Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Потерянное Поколение Таджикистана

Отсутствие образования и перспектив трудоустройства приводит к люмпенизации таджикской молодежи.
By Saida Nazarova

Закир Халилов, недавно вернувшийся из Воронежской области России, где он работал на строительстве частных домов, рассказывает: «У нас забрали документы, контракта не заключали, поселили в сарае. Мы выполняли самые трудные работы - возведение фундамента, бетонирование. Кормили кое-как, хлеб, чай, похлебка».


А ведь 25-летний З. Халилов – учитель, выпускник университета. Он - один из тысяч молодых таджиков, пытающихся заработать на кусок хлеба на чужбине, ибо в Таджикистане спрос на квалифицированные кадры практически отсутствует.


«Через три месяца, когда мы возвели несколько частных домов, хозяин отдал нам документы и деньги, которых хватило только на обратную дорогу домой, сказав, что остальное вычел за питание, проживание и регистрацию. Мы приехали домой с 10 долларами в кармане – вот плата за изнурительный 3-х месячный труд".


На Черкизовском рынке Москвы таджиков более 5 тысяч. Это почти сплошь молодые люди до 30 лет. Среди них - квалифицированные инженеры, учителя, экономисты, агрономы. Многие из них не имеют постоянной работы. Живут в землянках, вагончиках среди товара, или в подъездах соседних домов, как бомжи.


Трудовой мигрант, бывший инженер, сказал IWPR: "Никому мы не нужны. Мы, молодые люди, классные специалисты, брошены на произвол судьбы. Государству и президенту нет до нас дела».


В настоящее время в России проживает около 1 млн. таджиков, 80% из которых – молодежь от 18 до 29 лет. Многие уезжают из Таджикистана в Беларусь, на Украину, в соседние Казахстан, Кыргызстан и Туркменистан. Ничего другого им не остается.


По мусульманским обычаям сын должен жить в родительском доме, поэтому на его иждивении находятся не только его жена, дети, и родители, но и младшие братья и сестры. Число таких семей колеблется от 8 до 15 человек, и прокормить всю эту ораву в нынешних условиях практически невозможно. Потому и вынуждены молодые люди ехать, чаще всего полулегально, в чужие края за куском хлеба, фактически отдавая себя в рабство.


Более 60 процентов таджикских безработных – это молодежь от 16 до 29 лет. Выступая на одном из своих совещаний в 1998 году, Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов провозгласил лозунг: "Молодежь – будущее нации!". Комитет по делам молодежи при таджикском правительстве регулярно рапортует о достижениях в молодежной политике, но на самом деле все обстоит достаточно сложно.


Если в советские времена, как и в других республиках СССР, таджикская молодежь имела гарантированное среднее образование, имела право на получение бесплатного высшего образования, и, наконец, право на работу, то сейчас в стране среднее образование имеют менее 40% молодых людей от 16 до 29 лет.


Родители, особенно в сельской местности, не видят смысла давать детям образование в объеме, превышающем элементарные навыки чтения, письма и счета. Многие не доучиваются даже до 9-го класса. В особенности это касается девушек, живущих в отдаленных регионах.


Уже третий год действует так называемая «президентская квота», согласно которой 25% мест в вузах забронировано для девушек из сельской местности, однако по официальным данным министерства образования, эта квота используется лишь на 5-10%.


Дело в том, что в сельской местности сильны исламские и патриархальные традиции, по которым удел девушки – замужество, и образование при этом необязательно. Брачный возраст невест снизился до 20 лет (в 1989 году он составлял 23 года). Нередки случаи, когда девочек выдают замуж в возрасте 14 лет, и к моменту регистрации брака многие из них уже имеют 1-2 детей.


Многие выпускники общеобразовательных школ не желают продолжать образование в вузах из-за невысокого уровня получаемых знаний, из-за высокой стоимости обучения, а также из-за неуверенности в том, что после окончания они смогут найти хорошо оплачиваемую работу по специальности.


Ни для кого не секрет, что на высокооплачиваемую работу, например, в банковском секторе, в силовых структурах, или в международных организациях можно устроиться только по протекции. Зарплата в 300 долларов в месяц считается в Таджикистане пределом мечтаний.


Зарплата среднего учителя, врача или инженера составляет 5 долларов в месяц. Среди таджикской молодежи особенно ярко выражено разделение на бедных и богатых; средняя прослойка практически отсутствует. Многие парни и девушки сидят на шее своих малообеспеченных родителей.


В этой среде процветают полулегальные способы извлечения дохода. В то время, как одна часть молодежи пополняет ряды «трудовых мигрантов» и пытается выжить честным трудом, другая нередко становится на путь преступления.


Многие молодые безработные занимаются нелегальными валютными операциями, хищением и сбытом краденых автомобилей, и другим незаконным бизнесом. Как сообщили IWPR в министерстве внутренних дел Таджикистана, более 40 процентов преступлений, зарегистрированных в первом квартале 2001 года, приходится на долю молодых людей возрасте от 18 до 29 лет, что на 15.5% больше аналогичного периода прошлого года. Особенно возросло количество совершаемых молодыми людьми краж, мошенничеств, разбойных нападений, изготовления, потребления, сбыта и хранения наркотиков.


Задержанная в душанбинском аэропорту 25-летняя наркокурьерша, пытавшаяся вывезти в Москву в желудке 200 грамм героина, сказала, что не считает это преступлением. "Я по образованию экономист. Муж уехал в Россию и исчез. У нас двое детей. Я зарабатываю 16 сомони (7 долларов). Нужно же как-то жить". Это, по ее словам, была ее третья, и теперь уже последняя ходка. По таджикским законам ей грозит от 8 до 10 лет лишения свободы.


Таджикская молодежь занимается не только транзитом и торговлей наркотиками. Неуклонно растет число молодых людей, их употребляющих. По данным министерства здравоохранения страны, в 2000 году было официально зарегистрировано более 5000 наркоманов, но по неофициальным данным эта цифра в два раза выше. Как показал опрос, сейчас более 70% наркоманов употребляют так называемые «тяжелые» наркотики, например, героин.


Нынешнюю таджикскую молодежь можно с уверенностью назвать «потерянным» поколением. Большая часть из них – безработные или малооплачиваемые. Лишь небольшая часть молодежи - дети высокопоставленных руководителей и чиновников – «пристроена» в этой жизни. Практически все они учатся в престижных вузах Великобритании, США, Швейцарии, Турции, России, и предпочитают затем ассимилироваться в этих странах. Те же, кто возвращается, получают "теплое" место с хорошей оплатой.


Отсутствие перспектив толкает подавляющее большинство таджикской молодежи на путь криминала, либо заставляет молодых людей выполнять роль дешевой рабочей силы за рубежом. Люди с образованием, квалификацией и опытом не могут найти себе применения, а те, у кого этого нет, даже и не помышляют об учебе. Что будет со страной через 15-20 лет, когда уйдет нынешнее образованное поколение управленцев, взращенных еще советской системой?


Саида Назарова, псевдоним журналистки из Таджикистана.


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >