Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПРЕЗИДЕНТ КЫРГЫЗСТАНА ХОЧЕТ ОДЕТЬ ГОССЛУЖАЩИХ В УНИФОРМУ

Указ президента о введении единой униформы для государственных служащих вызвал недовольство в обществе.
By Asel Sagynbaeva

Указом президента Кыргызстана с 31 августа 2003 г. по всей республике вводятся форменная одежда и знаки различия для государственных служащих, что вызывает недовольство общественности, называющей это бесполезной тратой денег налогоплательщиков.


Критики указа считают неправомерным тратить такие деньги и силы на новую одежду для госслужащих в то время, как многие социальные программы испытывают хроническую нехватку средств.


«Как налогоплательщика, меня совсем не радует перспектива платить за форму для государственных чиновников. Все, кого я знаю, крайне раздражены президентским указом», - говорит правозащитник Ырысбек Омурзаков.


«Такое впечатление, что нашему руководству просто нечем заняться», - говорит известный оппозиционный журналист Рина Приживойт. – Это же абсурд. Когда-то в помойках рылись только коты, но прошло три года нашей независимости, и то же самое начали делать пенсионеры. А теперь этим занимаются целые семьи. Вот на что надо обратить внимание правительству».


«Президент у нас, что, дизайнером стал, или он теперь законодатель мод? - возмущается главный редактор независимой газеты «Лица» Бермет Букашева. - Я считаю, что это политически безответственный шаг».


Производство мужской и женской униформы и отличительных знаков для государственных служащих обойдется казне как минимум в 600 тыс. долларов. По мнению руководства, униформа призвана поднять престиж государственной службы, испытывающей катастрофическую нехватку кадров.


Молодежь не стремится работать в государственных учреждениях, где зарплата составляет в среднем от 50-ти до 70-ти долларов в месяц, предпочитая частный сектор и международные организации.


По данным Национального статистического комитета, общее число госчиновников в Кыргызстане составляет 10 тысяч человек, но у таких ведомств, как Минобороны, МВД, Министерство юстиции, таможенные, налоговые службы, и МЧС уже существует форма, и для них не будет изготавливаться другая.


Государственные чиновники и так не вызывают особой приязни у населения. Возмущенные непомерно раздутым чиновничьим аппаратом и его неэффективной работой, кыргызстанцы склонны во всех своих бедах винить бюрократов. А теперь, с введением формы, госчиновники станут выделяться из общей массы.


Как заметил депутат парламента Кабай Карабеков, «Народ не любит чиновников и обвиняет их во всех грехах. А специально их выделять, это – все равно, что сделать их прокаженными».


Один чиновник признался в приватной беседе IWPR, что будет носить с собой сменную одежду, чтобы после работы переодеваться. «А то люди побьют, потому что будут знать, что я работаю в правительстве», - пояснил он.


«У меня свой стиль одежды, и я не хочу быть похожим на других, - возмущается один государственный служащий. - У нас разные люди работают, в том числе и бездари, и я не хочу выглядеть, как они».


Само же правительство убеждено в своевременности и необходимости введения униформы.


«Молодежь не стремится идти в госучреждения из-за низкой оплаты и плохих условий труда. А теперь, с введением униформы, появится определенный статус и чувство ответственности», - считает эксперт юридического отдела аппарата премьер-министра Адилет Эркебаев.


Руководитель пресс-службы президента Уран Ботобеков полагает, что форма дисциплинирует чиновников, будет держать их в рамках. «Чиновник в форме уже не сможет шиковать в ресторане, ходить в сауну, казино».


В настоящее время правительство Кыргызстана разрабатывает специальные правила ношения форменной одежды и знаков различия и ищет подрядчика для их изготовления, а тем временем в обществе нарастает раздражение


«Я бы сказал, что это - попытка вернуться к какой-то военизированной системе по образцу советской», - считает член политсовета партии «Арнамыс» Эмиль Алиев.


НПО «Фонд развития демократии» обратилась к президенту с открытым заявлением, в котором указывается, что введение форменной одежды может быть истолковано, как «выбор “северокорейского” пути развития».


В сознании кыргызстанцев форменная одежда прочно ассоциируется с советской властью даже при том, что советским чиновникам носить униформу было не обязательно.


«Честно говоря, забавно наблюдать, как нынешние демократы через 12 лет возвращаются к прежним канонам, но совершенно в извращенных формах, - говорит лидер Коммунистической партии Кыргызстана Клара Ажыбекова. - В советское время нас никто не обеспечивал одеждой. Мы сами ее покупали, потому что у нас была хорошая зарплата».


Депутат Карабеков возмущен также тем, что, по его мнению, является милитаристской направленностью нового указа. «Знаки отличия - это еще куда ни шло, но форма!. Это же не армия! Мы строим гражданское общество, а не военную диктатуру», - говорит он.


Сотрудник аппарата парламента Жумабек Дылдаев считает, что правительству следовало бы сначала как следует одеть и обуть армию. «Иной раз на наших военнослужащих смотреть стыдно: они и на парадах ходят в старых камуфляжах».


«Я с трудом себе представляю, как все это будет, - говорит депутат Оксана Малеваная. - Одно дело - школьная форма, совсем другое - одежда для взрослых. Не думаю, что подобная уравниловка дисциплинирует ряды госслужащих. С трудом представляю себе госсекретаря, премьера, других министров в одинаковых костюмах». «У наших налогоплательщиков есть другие - более важные – статьи расходов», - добавила она.


Асель Сагынбаева – координатор проекта IWPR в Бишкеке


Марина Тирлеева – псевдоним журналиста из Бишкека