Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Пакистан сделал ставку на Карзая

По мнению пакистанского руководства, только Хамид Карзай - Премьер нового афганского правительства - может обеспечить приемлемый уровень отношений между Исламабадом и Кабулом.
By Shiraz Paracha

После 20-ти лет подковерных интриг на афганской политической сцене Пакистан, похоже, смирился с необходимостью на равных конкурировать с другими региональными державами в борьбе за влияние в Афганистане.


Налаживание отношений с коалицией, свергнувший вскормленный Пакистаном “Талибан”, будет стоить Исламабаду невероятных дипломатических усилий.


Многие участники вновь сформированного переходного правительства Афганистана, особенно бывшие руководители Северного альянса, враждебно настроены по отношению к Пакистану, который в свое время поддерживал репрессивный талибский режим. В качестве регионального партнера они скорее предпочтут Индию, которая неизменно оказывала им поддержку в борьбе с талибами.


Для Пакистана усиление влияния Индии в регионе абсолютно неприемлемо, однако, будучи бессилен помешать этому процессу, Исламабад попытается сохранить хоть какое-то влияние в Афганистане. Все надежды Пакистан возлагает на фигуру Премьера нового афганского правительства Хамида Карзая. Только он способен обеспечить приемлемый уровень отношений между Исламабадом и Кабулом.


Самого Карзая многое связывает с Пакистаном. Он многие годы жил в этой стране, в совершенстве владеет урду и имеет тесные связи с лидерами местных пуштунских племен.


Исламабад наверняка воспользуется этим обстоятельством, чтобы наладить отношения с кабульской администрацией, а пакистанские пуштуны готовы в этом помочь. “Пакистану необходимо установить конструктивные отношения с Карзаем и лидерами пуштунских сообществ вдоль афгано-пакистанской границы”, - считает видный пуштунский политик и бывший Верховный министр правительства Северо-западной пограничной провинции Пакистана Ахмед-Хан Шерпао.


У Карзая существуют проверенные временем добрые отношения с пакистанскими пуштунами. Новый афганский Премьер пользуется среди них почетом и уважением. “Карзай - прагматичный и гибкий пуштунский политик. С ним можно иметь дело”, - говорит Шерпао.


Мехмуд-Хан Ачакзай - еще один видный пакистанский пуштунский политик, готовый помочь в наведении мостов между двумя странами. Ачакзай - лидер партии “Пахтун Милли Авами” - помог Карзаю заручиться поддержкой пуштунских племен, проживающих вдоль афгано-пакистанской границы, чем в значительной мере способствовал выдвижению кандидатуры последнего на пост Премьер-министра.


Всем ясно, что Пакистану следует подходить к новой афганской администрации трепетно и нежно, и ни в коем случае не повторять ошибок прошлого. В то же время - и Ачакзай это признает - Исламабад никогда не должен больше пытаться вмешиваться во внутренние дела Афганистана.


Налаженные связи с пуштунским сообществом, разумеется, не являются гарантией быстрого потепления в отношениях между Кабулом и Исламабадом. Двум странам еще предстоит разрешить целый ряд серьезных противоречий.


Во-первых, необходимо преодолеть антипакистанские настроения среди бывших лидеров Северного альянса. “Пакистан погубил нашу страну”, - заявил Министр внутренних дел Афганистана Юнус Кануни во время своего недавнего визита в Индию.


Индия оказывала Северному альянсу моральную и материальную поддержку с самого его создания, отсюда и высокая степень доверия в отношениях между Дели и новой кабульской администрацией. Карзай, получивший образование в Индии, также приветствует сближение с этой страной.


Отношения между Исламабадом и новой кабульской администрацией омрачены еще и тем, что отец Карзая Абдул-Ахад погиб от пули наемного убийцы в г. Кветта в 1995 году. Существует подозрение, что за убийством стояли пакистанские спецслужбы. Как раз в то время, когда талибы набирали силу, Карзай-старший занимался пропагандой среди пуштунских племен в юго-восточном Афганистане, призывая их встать на борьбу против “Студентов”.


Единственное, что остается Исламабаду - это уповать на то, что Афганистан просто не сможет обойтись без своего южного соседа ни в стратегическом, ни в экономическом плане. Не имея собственного выхода к морю, Афганистан вынужден вести свою внешнюю торговлю через территорию соседних Пакистана и Ирана.


С другой стороны, Карзай может быть заинтересован в развитии отношений с Ираном и Пакистаном в целях создания противовеса растущему влиянию других союзников Северного альянса - России, Индии и стран бывшего СССР. Прочный мир в Афганистане может быть установлен только при условии уравновешивания и сглаживания противоречий между различными силами, оказывавшими влияние на эту страну на протяжении последних нескольких лет.


Последующие шесть месяцев станут испытательным сроком не только для нового правительства, но и для соседей Афганистана по региону.


По мнению Ачакзая, иностранные державы должны участвовать в афганских делах, но ни в коем случае не пытаться диктовать свою волю. “Прочный мир воцарится в Афганистане лишь в том случае, если афганцам дадут возможность решать свою судьбу самостоятельно”, - сказал он.


Шираз Парача - редактор службы новостей отдела Южной и Центральной Азии одного лондонского информационного агентства. В 1987-1998 гг. он работал в Пешаваре, освещая события в Афганистане, в Северо-западной пограничной провинции и племенных автономиях Пакистана.