Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОЛИТИКА СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ХИЗБ-УТ-ТАХРИР

Жесткая политика правительств стран Центральной Азии не оказала существенного влияния на распространение идей запрещенной исламской партии.
By IWPR Central Asia
-ут-Тахрир не выдерживает конкуренции с изощренной тактикой членов исламской группы, которую она используют для расширения рядов своих сторонников.



Лидеров стран Центральной Азии можно понять, почему они рассматривают группу, стремящуюся к свержению светских правительств и установлению исламского государства, как опасность для региона. Однако их реакция, а именно политика жестокого давления на тех, кто подозревается в членстве Хизб-ут-Тахрир, намного превосходит опасность, которую они представляют.



Среди государств региона, Кыргызстан является страной, где деятельность хизб-ут-тахрировцев особенно актива. Именно здесь находится вторая по численности после Узбекистана группа приверженцев этой партии. Сравнительные данные по Кыргызстану показывают, что 10 000 человек перешли в христианскую веру, став протестантами, в то время как только 3 000 стали членами Хизб-ут-Тахрир.



Определить точное число членов партии, проживающих в странах Центральной Азии, довольно трудно. Многие оперируют приблизительными данными, ссылаясь на то, что их численность колеблется между 15 000 и 20 000, причем активисты Хизб-ут-Тахрир цитируют более высокую цифру, в то время как правозащитниками и наблюдатели склонны к более скромным подсчетам.



Правительства Центральной Азии ставят Хизб-ут-Тахрир на один и тот же уровень наряду с аль-Каеда и Исламским Движением Узбекистана, и считают ее террористической организацией, деятельность которой должна быть строго запрещена. В результате тысячи подозреваемых в членстве в партии были отправлены за решетку. Обвиненные в попытке свержения правительств и арестованные за хранение листовок, брошюр и видеокассет они были осуждены на длительные сроки тюремного заключения, которые в Узбекистане и Таджикистане доходили до 15-ти лет лишения свободы. Официальный Ташкент также обвинил Хизб-ут-Тахрир в причастности к взрывам в 2004 году, во время которых погибли 47 человек.



Казахстан и Кыргызстан, где вначале политика преследования не была такой жесткой, в последние годы заметны признаки ее ужесточения по примеру Узбекистана.



Хизб-ут-Тахрир, партия, возникшая на Ближнем Востоке в пятидесятые годы, ставит своей целью создание халифата – идеального исламского государства.



Распространение идей этого движения в Центральной Азии приходится на начало девяностых годов, когда произошел распад Советского Союза. Группа обросла приверженцами вначале в Узбекистане, где у него наибольшее количество последователей, а затем получила дальнейшее распространение на территорию соседних Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана.



Активисты Хизб-ут-Тахрир пропагандируют простые и привлекательные идеи, суть которых заключается в том, что для того, чтобы покончить с бедностью и неравноправием, нужно свергнуть коррумпированные правительства и заменить их государством, где главенствуют законы шариата.



Большинство жителей Центральной Азии не являются сторонниками установления исламского государства. Хотя большинство населения региона традиционно считают себя мусульманами, они все же предпочитают светское государственное устройство. Опыт Афганистана, который пережил создание исламской республики во время правления талибов (1996-2001), служит хорошим примером того, что может случиться, когда члены одной радикальной группировки навязывают свое видение идеального общества другим.



Но, в то же время, критические взгляды Хизб-ут-Тахрир в отношении коррупции, неравноправия и притеснения находят благодатную почву среди населения, и в особенности среди ее незащищенных слоев. Призыв к социальной справедливости может найти отклик среди сотен тысяч людей в Таджикистане и Узбекистане, вынужденных покинуть родные места и стать трудовыми мигрантами, а также обедневшего населения провинциальных городов и сел Казахстана и Кыргызстана.



Неспособность властей положить конец деятельности Хизб-ут-Тахрир связана с несколькими причинами. Как объясняет Евгений Жовтис, директор Казахстанского Бюро по Правам Человека и Соблюдению Законности, основная причина кроется в отсутствии политической воли признать причинно-следственную взаимосвязь между крахом социальной политики правительств, коррупцией, религиозной репрессией и привлекательностью идей Хизб-ут-Тахрир.



Более того, нет реального понимания того, что представляет собой Хизб-ут-Тахрир и открытой дискуссии о том, как им удается завоевать умы и сердца людей.



«Не хватает специалистов, которые понимали бы сущность Хизб-ут-Тахрир и дали рекомендации о наиболее эффективных методах борьбы с их идеями,» - заключил Жовтис.



Авторитарные режимы Центральной Азии тем самым используют единственный метод борьбы с инакомыслием, которым они владеют – запрет организации и жесткую расправу с ее членами.



Некоторые наблюдатели отмечают и тот факт, что власти используют Хизб-ут-Тахрир как удобное оправдание своей политики давления на оппонентов. Таким образом, они держат под контролем появление политического Ислама в своих странах.



Распространение деятельности Хизб-ут-Тахрир из Узбекистана в соседние страны в конце девяностых является прямым следствием жесткой политики узбекских властей. Идеи Хизб-ут-Тахрир распространились за пределы Узбекистана ее активистами, которые были вынуждены покинуть родные места и искать убежища среди узбекских общин в соседних странах.



Но похоже на то, что жесткая политика не особенно повлияла на деятельность партии, которая находит способы выживания в условиях гонения и арестов.



Даже в узбекских тюрьмах тысячи членов Хизб-ут-Тахрир стараются держаться вместе. Эта солидарность помогает им выживать в жестких тюремных условиях. Очевидцем этого феномена стал узбекский журналист и гражданский активист Руслан Шарипов, который в 2003 году провел в тюрьме десять месяцев, осужденный за свою деятельность по защите прав человека.



В Казахстане, заключенные активисты Хизб-ут-Тахрир продолжают свою миссионерскую деятельность и внутри тюремной системы, вербуя в свои ряды других заключенных. По словам, Жовтиса, известный журналист Сергей Дуванов, отправленный за решетку в 2003 году за свои политические материалы, стал свидетелем, того, как у активиста Хизб-ут-Тахрир за 20 дней появились сторонники.



Члены партии утверждают, что их целью является достижение политических перемен мирным путем. Однако, по некоторым сведениям в течение последних двух лет, среди них появились сторонники более радикальных действий в ответ на усиливающееся давление со стороны правительств региона.



Хизб-ут-Тахрир постоянно ищет пути собственного продвижения посредством попыток участия в политике и расширения своего влияния в обществе.



В июле прошлого года, члены Хизб-ут-Тахрир на юге Кыргызстана организовали кампанию в поддержку своего кандидата на пост президента страны. “Они публично поддержали кандидата, который обещал представлять интересы своих избирателей, исходя из канонов ислама», сказал Алишер Саипов, журналист работающей на юге Кыргызстана и обширно освещающий данную тему. Это был первый случай, когда партия получила возможность политического участия, что лежит в центре её идеологии и подхода.



Это связано и с широко комментируемой стратегией Хизб-ут-Тахрир, которая состоит из следующих этапов: привлечение новых членов, создание сети приверженцев среди широкого слоя населения, проникновение в правительство для получения поддержки власть имущих, и подготовка почвы для создания Исламского государства. Конечно, на основе одного примера из Кыргызстана нельзя утверждать, что налицо все признаки того, что деятельность партии переходит на другой этап. Но анализ деятельности Хизб-ут-Тахрир с конца девяностых годов, когда первые судебные процессы привлекли внимание общественности к этой группе, показывает, что у лидеров партии есть абсолютно четкое представление того, что они хотят, и они не упустят любой возможности продвинуться к своей цели.



На ранних этапах развития Хизб-ут-Тахрир, обмен пропагандистской литературой происходил, в основном, только между членами группы. Следующим шагом стали публичные обращения активистов с целью распространения информации. В Казахстане первое массовое распространение листовок произошло в 2000 году во время празднования юбилея древнего города Туркестан. Вслед за этим, активисты стали помещать листовки в почтовые ящики людей.



Члены партии также проводили работы по установлению контактов с местными СМИ, давая интервью и предоставляя им информацию о своей деятельности. Моя личная встреча два года назад с Вадимом Берестовым – представителем Хизб-ут-Тахрир по работе со СМИ в Шымкенте, стала ярким тому примером. Несмотря на то, что я отношусь к пропаганде группы с долей скептицизма, я была приятно поражена дружелюбностью и красноречием Берестова.



В прошлом году одному из представителей Хизб-ут-Тахрир в Оше, на юге Кыргызстана, удалось зарегистрировать телерадиовещательную компанию под названием Онг (Сознание). Однако, спустя три дня компания прекратила вещание, после того как их партнер, местный канал Керемет, разорвал с ними договор о сотрудничестве. Как заявил представитель Хизб-ут-Тахрир, действия Керемет были вызваны давлением со стороны властей.



Другой аспект деятельности Хизб-ут-Тахрир, помогающий им обретать все больше и больше симпатии это их благотворительная работа, направленная на поддержание социально уязвимых групп. Такая система изначально использовалась для оказания помощи семьям заключенных активистов партии, но вскоре вышла за пределы партии и охватила более широкие слои населения. Члены партии предоставляют помощь бедным семьям в разрешении их проблем с властями, связанных с оплатой счетов за коммунальные услуги, помогают молодым семьям и организуют бесплатную раздачу еды в религиозные праздники.



Похоже, что такая деятельность теперь стала одним из направлений в деятельности партии. По словам одного местного журналиста, такая практика очень напоминает действия протестантских групп во время привлечения новых последователей в странах Центральной Азии, посредством раздачи еды, одежды и иногда даже денег.



Все вышеперечисленное создает образ Хизб-ут-Тахрир как партии, которая на самом деле заботится о простых людях, в отличие от государства, которое, как бы забыло о их нуждах.



Если учесть, что в Центральной Азии разница между имущими и неимущими только усиливается, у таких групп как Хизб-ут-Тахрир не будет недостатка в потенциальных сторонниках.



Сауле Мухаметрахимова, руководитель проекта IWPR по Центральной Азии.