Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОДЛОЖНЫЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ИНВАЛИДЫ

Прибыльный бизнес подложной инвалидностью на подъеме
By Mikhail Savva

Красочное объявление на пыльной дороге в лагере беженцев в Барде, расположенной в центральном Азербайджане, привлекает клиентов в мастерскую по ремонту обуви 21-летнего Асифа Ибрагимова. Прикованный к креслу-коляске Асиф умело чинит обувь и точит ножи.


Асиф – с детства инвалид, но ему приходится трудиться, чтобы заработать на жизнь. В том же лагере живут, однако, вполне здоровые молодые люди, которые не работают, но на основании поддельных документов получают пособия по инвалидности.


Когда дело касается пособий по инвалидности, подобные аномалии в Азербайджане не редкость.


Хотя война за Нагорный Карабах прекратилась после подписания соглашения о прекращении огня десятилетие назад, количество инвалидов в Азербайджане с тех пор удвоилось. По оценке Центра осознания и обучения инвалидов LOTOS, из около 8 миллионов жителей Азербайджана нетрудоспособных 320 тысяч.


Согласно отчету, опубликованному в прошлом году организацией «Аран» с помощью британской благотворительной организации Oxfam, 61% зарегистрированных за прошлое десятилетие нетрудоспособными людей фактически таковыми не являются.


Координатор по связи с прессой гуманитарной организации «Аран» Камиль Алиев заявил IWPR, что высокий уровень безработицы в регионах вынуждает людей обзаводиться фальшивыми справками о нетрудоспособности как альтернативным источником дохода. Эта практика особенно распространена среди внутренне перемещенных лиц, более 80% которых безработные.


Справки о нетрудоспособности выдаются Врачебно-трудовой экспертной комиссией (ВТЭК) Министерства социальной защиты и труда Азербайджана. Подозрение вызвало необычайно высокое количество нетрудоспособных (84% из общего числа), относящихся к так называемой «второй группе», состояние которых труднее диагностировать.


«У большинства псевдо-инвалидов диагноз по «внутренним заболеваниям». Они вам даже не смогут ответить, если вы спросите, какой у них диагноз. С другой стороны, ВТЭК намеренно устанавливает заболевание, которое со временем излечивается. Соответственно, коррумпированная комиссия в любом случае оказывается правой», говорит представитель по связи с прессой организации «Аран» Низами Гахраманов.


Размер пособия по инвалидности для «второй группы нетрудоспособных» (90 тысяч манатов, или 18 долларов в месяц) немногим меньше пособия, выплачиваемого более тяжелой первой группе (100 тысяч манатов, или 18 долларов).


Для получения этого драгоценного документа выплачиваются взятки до 2 миллионов манатов, или 400 долларов.


Сакит был ранен в войне в Нагорном Карабахе. Последние пять лет он живет на пособии по инвалидности размером в 100 тысяч манатов в месяц. Он говорит, что его жена тоже зарегистрирована как «инвалид второй группы».


Когда его спросили, какая у нее проблема со здоровьем, Сакит ответил: «Я не помню как это называется на медицинском языке. Какое-то внутренне заболевание». Он признался, что заплатил около 500 тысяч манатов за ее статус: «Если есть деньги, инвалидность получишь без проблем».


В исследовании, проведенном организацией «Аран», предполагается, что каждый месяц бюджет Азербайджана теряет до 3 миллионов долларов из-за аферы с инвалидностью.


«Система ВТЭК очень доходна для людей, управляющих ею. Поэтому она и закрыта для общественности. Это похоже на министерство в министерстве, подчиненное непосредственно первому заместителю министра труда и самому министру», заявил IWPR чиновник министерства, пожелавший остаться инкогнито.


Он также заявил, что особенно увеличилось количество фальшивых документов, выданных молодым людям, желающим уклониться от военной службы. Когда они взрослеют и эта угроза проходит, «они внезапно вновь становятся здоровыми», – сказал он.


«Система ВТЭК нуждается в радикальной реформе. Она так погрязла в коррупции, что только основательные реформы могут изменить ситуацию».


Самый плохой аспект создавшейся ситуации заключается, пожалуй, в том, что тысячи настоящих инвалидов не могут добиться подтверждения своей нетрудоспособности.


Зулейха, 27-летняя беженка из Агдамского района, родилась физически неполноценной, но документы, подтверждающие ее состояние, были утеряны в больнице.


«Мой физический недостаток очевиден – одна нога у меня короче. Я навсегда калека, так как врачи не могут меня вылечить», – говорит она, вытирая слезы.


«Я не могу получить причитающееся мне пособие, в то время как здоровые ребята получают его без всяких проблем. У меня просили взятку в 2 миллиона манатов, чтобы получить справку. Откуда мне взять столько денег?»


Привлекательность справки об инвалидности становится очевидной при ее сравнении с доходами, которые беженцы могут получить от физического труда. Многие откладывают деньги, чтобы быть в состоянии выплатить взятку.


«С раннего утра до поздней ночи я занята выращиванием лука и других овощей под палящим солнцем, а зарабатываю 5-10 тысяч манатов в день. Может быть, было бы лучше занять деньги и купить себе справку об инвалидности. Тогда мы смогли бы постоянно получать пособия каждый месяц», – говорит 60-летняя Сакина.


Руководитель ВТЭК Тельман Казимов категорически отказался дать полноценное интервью IWPR. По телефону же он только сказал, что «поддельных инвалидов в Азербайджане нет». Он также добавил: «Положение с инвалидами в Азербайджане нормальное и правительство внимательно следит за ней. Что касается утверждений, что мы якобы выдаем поддельные справки, то это – ложь».


Казимов отказался назвать количество зарегистрированных инвалидов, заявив, что «это – государственная тайна».


У настоящего инвалида Асифа Ибрагимова есть основания быть благодарным судьбе, что его насильно научили выживать. Указав на лук и картошку на полу, мать Асифа Ильдуза Ибрагимова сказала, что некоторые клиенты не имеют наличных, чтобы оплатить его труд, поэтому платят натурой из того, что имеют. Вдобавок к пособию в 20 долларов, Асиф зарабатывает около 15 долларов в своей маленькой мастерской.


«Да поможет Бог всем, кто вывел моего сына из собственной тюрьмы. Его доходы небольшие, но хорошо, что он хоть что-то делает», говорит его мать.


Гульназ Гулиева, газета «Каспийские деловые новости», Баку и Руфат Аббасов, агентство новостей Рейтер