концерн получил от азербайджанского правительства концессию на разработки в области месторождения Алов. В ответ, иранская сторона заявила о своих притязаниях в самой резкой форме. Иранская угроза вызвала страх у всех прикаспийских стран, и это все еще можно было чувствовать на саммите, год спустя. Ниязов сказал, что "море пахло кровью", а остальные лидеры говорили об угрозе вооруженного конфликта.


Однако, возможно, не следует особо беспокоится об усилении напряженности на Каспие, поскольку только Россия имеет там сравнительно значимый флот.


Как сказал один из представителей власти Туркменистана, "лучше развеять разногласия здесь на саммите, чем там на море".


Давид Стерн - корреспондент The Financial Times на Кавказе и в Центральной Азии.