Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Принудительное выселение раскрывает тяжелое положение азербайджанских беженцев

Тысячи вынужденно перемещенных лиц живут в городе на западе Азербайджана в плохих условиях, имея неясные перспективы на будущее.
By Ulvi Telmansoy
  • От дома, в котором Гулиева и еще три семьи беженцев жили в Гяндже, осталась только  груда камней. (Фото: Ульви Телмансой)
    От дома, в котором Гулиева и еще три семьи беженцев жили в Гяндже, осталась только груда камней. (Фото: Ульви Телмансой)

Спустя почти два десятилетия после того, как они покинули свои дома, в результате войны за Нагорный Карабах, азербайджанские беженцы, проживающие во втором по величине городе страны - Гяндже, столкнулись с жилищными проблемами и неопределенностью.

В результате завершения конфликта в 1994 году, не было достигнуто мирное соглашение, и Карабах с близлежащими территориями остались подконтрольны армянским вооруженным силам. Азербайджанцы, которые жили там, спаслись бегством и в условиях отсутствия перспективы достижения соглашения о будущем Карабаха, им пришлось приспособиться к жизни в многолетнем изгнании в своей собственной стране.


Официальные лица, занимающиеся делами беженцев, заявляют, что Гянджа стала пристанищем для 16,000 вынужденно переселенных лиц, из которых 11,000 из Кельбаджара - одной из нескольких территорий, находящихся за пределами Карабаха, которую захватили армяне и по сей день ее удерживают.
Большинство все еще живет в общежитиях, а некоторым повезло получить дома, построенные для них властями.


«Основная проблема заключается в переуплотнении общежитий. В каждой комнате живут четыре или пять, а иногда даже семь или восемь человек», - сказала председатель правозащитной организации Томрис в Гяндже Нушаба Мамедова. «Это не отдельно взятая проблема одной семьи, она касается большинства беженцев, живущих в Гяндже».


Столкнувшись с нехваткой жилья, некоторые беженцы самовольно заселились в пустые дома, тогда как другие незаконно построили себе дома.

На прошлой неделе, рассмотрев дело такого незаконного «самостроя», городской суд Гянджи постановил, что здание, которое стало домом для семей беженцев после их приезда в 1993 году, должно быть снесено. Все это произошло так быстро, что у проживающих там семей не было возможности вынести свои пожитки.

Иск был подан местным жителем Сиясетом Мамедовым, который владеет этой землей. Во время конфликта он согласился позволить семьям беженцев построить для себя дом, но сейчас он захотел вернуть свою землю обратно.

«Тогда я дал этим беженцам устное согласие на строительство временного жилья. Но потом они отказались уйти, и поэтому я был вынужден защищать свои права в суде»,- сказал он.

34-летняя Дурдана Гулиева жила в этом доме с тех пор, как ее семья бежала и Кельбаджара в 1993 году.

«В прошлом году чиновники потребовали, чтобы мы освободили наш дом. Но нам некуда было идти», - сказала Гулиева.

Сейчас она со своей семьей переехала в общежитие, где они живут в одной комнате без удобств. Они говорят, что у них нет перспективы переезда в лучшее жилье.

Секретарь суда Эльданиз Гаджиев утверждает, что он неоднократно отправлял незаконным жильцам уведомления о выселении, но они их игнорировали.

Местный юрист Забил Гахраманов заявил, что семьи должны получить компенсацию за имущество, которое находилось в здании, когда его сносили. Они могут требовать возмещения ущерба в судебном порядке, поскольку власти должны были позволить им вынести свои вещи.

Гахраманов также отметил президентский указ от 2004 года, в котором говорится, что от беженцев могут потребовать освободить дома только в том случае, если им предлагается альтернативное жилье.

Региональный представитель Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Сулейман Аббасов заявил, что правительство строит дома для всех перемещенных лиц, но на это требуется время.

По делу о принудительном выселении семьей беженцев Аббасов сказал: «Если [им] не дадут комнату в общежитии, то им придется ждать, когда будет построен новый поселок для беженцев. Его строительство планируется в будущем году».

Мамедова, из правозащитной организации Томрис, сказала, что длинные списки очередников на получение жилья и переполненные общежития привели к тому, что беженцы стали строить дома без соответствующего разрешения или самовольно заселяться в пустые квартиры.

«В последнее время власти стали более активно бороться с этими тенденциями», - сказала она. «Естественно они должны ограничивать незаконное строительство жилья, но они также должны создавать беженцам достойные жилищные условия. Правительство ответственно за предоставление жилья, раз оно не может обеспечить их возвращение в [родные] дома».

Ульви Телмансой, журналист вещательной компании ANS 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >