Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПАКИСТАН ЗАЯВЛЯЕТ О СВОЕМ ЖЕЛАНИИ СТАТЬ ШЕСТЫМ УЧАСТНИКОМ ДОГОВОРА О БЕЗОПАСНОСТИ

Страны «Шанхайской пятерки» настороженно относятся к попытке Исламабада перейти к более тесному сотрудничеству.
By IWPR Central Asia

Продекларированное недавно Пакистаном стремление войти в Шанхайский Форум было весьма неожиданным для политического руководства государств Центральной Азии.


3 января 2001 г. посол Пакистана в Кыргызстане Хабиб-ур-Рахман проинформировал Министерство иностранных дел Кыргызстана о том, что Пакистан желает присоединиться к организации по региональной безопасности, в которую входят Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан.


Реакция кыргызстанского правительства на это заявление была хоть и осторожной, но положительной. Однако местные эксперты считают, что присоединение Пакистана к числу участников не только дестабилизирует сам форум, но и спровоцирует возникновение напряженности в отношениях с Индией.


Шанхайская пятерка выросла из советско-китайской комиссии по пограничным вопросам. После распада СССР решение пограничных вопросов переросло в согласованную политику вовлеченных стран по созданию зоны стабильности, прежде всего, на бывшей советско-китайской границе. Нынешние цели Шанхайского Форума - борьба с этносепаратизмом, повышение мер доверия в военной области, противостояние международному терроризму, незаконному обороту наркотиков и торговле оружием.


В Душанбинской Декларации 2000 года страны-участники сделали политическое заявление о необходимости многополюсного мира и готовности дать отпор мировому гегемонизму (вероятно, имея в виду США).


Во многих отношениях, Шанхайская пятерка представляет собой военно-политический блок, который может создать баланс интересам НАТО. Отсюда и политические заявления против несанкционированного ООН применения силы и неприятие вмешательства во внутренние дела других государств, в том числе, под предлогом оказания гуманитарной помощи и защиты прав человека.


Свой интерес к сотрудничеству в рамках Форума уже сейчас высказывают Монголия, Индия и Иран. Но первым заявку на членство неожиданно подал Пакистан.


Кыргызский МИД прокомментировал официальное обращение Пакистана следующим образом: «Шанхайский форум – организация, открытая для всех. Многие государства проявляют интерес к ее работе, но Пакистан – единственная страна, которая предпринимает конкретные шаги на пути к членству в этой организации».


Заявление Пакистана оказалось совершенно неожиданным для Индии. Индийское посольство в Бишкеке отказалось комментировать намерение Пакистана войти в Шанхайскую пятерку, сославшись на то, что Индия не является членом этой организации и не может давать оценку странам, намеренным войти в нее.


Между тем, членство Пакистана в Шанхайском Форуме во многом завит от позиции Индии, чьи отношения с преемниками СССР традиционно близки, тогда как двусторонние отношения Пакистана и Индии плохи как никогда.


Председатель Комитета по международным делам Законодательного собрания Кыргызстана Алишер Абдимомунов считает, что «Пакистан стремится в Шанхайский Форум именно в силу своих сложных отношений с Индией».


«Я думаю, Индия никогда не простит нам этого. Присоединение Пакистана к Шанхайскому Форуму означало бы потерю Индии для членов этой организации (прежде всего для стран Центральной Азии), в том числе для Кыргызстана», - подчеркивает он.


В двусторонних отношениях с Пакистаном Кыргызстан придерживается весьма осторожной политики. Хотя дипломатические отношения были установлены в мае 1992, в Исламабаде у Кыргызстана до сих пор нет своего посольства, тогда как в Китае, Индии и Иране Бишкек давно открыл свои дипломатические представительства.


Совместные проекты Кыргызстана и Пакистана в экономике незначительны. Конкретной сферой сотрудничества стало развитие кыргызской фармацевтической промышленности, под которую и выделен пакистанский кредит. В Бишкеке открыт Исламский банк реконструкции и развития.


Ранее существовали гуманитарно-технические программы для кыргызских офицеров и дипломатов. Почти треть чиновников МИДа Кыргызстана прошла дипломатическую стажировку в Пакистане.


И, несмотря на сложность вопроса об исламском фундаментализме, даже в сфере ислама Бишкеком установлены контакты с пакистанским религиозным фондом Ага Хана. Мягкий цивилизованный ислам лидера исмаилитов Ага Хана IV Бишкек рассматривает как противовес проявлениям радикального исламского фундаментализма в Центральной Азии. Первым реальным шагом к сближению может стать предполагаемое открытие в Бишкеке филиала Исламского университета.


Однако после военного переворота и прихода к власти генерала Мушарафа интенсивность двусторонних контактов спала.


Пакистан – страна, родившая движение Талибан. А власть талибов в Афганистане стала объективной реальностью. В связи с этим и пришло понимание, что без Пакистана не может быть решена проблема стабильности в регионе. Ряд экспертов склонен видеть в Пакистане конец той ниточки, которую определяют как международный терроризм, считая что, что Пакистан страна, которая имеет отношение к появлению моджахедов в Баткенской области.


Леонид Бондарец, военный эксперт Института стратегических исследований, полагает, что «без Пакистана не решить проблему стабильности в центрально-азиатском регионе, но, объективно, членом Шанхайского Форума должны быть еще Индия и Иран».


В последнее время наблюдается новый рост интереса Пакистана к Кыргызстану. И хотя влияние маленькой республики в структурах СНГ и Шанхайском Форуме невелико, Исламабад считает возможным использовать ее в качестве центрально-азиатского проводника для выхода на Россию, Шанхайский Форум и в целом на Евроазиатское пространство.


Мнения экспертов относительно возможного членства Пакистана в Шанхайском Форуме можно разделить на две группы. Одни считают, после переворота Пакистан стремится проводить самостоятельную политику и отойти от традиционного союзника - США. Другие - что Пакистан станет голосом США в Шанхайском Форуме, и его целью станет дестабилизация организации и осложнение отношений стран региона с Индией.


Судя по всему, США весьма благосклонно встретили военный переворот в Пакистане. Александр Алянчиков, заведующий кафедрой мировых культур и религий Славянского университета в Кыргызстане, утверждает, что «буквально через два дня после переворота США реструктуризировали долг Пакистана в $900 миллионов».


“Генерал Мушараф - это не самостоятельный национальный лидер, а фигура устраивающая США. Стремление Пакистана войти в Шанхайский Форум объясняется желанием США ослабить альянс и тем самым укрепить свои позиции в борьбе за регион”.


«Я думаю, Кыргызстан не может быть заинтересован в членстве Пакистана в Шанхайском Форуме. Пакистан практически ничего не значит для Киргизии. И мы для Пакистана тоже - ничто. Членство Пакистана в Форуме - это то же самое, что членство России в НАТО», - говорит Алянчиков.


Россия, со своей стороны, тоже не снизила интенсивность двусторонних контактов с Исламабадом, и само намерение Пакистана войти в Шанхайский Форум эксперты считают результатом тайной дипломатии Москвы.


Наталья Халяпина, независимый эксперт по странам Среднего Востока, полагает: «Сейчас в регионе складывается нетрадиционная схема. Все как бы перевернулось. Традиционно ставившие на Пакистан США сейчас вкладывают в Индию, а Россия пытается подтянуть и установить отношения с Пакистаном.


Мне кажется, Кыргызстан не должен зацикливаться на Индии. Пакистан - более гибкая страна, готовая играть по цивилизованным правилам.


Но страны Шанхайской пятерки должны помочь Пакистану перестать быть только исламским государством. России выгодно членство Пакистана в Форуме, а Индия и так никуда не денется от России».


Более того, Пакистан является, фактически, третьей силой в урегулировании раскола в Афганистане. Влияние Пакистана на Афганистан сулит возможность решения этой проблемы. А исходящая отсюда стабильность позволит приступить к реализации крупных проектов по строительству транснациональных магистралей, что приведет к оживлению экономики Кыргызстана.


Многие эксперты считают, что членство Пакистана в Шанхайской пятерке - лишь вопрос времени, и Бишкек, в данном случае, заинтересован в нахождении формулы безопасности, исходя из ситуации в своем южном регионе. Кыргызстану придется приложить много усилий, чтобы с успехом лавировать между Дели и Исламабадом. Однако такая гибкость во внешней политике всегда была одним из основных условий выживания маленькой страны в ограниченном природными ресурсами и потенциально конфликтном регионе.


Игорь Гребенщиков, специально для Института по освещению войны и мира