Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Принудительные медицинские осмотры работниц секс-индустрии в Кыргызстане

НПО предупреждает, что принудительные осмотры задержанных спровоцируют подпольную проституцию.
By Nargiza Ryskulova

Правозащитники Кыргызстана обеспокоены тем, что новый отдел милиции, которому поручено бороться с торговлей людьми, принуждает столичных работниц секс-индустрии проходить обследование на заболевания, передаваемые половым путем.

Отдел милиции в Бишкеке, созданный для решения проблем сексуальной эксплуатации, особенно несовершеннолетних детей, и для мониторинга таких видов деятельности, как туристические агентства и сауны, которые подозреваются в притонах для занятия проституцией, провел многочисленные рейды с момента создания в ноябре прошлого года.

Саламат Адылов, начальник нового отдела по борьбе с торговлей людьми и преступлениями против общественной нравственности, рассказал в интервью IWPR, что его сотрудники возбудили девять уголовных дел против владельцев притонов и проверили более 120 работниц секс-индустрии, у 65% которых обнаружили болезни, передающиеся половым путем (БППП).

В течение двухдневной операции 26-27 декабря, направленной на гостиницы Бишкека, которая была широко освещена в СМИ Кыргызстана, были задержаны 70 работниц секс-индустрии, и 61 из них заставили пройти обследование на ВИЧ и другие БППП.

Такая принудительная проверка – практика которой была остановлена в Кыргызстане в 2003 году – ужаснула активистов, которые заявили, что это явное нарушение прав человека.

Занятие проституцией исключено из числа уголовно наказуемых деяний в Кыргызстане, несмотря на незаконность организованной деятельности, как, например, содержание притона. Работницы секс-индустрии сообщают о повсеместном притеснении и вымогательстве со стороны правоохранительных органов.

Руководитель Общественного фонда «Открытая позиция» Дмитрий Кабак рассказал в интервью IWPR, что в ходе декабрьского рейда милиция задержала работниц секс-индустрии. Несмотря на то, что им дали законный статус свидетелей, а не подозреваемых, у них отобрали паспорта, их сфотографировали и затем заставили пройти тесты на ВИЧ и другие БППП. Только после этого им возвращали паспорта и выпускали.

Кабак добавил, что в таких случаях, как в декабрьском рейде, когда правоохранительные органы пригласили СМИ на рейды, работницы секс-индустрии не имеют гарантий того, что их лица не будут показаны публично, что является явным нарушением их права на неприкосновенность частной жизни.

НОВАЯ ТАКТИКА РИСКУЕТ ОТТОЛКНУТЬ РАБОТНИЦ СЕКС-ИНДУСТРИИ

По данным отчета «Торговля людьми в лицах» за 2013 год Госдепартамента США, Кыргызстан является и источником и транзитным маршрутом для продажи женщин и детей из соседних центральноазиатских республик. (См. В Кыргызстане проституткам платят больше.)

Шахназ Исламова – директор НПО «Таис Плюс», работающая с 7500 работницами секс-индустрии по всему Кыргызстану, треть из которых находится в Бишкеке. По ее словам, организация не против создания нового отдела милиции или его попыток бороться с торговлей людьми с целью сексуальной эксплуатации. Однако она против принудительного медицинского осмотра, который, как она опасается, приведет к уходу секс-торговли в подполье.

Проблема профилактики заболеваний должна решаться через образование, говорит она.

24 января «Таис» организовала круглый стол с официальными лицами из нового отдела, правозащитниками и представителями международных организаций, чтобы предложить закончить принудительные осмотры.

«Единственное, о чем мы с ними говорим [на встрече], это то, что нельзя людей направлять на анализы», - сказала Исламова.

По словам Исламовой, неправильно оправдывать подвергание секс-работниц такому испытанию, утверждая, что милиция должна задерживать тех, кто избегает лечения – что не является преступлением. В Кыргызстане преступлением является преднамеренное заражение ВИЧ.

«Если есть заявление о заражении, тогда работайте», - добавила она.

Исламова также обеспокоена тем, что секс-работницы будут с большей неохотой обращаться с ее НПО, которая уже более десяти лет завоевывает их доверие и поощряет добровольное анонимное тестирование на ВИЧ и БППП.

По словам Исламовой, ее организация получила многочисленные жалобы от секс-работниц с начала работы нового отдела милиции.

«Почему они нарушают права секс-работников, которые являются особо уязвимыми к насилию со стороны органов?» - спросила она, добавив, что все выглядит так, как будто притеснение со стороны правоохранительных органов легализовано.

Также «Таис» использовала круглый стол для того, чтобы поинтересоваться у сотрудников нового отдела, чтобы убедиться в том, что другие отделы милиции не будут проводить такие рейды под видом данного отдела.

МИЛИЦИЮ ОБВИНИЛИ В КОРРУПЦИИ

Хозяйка борделя, давшая интервью IWPR на условиях анонимности, рассказала, что приветствует существование такого отдела по борьбе с торговлей людьми. Однако, как и Исламова, она полагает, что рейды будут неэффективными.

По словам хозяйки борделя, секс-работницы предпочитают держаться вместе ради безопасности и работать в гостиничных номерах.

Если рейды будут продолжаться, им придется работать на выездах в одиночку, чем идти на риск принудительного медицинского осмотра. Были случаи, когда секс-работниц жестоко избивали и даже убивали после посещения клиентов, добавила она.

«Если [проституция] не исчезнет, просто в подполье уйдет», - сказала хозяйка борделя.

Она добавила, что по ее опыту милиция превратила новые рейды в источник дохода, требуя деньги от задержанных секс-работниц взамен на их освобождение.

«Мне позвонили, что моих забрали, и я поехала в ГУВД. Там он уже набросился, что за притоносодержание я могу сесть в тюрьму», - сказала женщина.
Она сказала, что дала взятку в размере нескольких сотен долларов США, чтобы избежать дальнейших проблем.

Начальник отдела милиции Адылов отрицает все обвинения в коррупции, заявляя, «Именно в моем отделе нет».

«Даже если девушки работают, пусть работают здоровыми», - сказал Адылов, отметив, что в результате декабрьского рейда было выявлено, что два клиента заразили своих жен БППП.

«Говорят, что вы нарушаете права граждан, почему? Мы не нарушаем», - говорит Адылов.

Адылов отрицает обвинения активистов в том, что его отдел нацелен на принятие жестких мер против проституции, а не на борьбу с международной торговлей людьми.

«Несколько уголовных дел на стадии расследования, - говорит он. – Проблема с торговлей людьми в том, что часто само преступление совершается за границей, поэтому очень трудно выследить преступников. Но мы работаем над этим».

Наргиза Рыскулова – контрибьютор IWPR в Кыргызстане. 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >