Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ОТ ЗАЯВЛЕНИЙ К ДЕЙСТВИЮ.

В отличие от жестких требованиями Ширака и мягкого подхода Клинтона, Вацлав
By Andrei Mironov

Андрей Миронов сообщает из Стамбула (CRS No. 8, 25-Nov-99)


На стамбульской встрече Организации по безопасности и сотрудничеству в


Европе (ОБСЕ) были предложены разные подходы к вопросу прав человека, в


частности, в отношении катастрофической ситуации в Чечне. В то время как


выступление президента США Билла Клинтона представляло мягкий подход,


президент Франции Жак Ширак взял более жесткий и менее расплывчатый курс.


Но, по-моему, самая достойная точка зрения была высказана президентом


Республики Чехия Вацлавом Гавелом, чья речь лучше всего раскрыла значение


ОБСЕ в тот переломный момент, когда Организация столкнулась с драматическим


ростом числа конфликтов и нарушений прав человека на европейском континенте


и вокруг его непосредственных границ.


Позиция Ширака недвусмысленна. «Когда нет демократии - нет безопасности. –


сказал он, - Исходя из этого, я бы предложил, чтобы в будущем членство в


ОБСЕ приостанавливалось для любой страны, где конституционный порядок


нарушается применением силы». Ширак, как и другие лидеры, выступая перед


подписанием Хартии о европейской безопасности и перед тем, как был


составлен текст Стамбульской декларации, говорил, что должны быть подписаны


только те документы, которые могут иметь практическое применение.


Говоря о Чечне, Ширак, полностью принимая доводы России по поводу


территориальной целостности и права на борьбу с терроризмом, все же заявил,


что военные действия «не приведут к стабильному и долгосрочному


урегулированию этой проблемы».


Как известно, Билл Клинтон не выступил с ожидаемым суровым упреком в адрес


российского президента Бориса Ельцина. Его выступление было намного мягче,


чем могло бы быть. «Все члены ОБСЕ, - сказал он, - хотят, чтобы Россия


справилась с болезнью терроризма и беззакония. Мы считаем, что у России


есть не только право, но и обязанность защищать свою территориальную


целостность…Я думаю, что прежде чем кто-либо из нас начнет осуждать ее, он


должен уяснить это для себя…»


К сожалению, выступление Клинтона чревато снижением требований ОБСЕ в


отношении соблюдения прав человека, так как оно оставляет Москве много


возможностей для различной интерпретации подписанных в Стамбуле документов.


Серьезная проблема России, которая стала причиной не только чеченского


кризиса, но и большинства бед, которые свалились на страну в последние


годы, – это отсутствие законности. Влиятельные политические и деловые круги


упорно противодействуют введению законов, которые помогли бы России стать


истинно демократически государством.


Пока что значение термина «закон» распространяется только на понимание и


выполнение приказов, исходящих от властей. Отсутствует понимание того, что


перед законом все равны.


Поэтому, я думаю, даже сильные антизападные настроения среди российских


лидеров по большей части связаны с борьбой против введения законности. Эта


борьба за сохранение произвола и авторитарной власти. Антизападные


выступления лишь частично относятся к Западу. Они, в основном, направлены


на российское общество.


Документы, подписанные в Стамбуле, показали, что должно быть сделано для


того, чтобы вся Европа, включая Россию, смогла жить в условиях соблюдения


законности. Россия, как и Сербия, не должна иметь никаких возможностей


руководствоваться другими, заниженными требованиями в отношении прав


человека.


Статья 1 Хартии о европейской безопасности, которая была подписана на


встрече в Стамбуле, говорит, что государства-члены ОБСЕ «обязуются


предотвращать вспышки насилия и конфликтов везде, где это возможно».


Пункт 14 этой статьи говорит, что «лучшей гарантией мира и безопасности в


нашем регионе служит желание и решимость каждого государства-участника


поддерживать демократию, соблюдение законности и уважение прав человека».


Пункт 22 говорит, что члены ОБСЕ подтверждают свои обязательства


«обеспечивать международную защиту беженцев и уважать право просить


убежища…как и облегать процесс добровольного возвращения беженцев и


перемещенных лиц в условия достойного и безопасного существования…Для того,


чтобы обеспечить защиту гражданского населения во время конфликтов, мы


будем искать пути обеспечения более широкого применения международных


гуманитарных законов».


Россия подписала эту Хартию в Стамбуле, но военные действия в Чечне


продолжаются и катастрофическая ситуация с беженцами ухудшается.


Несмотря на то, что практически каждое выступление глав государств


затрагивало чеченский вопрос, в Стамбульской декларации этому вопросу


посвящен только очень короткий и расплывчатый абзац. В нем отсутствуют


энергичные формулировки в отношении прав человека и он ни к чему не


обязывает с юридической точки зрения.


Таким образом, можно заключить, что требованиям ОБСЕ в отношении прав


человека не было уделено должное внимание на встрече в Стамбуле. Не было и


речи ни о санкциях против России, ни о приостановлении ее членства в ОБСЕ


или других международных организациях, если ее политика останется без


изменений.


Продемонстрировала ли встреча в Стамбуле неспособность ОБСЕ выполнить


возложенные на нее обязанности, и означает ли это, что Организация в


будущем будет играть все более незначительную роль?


Я думаю, нет. Ярким эпизодом встречи, по-моему, стало выступление


президента Чехии Вацлава Гавела, чьи слова обозначили направление для


будущих действий ОБСЕ и всех тех, кто верит, что соблюдение законности


может быть обеспечено во всей Европе


Гавел сказал, что когда в Хельсинки в 1975 году был подписан Заключительный


акт, признающий соблюдение права человека глобальной проблемой, возникли


опасения, что страны коммунистического лагеря просто его проигнорируют.


Однако правозащитные движения на Западе и Востоке «заставили


коммунистических лидеров сдержать слово и начали требовать выполнения


взятых этими странами на себя обязательств».


Гавел завершил свое выступление словами: «Сейчас, как и тогда, еще есть


люди, которые верят нашим словам, относятся к ним серьезно и требуют, чтобы


мы воплотили их в жизнь…Мы должны постараться не разочаровать тех, кто


верит нашим словам и заявлениям. Мы должны поддерживать и охранять


авторитет наших слов».


Это выступление должно послужить залогом того, что декларации встречи в


Стамбуле не обернутся пустыми обещаниями, а приведут к определенным


действиям в течение следующих недель и месяцев.


Андрей Миронов - независимый журналист и правозащитник, проживающий в


Москве.