Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ОСЕТИНСКИЕ СЕЛЬЧАНЕ: ОТРЕЗАННЫЕ ОТ МИРА

Власти не слышат жителей пострадавших от стихии осетинских селений, требующих предоставления им нового жилья – подальше от опасной зоны.
By Alan Tskhurbayev

Спустя почти год после обвала ледника в горах Северной Осетии более 200 жителей горных сел остаются в вынужденной изоляции от внешнего мира. В основном, это жители пятиэтажного дома, оказавшегося в плену у стихии, а также села Кани и Тменикау.


До сих пор требования горцев обеспечить их новым жильем остаются без ответа.


Ледник Колка обрушился на Геналдонское ущелье 20 сентября 2002 года. В считанные минуты огромная площадь оказалась под смесью камня и льда. Погибли более 100 человек, среди них известный российский актер Сергей Бодров-младший, который находился в ущелье на съемках фильма.


Сход ледника разрушил дорогу, связывающую эти села с городом, и, по сути, отрезал им сообщение с внешним миром. Несмотря на то, что место, где находятся дома, находится в «зоне отчуждения», жители этих сел до сих пор не имеют возможности для переселения.


Единственная дорога, связывающая теперь этих людей с остальным миром, пролегает через окружающие селения горы и для обычного транспорта труднодоступна. Более того, в зимнее время, вследствие обильных снегопадов, передвижение по ней прекращается вовсе – так, как это случилось прошлой зимой. Лишь спустя полгода после трагедии правительство Республики Северная Осетия-Алании выделило микроавтобус, который один раз в день доставляет оказавшихся в плену жителей во Владикавказ и обратно.


Таким же образом дважды в неделю – по средам и субботам - люди получают хлеб и газеты. Крайне нерегулярно завозится газ. В последний раз газ в полупустых баллонах доставили 4 месяца назад, после чего сказали: «газа больше не будет».


Среди "пленников" много молодежи. Некоторые из них получили образование во Владикавказе, но устроиться теперь на работу в городе не представляется для них возможным. Если раньше дорога до Владикавказа занимала 30 минут, то теперь на это уходит 2 часа. Товсолтанова Аида закончила экономический техникум во Владикавказе. Все ее чаяния найти работу в городе до сих пор оказывались тщетными.


Пятиэтажный дом, в котором проживают около 100 человек, расположен в 200 метрах от того места, где проходил путь ледовой массы. Построенный в 1969 году, последний раз он подвергался капитальному ремонту лишь в 1973. Во время летних наводнений 2002 года, охвативших практически весь юг России, дом лишился канализационной системы.


Позже - во время обвала ледника - жители дома ощущали мощные подземные толчки, которые были зафиксированы сейсмологами, и о которых до сих пор свидетельствуют трещины в стенах на верхних этажах здания. После проведения жилищной экспертизы состояние дома было оценено как аварийное.


На более чем 200 оказавшихся в изоляции человек приходится два участковых, один врач, занимающий пустой медпункт, и один телефонный номер, обслуживающий три аппарата.


А недавно у местных жителей появилась новая проблема - перебои с энергоснабжением. Практически никто из здешних не имеет каких-либо источников финансовых доходов, вследствие чего неуплата по счетам за электроэнергию составляет огромные суммы. Все чаще в последнее время сюда приходят уведомления о предстоящем отключении электроэнергии в случае непогашения долгов.


И все же экономические трудности, невозможность сообщения с внешним миром представляются местным жителям не столь важными проблемами по сравнению с экологической угрозой, которой они подвергаются, оставаясь в этой зоне.


Ледово-каменная масса, пронесшаяся по Геналдонскому ущелью, накрыла собой горячие серные источники, в изобилии имеющиеся в этих местах. Теперь, по заверениям жителей, при постепенном оседании этой массы из расщелин выделяется ядовитый газ. Многие испытывают зуд и жжение, некоторые говорят о появлении «черных пятен» на теле.


Однако, как заявил IWPR заместитель начальника Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР РФ по РСО-Алания Александр Полквой, «все источники в верховьях Геналдонского ущелья находятся в открытом состоянии, и физическому здоровью людей, находящихся там, ничто не угрожает». В подтверждении своих слов Александр Полквой привел результаты экологической экспертизы, проведенной специалистами из Российской Академии Наук.


Жители этих сел не раз обращались в различные государственные учреждения с просьбой об оказании помощи в переселении их из опасной зоны, однако безрезультатно. Проблема заключается в том, что жители этих сел не являются официально признанными пострадавшими от стихийного бедствия, и, следовательно, не имеют права претендовать на финансовую или другую помощь от государства.


Жители Кани и Тменикау жалуются, что их просьбы о помощи остаются неуслышанными, в то время, как их соседи из поселка Горная Саниба, который гораздо меньше пострадал в результате схода ледника, уже получили денежные компенсации. Комментируя эту ситуацию, жительница пятиэтажного дома Гадзиева Валентина, потерявшая во время трагедии внучку, говорит, что «там все крутые». В действительности, Горная Саниба состоит по большей части из загородных дач.


В октябре прошлого года жители сел Кани и Тменикау написали письмо президенту РФ Владимиру Путину и получили обещание, что федеральные власти будут контролировать сиутацию, однако никаких действий властями РСО-Алании не предпринималось.


Во время посещения места трагедии председателем правительства РСО-Алании Михаилом Шаталовым несколько жителей преградили дорогу сопровождавшим его автомашинам, требуя встречи с ним. Выслушав жалобы на отсутствие элементарных жизненных условий и просьбы о помощи, Михаил Шаталов, говорят, с улыбкой ответил: «Как вы можете бросить такую красоту?»


В пресс-службе правительства РСО-Алании комментировать сделанные горцами заявления отказались, сославшись на отсутствие должностных лиц на рабочих местах по причине летних отпусков.


Близится годовщина "ледниковой" трагедии, а просветов в преодолении ее последствий все нет. «Мы находимся в заложниках трагедии, случившейся год назад, про нас уже забыли», - говорит жительница пятиэтажного дома Дездемона Батаева.


Алан Цхурбаев, независимый журналист, работающий во Владикавказе