Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПЛАТА ЗА ТЕПЛО - ЖИЗНЬ

В Таджикистане практика использования газа для обогрева жилищ становится причиной гибели людей.
By IWPR Central Asia

30 января вечером 22-летний Саидхон Каримов включил газовую плиту, чтобы согреться, и забыл о ней.


Через несколько часов подачу газа прекратили, и всю ночь конфорка оставалась включенной. Утром, когда Саидхон включил свет, контактная искра выключателя вызвала взрыв, в результате которого он получил ожоги почти всего тела.


8 февраля Каримов скончался в Республиканском ожоговом центре (РОЦ). Он приехал с юга Таджикистана учиться в вузе и снимал квартиру на западной окраине Душанбе. С начала года это – уже третья смерть от газа в столице.


По данным РОЦ, только за полтора первых месяца 2005 года в центр поступило 27 человек. Трое из них в результате полученных травм и обширных ожогов скончались. В августе-декабре 2004 г. поступило 84 человека, из них 10 скончались.


29 декабря 2004 г. молодая чета Азизовых - Ислом и Ситора - отмечала годовщину рождения своего первенца, но устроить праздник не удалось: внезапно во всем микрорайоне отключилось электричество. Чтобы согреть квартиру, Ситора включила газ. Через некоторое время газ тоже незаметно отключили. Супруги решили пойти ночевать к родителям, совсем забыв, что нужно выключить газовые конфорки.


Утром, когда они вошли в квартиру, мощный взрыв газа выбил окна и двери, разнес балкон, на котором была расположена газовая плита. Раскаленная взрывная волна выбросила Ислома с 4-го этажа, и уже на земле сверху на него обрушилась бетонная плита.


Ситору с ожогами 15% поверхности кожи увезли в РОЦ, а Ислома – в Республиканскую клиническую больницу № 3. Через неделю - точно в день его 29-летия - Ислома похоронили.


В последние годы в Таджикистане газ почти не имеет специально придававшегося ему ранее специфического запаха, который вовремя помогал заметить утечку и принять меры предосторожности.


Более десятилетия Душанбе и другие крупные города и районы Таджикистана лишены центрального отопления. Жители вынуждены обогревать жилье газом и электроэнергией. Энергосистемы, не рассчитанные на такие нагрузки, часто выходят из строя, и при минусовой температуре в зимний период газ остается единственным источником тепла.


Уже на протяжении нескольких лет по распоряжению городских властей действуют меры жесткой экономии газа. В теплое время года, с мая по ноябрь, подача газа в жилые дома прекращается. В осенне-зимний период график подачи газа таков: утром с 5 до 8 и вечером с 16 до 20 часов. Таким образом, дважды в сутки газ отключают и вновь подают. При такой системе газоснабжения невнимание к потухшей и оставшейся открытой в период отключения газа газовой горелке оборачивается человеческими жертвами и крупными материальными потерями.


Ограничения на подачу голубого топлива объясняются огромной задолженностью населения перед газовиками. В настоящее время она составляет более 122 млн сомони ($47,8 млн).


Фиксированная плата за газ, рассчитываемая по числу прописанных в квартире, привела к тому, что в Душанбе, где фактически проживает не менее миллиона жителей, официально, по данным «Таджикгаза», прописано всего 220 тыс. человек, т.е., примерно пятая часть от фактически проживающих. Соответственно, за потребленный газ поступает заниженная оплата.


В результате работники ГУП «Таджикгаз» не могут затем расплатиться с поставщиками - 90% голубого топлива Таджикистан импортирует из Узбекистана.


Работу газового хозяйства осложняет беспрецедентная ситуация, когда подавляющую часть городского населения столицы, выехавшую в годы гражданской войны, заменили сельские жители, не имеющие городской культуры проживания и навыков обращения с коммунальной инфраструктурой.


«Сельчане не привыкли платить за воду и газ, пользуясь в кишлаках водой из арыков и топливом, собранным с полей или в горах. В городе они экономят спички, оставляя зажженными горелки», - говорит сотрудник «Таджикгаза».


Ко всему прочему, государство отказывается за свой счет восстанавливать жилье, поврежденное взрывами газа.


Камалгуль Юсупова - вдова с четырьмя детьми, квартира которой сильно пострадала от взрыва газа в доме, не в состоянии привести свою квартиру в порядок. «Моя пенсия и пособие на детей вместе составляют 24 сомони ($8), которых не хватает даже на еду. Нам вообще отключили газ за долги еще три года назад, а пришлось пострадать из-за его взрыва в соседней квартире», - говорит она.


Руководство ГУП «Таджикгаз» обещает, что круглосуточная подача газа будет восстановлена, когда у всех потребителей будут установлены счетчики, чтобы платить по фактическому потреблению. Но стоимость самого счетчика почти равна прожиточному минимуму – около 80 сомони ($27), поэтому не все смогут их установить. И все же эти планы намечено реализовать к 2008 году.


Начальник отдела безопасности «Таджикгаза» Раджаб Чоршанбиев рассказал IWPR, что ежегодно с началом холодов «Таджикгаз» проводит разъяснительную работу по радио, телевидению и в газетах, раздает населению листовки с правилами пользования газом и мерами предосторожности. Но все это остается не услышанным населением, и число жертв увеличивается.


Заведующий РОЦ - хирург с 12-летним стажем Алишер Умаров - рассказал IWPR, что лечение пациента с глубокими ожогами – длительный и дорогостоящий процесс, занимающий 2-3 месяца и обходящийся государству более чем в 180 долларов США.


«Нам почти ежедневно приходится выполнять сложнейшие операции, но мастерства опытных хирургов и комплекса медикаментозного лечения оказывается недостаточно, чтобы спасти пациентов, у которых ожогами поражено более 60% кожи», - рассказывает он.


55-летний житель Душанбе Муродали Шарипов недоумевает по поводу ограничений на подачу газа:


«Непонятна позиция властей: видя, к чему приводит их экономия, они не отказываются от этой практики. Неужели разрушенные квартиры, человеческие жизни и утраченное здоровье наших сограждан стоят дешевле, чем газ?».


Валентина Касымбекова - корреспондент IWPR в Душанбе