Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПРИГОВОР ИСКАНДАРОВУ – УДАР ПО ТАДЖИКСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Ведущий оппозиционный политик приговорен к длительному тюремному заключению, и многие расценивают это как решающий удар власти по и без того слабой оппозиции.
By IWPR staff

На прошлой неделе 51-летний лидер Демократической партии Таджикистана Махмадрузи Искандаров был приговорен к длительному сроку тюремного заключения. Это стало решающим и, возможно, последним ударом по таджикской оппозиции, тщетно пытавшейся возродиться как серьезная политическая сила накануне президентских выборов 2006 г.


5 октября Верховный суд Таджикистана приговорил лидера ДПТ к 23 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Суд признал Искандарова виновным по шести статьям УК РТ: терроризм, бандитизм, незаконное содержание охраны, незаконное хранение оружия, злоупотребление служебным положением и растрата госсредств. Лидер Демпартии также лишен госнаград и звания генерал-майора. Кроме того, с него взыскано $470 тыс. в пользу госпредприятия «Таджикгаз».


Сторонники Искандарова утверждают, что все обвинения против него сфабрикованы, а следствие и суд проходили с многочисленными нарушениями. Множество вопросов вызывает его похищение на российской территории с последующим нелегальным вывозом в Таджикистан.


По их словам, уголовное дело на Искандарова было заведено после того, как он объявил о намерении составить действующему президенту Эмомали Рахмонову конкуренцию на предстоящих в 2006 г. президентских выборах.


«Судьба Махмадрузи Искандарова была решена не сегодня, а гораздо раньше, - заявил журналистам лидер Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зоиров. – И очень симптоматично то, что именно сегодня, 5 октября, в день рождения президента Рахмонова, вынесли приговор его потенциальному главному сопернику в борьбе за президентское кресло».


Как заявил журналистам в Душанбе зампредседателя Демпартии Рахматулло Валиев, партия связывает арест и осуждение своего лидера исключительно с его политической деятельностью.


«Это, а также отсутствие независимых и свободных СМИ и фальсификация во время прошедших в феврале 2005 года парламентских выборов показывает, что Таджикистан свернул с демократического пути развития в сторону тоталитарного правления», - сказал Валиев.


Политолог Собирджон Шарипов считает, что исход дела Искандарова не сплотит таджикскую оппозицию, а наоборот – приведет к еще большему ее раздроблению.


«Таджикская оппозиция разрознена как никогда, - сказал Шарипов. - Слишком большие потери понесла каждая из оппозиционных партий. И для их лидеров приговор Искандарову стал хорошим уроком. Они увидели, чего может им стоить продолжение борьбы в преддверии президентских выборов».


Тем временем, третья по численности – после правящей Народно-демократической партии и нейтральных коммунистов – Партия исламского возрождения (ПИВ) оказалась «обезглавленной». Председатель ПИВ Абдулло Нури временно отошел от дел в связи с внезапной болезнью.


А за неделю до вынесения приговора Искандарову районный суд Бохтарского района Хатлонской области (юг страны) приговорил активиста ПИВ Сайфиддина Файзова к четырем годам лишения свободы, признав его виновным в клевете, разжигании религиозной, национальной и расовой вражды. По заявлению ПИВ, обвинения против Файзова также сфабрикованы властями.


Между тем, на политической сцене неизвестно откуда возникли сразу три новые партии - Аграрная, Партия экономических реформ и Партия прогрессивной молодежи, подозрительно благосклонные к правящему режиму.


Каждая из этих партий уже предупредила, что не является оппозиционной, разрушив тем самым последние иллюзии неискушенных в политике людей. Лидеры оппозиции склоняются к мнению, что новые политические партии были созданы искусственно специально для того, чтобы поддержать на выборах единого кандидата – нынешнего президента.


«Суд над Искандаровым, над активистами других оппозиционных партий, создание “карманных” политических партий… все это свидетельствует о том, что оппозиция в Таджикистане фактически прекратила свое существование, - считает Шарипов. - Обвинительный приговор Искандарову стал последним ударом».


Адвокат Искандарова Азам Бадриддинов намерен обжаловать приговор в кассационной инстанции. Он считает решение суда необоснованным. «Как защитник, хочу подчеркнуть: приговор подтвердил предположения о том, что и следствие, и суд действовали с пристрастием. Обвинительный приговор был предопределен заранее», - заявил Бадриддинов.


Махмадрузи Искандаров - бывший полевой командир вооруженной таджикской оппозиции - после подписания в 1997 году межтаджикского мирного соглашения с 2001 по 2003 гг. руководил госкомпанией «Таджикгаз».


Отношения Искандарова с администрацией президента Рахмонова осложнились в прошлом году, когда первый открыто высказался против законодательных инициатив власти, призванных, по его мнению, отстранить оппозиционные партии от участия в выборах.


Выдвинутые против Искандарова обвинения в терроризме и бандитизме основаны на факте нападения на прокуратуру и отдел милиции Таджикабадского района (родина Искандарова), совершенного в ночь на 28 августа 2004 года, когда несколько вооруженных лиц в течение 20 минут обстреливали здания из гранатометов. Погиб один сотрудник милиции.


По данному эпизоду Искандаров проходил как организатор преступной группировки и основной заказчик нападения, хотя в то время сам он находился в Москве.


Параллельно с делом Искандарова в Верховном суде Таджикистана рассматривалось уголовное дело в отношении бывшего полевого командира – соратника Искандарова Ерибека Ибрагимова по кличке Шейх, а также водителя Искандарова Давлата Саковарова и еще ряда лиц. Они и проходили как основные исполнители вооруженного нападения.


Ибрагимов, Саковаров и еще четверо соучастников были арестованы на следующий день после нападения. В ходе предварительного следствия они дали признательные показания, однако на суде от них отказались, заявив, что показания были ими даны под пытками. Однако это обстоятельство не было принято судом во внимание.


Доказательством причастности лидера Демпартии к данному преступлению, по материалам следствия, послужили показания соратника Искандарова - бывшего полевого командира Саламшо Мухаббатова.


Генеральный прокурор Таджикистана Бободжон Бобохонов в ходе пресс-конференций не раз отмечал, что Мухаббатов показал, будто слышал, как Искандаров перед вылетом в Москву передал своему шоферу $50 со словами «начинайте войну». Впоследствии, в ходе судебного разбирательства Мухаббатов заявил, что никогда не слышал подобных слов от Искандарова, и что деньги были даны водителю на бензин. Между тем, согласно материалам уголовного дела, Мухаббатов даже ни разу не был допрошен в качестве свидетеля в ходе следствия, и был вызван в суд исключительно по ходатайству защиты.


В своем последнем слове Искандаров виновным себя не признал, объяснил свое осуждение политическими мотивами и потребовал наказать виновных в его незаконной депортации из России и в применении насилия на допросах.


По мнению защиты и экспертов, ни на суде, ни в ходе следствия не была доказана вина Искандарова даже по двум наименее значительным статьям - «незаконное хранение оружия» и «незаконное содержание телохранителей». Искандаров пояснил на суде, что носить оружие и иметь телохранителей ему разрешил лично президент.


Между тем, по мнению правозащитников, весь судебный процесс над Искандаровым был противозаконным, так как на родину он был доставлен из России нелегально. В декабре 2004 года Искандаров был задержан в Москве по запросу Генпрокуратуры Таджикистана, но российские власти освободили его на основании ст. 62 Минской конвенции СНГ от 1993 года.


А 15 апреля в подмосковном Королеве его похитили неизвестные лица, одетые в форму российского ГИБДД. Обстоятельства этого похищения до сих пор расследуются прокуратурой Королева.


Факт ареста лидера Демпартии власти признали только спустя десять дней. На пресс-конференции в Душанбе генпрокурор заявил, что Искандаров был задержан на территории Таджикистана. «Он был задержан в Душанбе и помещен в изолятор министерства безопасности», - заявил Бобохонов, уточнив лишь, что задержание произошло четырьмя днями ранее.


Российский адвокат Искандарова сообщила, что на ее запрос в паспортно-визовую службу аэропорта Домодедово был получен ответ, что человек с фамилией Искандаров с целью вылета в Душанбе российскую границу не пересекал.


Демпартия надеется привлечь к судьбе своего лидера внимание международного сообщества. 13 октября Таджикистан посетила с визитом Госсекретарь США Кондолиза Райс, однако не известно, удалось ли оппозиции донести до нее свои проблемы.


Первыми свое мнение в отношении приговора Искандарову выразили Соединенные Штаты. В очень мягкой форме посольство США в Таджикистане выразило свою обеспокоенность обстоятельствами его ареста, следствия и суда.


«В данном деле особое беспокойство вызывают такие факты, как сомнительный способ возвращения [Искандарова] из России на родину в апреле, его утверждения о применении к нему насилия в заключении, а также сложности с доступом к подследственному его родственников и адвокатов во время досудебного заключения», - говорится в заявлении американского посольства.


Далее говорится, что в преддверии президентских выборов в ноябре 2006 года США убедительно призывают руководство Таджикистана обеспечить проведение выборов «в полном соответствии с международными нормами. Необходимо, чтобы эти выборы проводились свободно, честно и без угроз в отношении претендентов и оппозиционных партий, ибо демократические преобразования являются основой реальной, прочной стабильности как в Таджикистане, так и во всей Центральной Азии».


«Увы, две сверхдержавы, наиболее влиятельные в центрально-азиатском регионе - Россия и США, зная обо всех допущенных нарушениях, закрыли на это дело глаза, - отметил Шарипов. - Россия так поступала уже не раз, в частности, выдав таджикским властям экс-главу МВД Якуба Салимова, осужденного затем на 15 лет».