Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПРЕДВЫБОРНЫЕ РЕЧИ С ТАНКА

Судя по результатам парламентских выборов, прошедших в России в
By

своей победой блок обязан не столько политической платформе, сколько


российским танкам в Чечне.


Алексей Макашенко из Москвы и Алан Дэвис из Лондона


Блок “Единство” победил на парламентских выборах. Теперь, когда выполнены


все основные задачи, Кремль, без сомнения, доволен.


После взрывов в Москве и Волгодонске вся страна оказалась во власти


националистических настроений. Под их влиянием армия получила возможность


помочь премьер-министру Владимиру Путину одержать над чеченскими силами ряд


сокрушительных побед.


У Владимира Путина есть много причин чувствовать себя неуязвимым – новая


волна национализма, успех боевых действий в Чечне и поддержка со стороны


СМИ. Теперь премьер-министр России жаждет доказать, что он тот самый лидер,


в котором Россия так нуждается.


Но радость победы на парламентских выборах не должна ослепить Кремль. Ведь


перед Путиным стоит немало нерешенных проблем. Чеченскую войну он развязал,


но долгосрочные военные цели Путина не совсем ясны.


Решительное наступление на Грозный представляется неизбежным. Последним


сроком может стать 25 декабря или Новый год. Но, скорее всего, город устоит


перед натиском российских сил. К тому же в непокорной республике еще нужно


установить пророссийское правительство. Вряд ли можно надеяться на то, что


уставшее от войны население Чечни поддержит кремлевских ставленников вроде


бывшего мэра Грозного Бислана Гантамирова или яростного противника


исламских экстремистов Ахмеда Кадырова.


На вторжении в Чечню и “разборках” с боевиками удалось построить неплохую


краткосрочную предвыборную кампанию. Но этот этап уже пройден, и Кремлю


придется искать новую тактику. В свое время генералов Советской армии


критиковали за то, что они не пожелали учиться на примере Вьетнама, и не


обратили внимания на поражение Великобритании в Афганистане в прошлом веке.


Так что вторая попытка покорить повстанцев может обернуться тем же


провалом, что и первая.


Даже при условии взятия Грозного, это вряд ли приведет к быстрому окончанию


войны. Как и предсказывалось, Москва уже сейчас пытается обойти город,


“зачистить” равнины и начать осаду гор. А там засели от 15 до 25 тысяч


опытных чеченских бойцов, в планы которых поражение не входит.


Длительная военная кампания в неблагоприятных условиях местности неизбежно


приведет к большим потерям с российской стороны. Образ решительного


победителя, который был создан премьер­министру Путину, может оказаться


недолговечным.


Возможно, что, в конце концов война в Чечне превратится в негативный фактор


на выборах . Российское общество быстро устает от войн. Не стоит забывать и


о том, что как только начнут увеличиваться списки погибших, тут же


вмешается бдительный Комитет солдатских матерей.


Как ни странно, но это может стать единственным выходом. Если осада


Грозного и горных районов затянется на несколько месяцев, то, возможно,


сторонам просто придется сесть за стол переговоров.


Среди последних событий – частичный перенос военных действий в горы и


перестрелка в пограничном грузинском городке. Кстати, это позволяет


предположить, что конфликт понемногу распространяется на юг. И


предотвратить это будет очень нелегко.


Международное сообщество все еще надеется, что Москва начнет гуманно


обращаться с мирными жителями Чечни, хотя бы на тех территориях, которые


находятся под ее контролем.


Симптомы улучшения отсутствуют. Но, возможно, уже в январе или феврале


следует ожидать появления первых робких попыток мирного урегулирования. Это


при том, что любые перспективы переговоров ставят перед российским


руководством массу вопросов. В первую очередь, кому из чеченских


представителей можно доверять?


Единственным реальным претендентом на доверие остается президент Аслан


Масхадов. Шамиль Басаев и ветеран афганской войны Хаттаб в плане


политических соглашений абсолютно непредсказуемы. А недавнее освобождение


Гантамирова из московской тюрьмы Лефортово ставит надежность последнего под


большой вопрос.


Тем более неясно, как отреагируют на любое предположение о мирных


переговорах российские генералы, окрыленные недавними успехами на поле боя.


Скорей всего, они будут настаивать на продолжении жесткого курса и на


буквальном исполнении знаменитого путинского обещания "мочить боевиков


везде, даже в сортире".


Даже если Путин решит, что мирное решение является наилучшим, остается еще


одна проблема. Как его предлагать – с позиции силы или не предлагать


вообще? И если предлагать, то кому?


У Путина теперь забот по горло. Тут и война, и предстоящая серьезная


предвыборная гонка. Еще совсем немного, и мы увидим, как крепка хваленая


неуязвимость кандидата в президенты.


Алексей Малашенко – аналитик Института Карнеги в Москве


Алан Дэвис – директор программ ИОВМ