Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПЕРВЫЕ «НАСТОЯЩИЕ» ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ КАРАБАХА

Непризнанная республика проводит выборы вопреки критике международного сообщества.
By Karine Ohanian
У Нагорного Карабаха новый лидер. Бывший военный командир Бако Саакян стал президентом по итогам состоявшихся 19 июля выборов, которые внешний мир провозгласил незаконными, а сами карабахские армяне считают первыми основанными на реальной конкуренции выборами в республике.

Официальный кандидат, фаворит как про-правительственных, так и оппозиционных партий, Саакян набрал 85 процентов голосов.

До этой победы 46-летний Бако Саакян был мало известен широкой публике в Нагорном Карабахе, чью провозглашенную в одностороннем порядке независимость отказывается признать международное сообщество.

Во время армяно-азербайджанского вооруженного противостояния из-за Карабаха в 1991-1994 годах он руководил штабом тыла карабахской армии обороны, затем был министром внутренних дел, а в последние годы возглавлял службу национальной безопасности Карабаха.

Сторонники Саакяна отмечают, что, несмотря на такую карьеру «силовика», он - человек весьма демократичный. По их словам, ему неоднократно приходилось брать на себя роль посредника между оппозицией и властями. Избирательная кампания Саакаяна строилась на позиционировании его как простого честного человека, который не оставит без внимания жалобы простых граждан.

На выборах у Саакаяна было четверо оппонентов, только один из которых – заместитель министра иностранных дел Масис Маилян – провел убедительную избирательную кампанию и в конечном итоге смог получить 12 процентов голосов.

Представляя в силу своего служебного положения исполнительную власть, Маилян, тем не менее, выступал на этих выборах в роли оппозиционного кандидата, к которому благоволила недовольная правящей элитой часть электората, - и это при том, что обе представленные в парламенте республики оппозиционные партии поддерживали Саакяна. Главную опору Маиляна составляла профессиональная интеллигенция карабахской столицы Степанакерта.

По утверждению сторонников Маиляна, успех Саакяна во многом обусловлен протекцией уходящего президента Аркадия Гукасяна, который открыто выступал в его поддержку на местном телевидении, во время публичных встреч и интервью.

«Какой пост бы он ни занимал, он был моим самым лучшим и надежным коллегой», - сказал Гукасян в беседе с IWPR.

В свою очередь сторонники нового президента заявляют, что, помимо власти, Саакяна, задавшегося целью положить конец коррупции, поддерживают самые разные круги общества.

«Просто надо ему дать время, – сказал IWPR молодой человек по имени Александр. - Поговорим через год, вот тогда увидите!».

«Карабахцы считают, что Карабаху нужна сильная рука, каковой и способен стать Саакян», - сказал политолог Давид Бабаян, объясняя причины столь решительной победы Саакяна в выборах.

Избирательные платформы двух основных кандидатов почти не отличались друг от друга. Оба они придерживаются мнения о том, что Карабах должен быть признан в качестве независимого государства и представлен за столом переговоров с Баку.

В ходе своей предвыборной кампании Саакян акцентировался на социальных вопросах, в том числе обещая помощь молодоженам и многодетным семьям. «Я выступал под лозунгом «Вместе во имя Карабаха» и намерен придерживаться этого принципа и в дальнейшем», - заявил он.

Между тем министерство иностранных дел Азербайджана опубликовало заявление в связи с прошедшими в Нагорном Карабахе выборами, назвав их «противоречащими конституции Азербайджана, нормам и принципам международного права и не имеющими юридической силы».

Здесь же говорится, что выборы можно считать действительными только в том случае, если «в них примет участие изгнанное из [Нагорного Карабаха] азербайджанское население».

Азербайджанские власти выразили протест в связи с участием одного из депутатов Госдумы России в качестве международного наблюдателя на выборах в Нагорном Карабахе. Далее они предупредили освещавший выборы российский телеканал «РТР», что продолжение его вещания на территории Азербайджана будет возможным только при «взаимном уважении каналами территориальной целостности Азербайджана и России»,

Карабахские армяне в свою очередь опровергают утверждения о недемократичности выборов.

«Мы выполнили одну из поставленных перед нами задач – обеспечить реально альтернативные выборы как способ обеспечения демократического имиджа Нагорно-Карабахской республики», - заявил проигравший кандидат Маилян.

Справедливыми назвали выборы и многие из более чем ста присутствовавших неофициальных международных наблюдателей. «Люди знают, за кого и почему голосуют, - сказал известный итальянский журналист, ныне являющийся депутатом Европарламента Джульетто Кьеза. - Здесь не хуже, чем в Италии».

Но жалобы все же были. Так, представители предвыборного штаба Маиляна утверждали, что их кандидат с самого начала избирательного процесса был поставлен в ущербное положение по сравнению с Саакяном, пользующимся поддержкой властей и СМИ. В ходе предвыборной кампании они четыре раза обращались в центральную избирательную комиссию с жалобами на нарушения, и более двадцати раз – в самый день выборов

Однако сам Маилян позднее признал, что нарушения не были «решающими», и его поражение обусловили иные факторы.

«Мы понимаем, что существующая атмосфера оказала существенное воздействие на настроения людей, но в то же время не можем не признать, что это был осознанный выбор. Люди могли поступить иначе, но не сделали этого. Это их право. Мы уважаем это право и принимаем их выбор», - сказал он.

После объявления результатов выборов Маилян заявил, что еще не определился со своими дальнейшими планами. Так что пока приходится гадать, будет ли он работать в команде своего соперника или возглавит новую оппозицию.

В полуразрушенном городе Шуши (азербайджанское название звучит как «Шуша») голосовавших было немного, и побывавшие там в день выборов корреспонденты IWPR отметили отсутствие сколько-нибудь активной агитации за какого-либо из кандидатов. Руководитель местного штаба Саакяна Альберт Хачатрян сказал: «В условиях, когда нет ни мира, ни войны, жесткая конкуренция между кандидатами – совершенно ненужная вещь. Нам нужно, как и раньше, быть едиными во всем. Бако Саакян даст нам такое единство».

В штабе Маиляна корреспонденты IWPR застали только престарелого сторожа, а другие кандидаты, как выяснилось, и вовсе не имели штабов в Шуши.

Большее оживление наблюдалось на избирательных участках, которых в городе было всего два. На одном из участков, разместившемся в здании школы, журналисты IWPR попытались поговорить с прибывшими туда на голосование солдатами-срочниками, однако не смогли - не позволил их капитан. Впрочем, он вызвался сам ответить на все вопросы.

«Агитация в войсках запрещена, но военнослужащие имеют доступ к телевидению, радио и газетам. Они сами могут определиться с кандидатурами и выполнить свой гражданский долг. Все остальные действия военнослужащих определяет устав», - сказал он.

В селе Айгестан, что находится в восточной части Карабаха, у входа в избирательный участок собралась очередь избирателей. Местная жительница Зоя Барсегян сказала IWPR: «Мне больше нравится программа Маиляна, однако голосовать буду за Саакяна. Так надо».

Все международные организации объявили прошедшие в Нагорном Карабахе выборы незаконными. Однако в самой республике царит атмосфера удовлетворения тем, что выборы состоялись.

На резкую критику уходящий лидер Гукасян ответил столь же резко: «Если международное сообщество не признает электоральные процессы в нашей республике, то пусть предложит альтернативу. Нагорный Карабах проводит выборы для своего народа, а не для мира».

Дмитрий Авалиани, журналист газеты «24 часа», Тбилиси, Грузия;
Карине Оганян, журналист газеты «Демо», Нагорный Карабах;
Ахра Смыр, журналист газеты «Чегемская правда», Абхазия.
Все трое – участники проекта IWPR «Общекавказская журналистская сеть».
Участие в подготовке материала принял также директор азербайджанского офиса IWPR Шахин Рзаев.

В статье использовалась терминология, принятая IWPR