Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ОТЧАЯНИЕ ТОЛКАЕТ ЖЕНЩИН НА ТОРГОВЛЮ НАРКОТИКАМИ

Стремясь вырваться из сетей нищеты и хорошо заработать женщины Центральной Азии все больше и больше вовлекаются в наркобизнес.
By IWPR

(РЦА No.00, 10 марта 00).


История тридцатилетней Саламат типична для сотен наркокурьеров, перевозящих наркотики по Великой наркотрассе – так сейчас называют эту ветвь Великого Шелкового пути – Хорог - Ош и далее. Сначала у Саламат умер муж, затем она потеряла работу бухгалтера. Перед ней встал призрак нищеты. По ее словам, у нее было два варианта: проституция или перевозка наркотиков.


« А что делать? Теперь работы нет, - говорит Саламат. – Дети у меня мал мала меньше. Не на панель же идти? Соседка сжалилась надо мной, взяла в компаньоны».


И теперь Саламат в зной и в стужу преодолевает высокогорные перевалы Великой наркотрассы, проходящей через Ферганскую долину, где сходятся территории Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Она проходит многочисленные милицейские и прочие кордоны, и в ее распоряжении нет ничего кроме обворожительной улыбки.


Саламат признается, что она охотно пошла в «шестерки» к акулам наркобизнеса. «Посмотрите какие хоромы понастроили они в Оше! – говорит она. – Одна ходка в Бадахшан (в восточной части соседнего Таджикистана) – и вот тебе квартира или машина. Два-три таких рейса – и ты миллионер! А мы что получаем? Крохи с барского стола!»


В том, что кыргызские женщины вовлекаются в наркобизнес, обычно обвиняют безработицу, нищету и обездоленность. И несмотря на строгие правила мусульманского мира, это новое явление приобретает массовый характер. Из ста женщин попадающих ежегодно в Ошскую тюрьму, одна треть обвиняется в хранении, перевозке и сбыте наркотиков.


Перспективы, открывающиеся перед женщинами Кыргызстана далеко не радужные. По неофициальной статистике 70 % безработных – женщины, и первые кандидаты на сокращение штатов тоже они. По данным Конгресса женщин Кыргызстана, жительницы южных регионов республики зарабатывают меньше всех в республике.


Наркокурьеры становятся звеньями хорошо отлаженной цепи. Как правило, они не знают в лицо воротил этого бизнеса, и платят им «шестерки». Вербуют именно женщин, потому что, во-первых, их подозревают в последнюю очередь, а, во-вторых, если их поймают, то у них есть хорошие шансы отделаться простым испугом.


По статье 246-247 УК Кыргызстана, приобретение, перевозка или хранение наркотиков без цели сбыта наказывается штрафом или лишением свободы на срок до трех лет. Другие пункты, правда, предполагают достаточно суровые меры - от 3 до 20 лет, но они, как правило, не применяются в отношении женщин.


По данным судебного департамента Ошской области восемь из десяти женщин, осужденных по статьям, связанным с наркотиками в последние годы попадали, как правило, под амнистию.


В отличие от областных властей, наркобароны предлагают своего рода гарантию социальной защиты. «Вербуя, тебе сразу обещают, что в случае чего, окажут поддержку. Да и потом, за колючей проволокой, дают знать, что помогут, выручат, семья в нужде жить не будет», - объясняет тридцатилетняя Мадина.


Но большинство женщин очень хорошо знают, чем рискуют. «В зоне бабий век короток…Зацвела-отцвела»» – говорит Мадина.


Сотрудники Ошской областной прокуратуры обращают мое внимание на еще одну мрачную сторону этого рискованного бизнеса: «Девчонки губят себя задолго до тюрьмы. Дорогостоящий груз многие из них прячут на теле, зачастую в самых интимных местах. В результате, у бывалых наркокурьерш детородные органы настолько деформированы, что опытные тюремные врачи ужасаются, когда проводят осмотр».


Но многие женщины считают, что на карту поставлено больше, чем будущие сын или дочь.


« Какое будущее, какие дети?! – рыдает одна из девушек. – Не будет у меня никого и ничего. Конченые мы все люди!»


Махамаджан Хамидов – корреспондент газеты «Вечерний Бишкек», Ош.