Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ СУДЫ В ТАШКЕНТЕ

Правозащитники считают, что серия "показательных" судов в Ташкенте направлена на раздувание угрозы исламского экстремизма в стране.
By Said Khojaev

В столице Узбекистана Ташкенте в конце мая одновременно началось несколько судебных процессов над группами жителей горных кишлаков. Их обвиняют в пособничестве исламским боевикам.


Правозащитники говорят, что "противозаконные действия" многих из 70 подсудимых заключались в том, что они продавали хлеб людям, которые в их глазах выглядели просто пришельцами.


Судебные заседания, проводятся в атмосфере строгой секретности. Здание суда окружено кордонами. По мнению правозащитников, эта делается с целью убедить население в том, что идет суд над опасными преступниками.


Это не похоже на классические показательные суды советского периода, когда за "справедливым" судом предлагалось наблюдать всей общественности. Эти судебные процессы закрыты для прессы, представителей правозащитных организаций и международных наблюдателей.


Обвиняемые были арестованы в декабре прошлого года после завершения военных действий по уничтожению проникших в Узбекистан групп боевиков из Исламского движения Узбекистана. Эта военная операция продолжалась в течение лета-осени 2000 года в Сариасийском и Узунском районах Сурхандарьинской области.


После боевых действий узбекские войска сожгли три кишлака, расположенных высоко в горах, а жители были переселены на равнинные территории Сурхандарьи, в Шерабадский район.


По данным Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ) вскоре милиция начала производить аресты переселенных жителей, которых подозревали в сотрудничестве с боевиками.


Мужчин забирали по ночам и увозили в Ташкент. После шести месяцев постоянных допросов, подозреваемые предстали пред судом по обвинению в сотрудничестве с боевиками и недонесении. Сначала Генеральная прокуратура Узбекистана опровергла информацию об аресте кого-либо из переселенных жителей горных кишлаков, утверждая, что их привлекают только в качестве свидетелей. Поэтому начало сразу нескольких судебных процессов над ними для многих было полной неожиданностью. Начало суда застало врасплох и родственников подсудимых, так как никто не уведомил их о начале судебного процесса. По словам родственников подсудимых, в течение долгого времени они не знали, где находятся их родные. Никаких сведений правоохранительные органы на этот счет не давали. Многие из них узнали о скором начале судебных процессов только приехав в следственный изолятор Ташкентской тюрьмы.


Здание, где проходит судебный процесс, оцеплено отрядами милиции в радиусе 200 метров, для охраны порядка привлечены даже силы ОМОНа и сотрудники СНБ (бывший КГБ) в штатском. По мнению председателя Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) Михаила Ардзинова, подобная охрана здания суда производится намеренно для создания ажиотажа и видимости того, что идет суд над страшными государственными преступниками. Родственники, которым удалось побывать в зале суда, говорят о том, что полугодовое пребывание в заключении привело к резкому ухудшению здоровья подсудимых.


Родители Худайназара Алимахмадова на суде не узнали своего сына. Они поняли, что это он только, когда во время суда он стал начал подавать им знаки. По их словам, Худайназар выглядел избитым и изможденным. Правозащитница из Сурхандарьинской области Халима Шоимова считает, что выдвинутые против подсудимых обвинения являются необоснованными, так как даже если некоторые из жителей пошли на контакт с боевиками, в их действиях не было злого умысла. Шоимова указывает на то, что люди, жившие без света и газа, необразованные, плохо информированные, просто не могли ничего знать о существовании ИДУ, о причастности пришельцев к этой организации и не видели в них опасных людей. "Это простые люди, которые живут высоко в горах по законам природы, - говорит она. - Если к ним пришли какие то люди, начали покупать у них продукты за хорошие деньги, почему бы им не торговать с ними. Когда они продавали им хлеб, они не думали о том, что идут против государственного строя".


Но вряд ли обвиняющая сторона примет во внимание эти обстоятельства. Практика подобных процессов в Узбекистане демонстрирует, что показания самих подсудимых, а также свидетелей, дающих показания в их пользу, редко берутся в расчет при вынесении приговора, а на заявления подсудимых о применение к ним пыток во время следствия суд вообще закрывают глаза. "Узбекская система уголовного судопроизводства страдает отсутствием гарантий от милицейского произвола, поскольку предоставляет тем, кто выступает в роли обвинителя, значительные полномочия в том, что касается предварительного заключения, доступа к адвокату и судмедэкспертизе", - говорится в докладе правозащитной организации Human Rights Watch.


В январе 2001 года Талиб Якубов председатель ОПЧУ, распространяя информацию об аресте жителей из горных кишлаков Сурхандарьи писал, что по его мнению: "власти Узбекистана готовят еще один грандиозный судебный спектакль с единственной целью убедить мировое сообщество, что Центральной Азии и Узбекистану в частности, угрожает исламский экстремизм и международный терроризм".


"Хотя совершенно очевидно, что террор, развязанный самими властями против мирного населения 3 кишлаков из Сурхандарьи, по своим масштабам намного превышает угрозу от предполагаемого террора извне", - заявил Талиб Якубов.


Саид Ходжаев - псевдоним журналиста из Ташкента.