Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Оралманы выражают опасения по поводу плана расселения

Реализация программы расселения репатриантов может помешать их интеграции в общество.
By Natalya Napolskaya
10 лет казахи возвращаются из таких далеких стран, как Турция и Монголия, на землю, которую их называли родиной. Однако, оказавшись в Казахстане, они не всегда могут приспособиться к новой жизни, и некоторые считают, что правительство не выполняет своих обещаний встретить их с распростертыми объятьями.



Теперь власти объявили о принятии нового проекта для иммигрантов, согласно которому они будут расселяться на окраинах крупных городов, в поселениях, построенных специально для них. Однако некоторые комментаторы считают, что в таком случае будут образованы «резервации», и даже казахам будет трудно влиться в общество.



В начале 90-х Казахстан, только получивший независимость, распахнул двери для этнических казахов, живущих за границей и желающих вернуться на родину, и предоставил им юридический статус «оралманов», что означает «вернувшийся».



Тысячи казахов бежали в Монголию, Китай и другие страны в конце 20-х и 30-х годов прошлого века, когда советская политика «коллективизации» сельского хозяйства принесла разруху в их традиционно кочевой образ жизни. Другие уехавшие жили на территории нынешних Узбекистана и Туркменистана и оказались гражданами этих стран после 1991 года.



Помимо восстановления несправедливости, произошедшей в сталинские времена, правительство хотело увеличить число казахов в стране, которые в те времена были в меньшинстве.



Около полумиллиона казахов возвратились за последние 15 лет. Некоторые из них вернулись по системе квот, по которой они получили субсидии, другие – самостоятельно, в попытках начать новую жизнь.



Приехав из Монголии, Китая, Ирана, Турции, Афганистана и Пакистана, некоторым оралманам было трудно приспособиться, а для других это был вопрос поиска работы.



Директор Центра политических исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев отмечает, что некоторые из вернувшихся казахов уехали обратно, поняв, что в Казахстане они оказались в менее благоприятных условиях, чем раньше.



Асылбек и его семья с тремя детьми переехали в южную часть Казахстана из соседнего Узбекистана. Последние полтора года он и его семья живут в дачном поселке, но он не может позволить себе покупку собственного жилья на те деньги, что ему выдало правительство Казахстана.



Если бы он приехал до 2004 года, его семья получила бы от правительства жилье, но поскольку они приехали позже, им выплатили денежное пособие на каждого члена семьи. В его случае пособие составило около 550 тысяч тенге, что эквивалентно 4500 долларов. В Узбекистане у Асылбека остались дом и участок земли, которые он не смог продать.



«Я поверил призыву казахстанских властей», - печально сказал он.



Чтобы помочь таким людям как Асылбек, правительство разработало проект строительства поселений специально для оралманов. План, о котором было объявлено 30 сентября, подразумевает строительство поселений на окраинах крупных городов, а также производство или другую экономическую деятельность для обеспечения оралманов работой.



Власти уже выделили 300 гектаров земли для такого поселения в пригороде Шымкента, крупнейшего города в Южно-Казахстанской области. Согласно плану более 1700 семей получат участки земли и льготные кредиты на строительство жилья. Правительство обязалось построить школы, больницы и другие учреждения.



Чиновник из государственного комитета по миграции сообщил IWPR, что для оралманов предусмотрена работа в сельскохозяйственном секторе, который испытывает потребность в более чем миллионе рабочих.



План по обеспечению жильем спровоцировал возникновение опасений, что если казахская диаспора будет жить отдельно от остального населения, это только укрепит их изолированность.



Асылбек мог бы стать возможным кандидатом на получение дома по шымкентской схеме обеспечения жильем, но он относится к этому скептически.



«Я не понимаю, зачем нас надо изолировать от коренных жителей, расселять в резервациях, - сказал он. – Нам и без того сложно адаптироваться к местным условиям».



Абубакир, который работает грузчиком на рынке в городе Алматы, тоже не в восторге.



Приехав из Ирана со своей семьей, насчитывающей семь человек, он столкнулся с трудностью в общении, так как в Казахстане общаются больше на русском, чем на казахском языке. И даже письменный язык для него недоступен, так как в современном казахском языке пишут кириллицей, а переселенец пользуется старым арабским алфавитом.



«Приехав на историческую родину, я был поражен тем, что большинство населения Казахстана в обиходе больше пользуются русским языком. И мне очень трудно ориентироваться в казахстанских условиях, - сказал он. – Я не могу на родном языке прочитать ни одного документа, ни одной газеты».



Абубакир опасается, что такие культурные барьеры проникнут и в следующее поколение, если оралманы будут вынуждены жить на отдельной территории.



«Нас еще собираются селить отдельно от коренного населения. Получается, и мои дети вырастут чужими людьми на исторической родине», - сказал он.



Многие аналитики опасаются, что эта схема не принесет пользы сообществу оралманов, и что в любом случае это будет плохо реализовано.



Антон Морозов, политолог Казахстанского Института стратегических исследований, считает, что план переселения будет работать только в том случае, если будет сопровождаться программой помощи по интеграции в общество.



«Если оралманы будут расселены где-то у городов в определенных местах и при этом будет налажена какая-то работа по их адаптации, то это можно только приветствовать, - сказал он. – С другой стороны, исполнительная власть на местах это все делает так, что я не знаю, что из этого получится. Идея сама по себе хорошая, вся проблема в том, как это все будет реализовано на практике».



Другой аналитик - Петр Своик - напоминает, что прежние инициативы по поддержке возвращающихся казахов не были полностью успешными.



«Если раньше правительство не смогло решить проблемы оралманов, то сейчас оно тем более не сможет, - сказал он. – Боюсь, что может получиться так, что и такой анклав не состоится, они все равно разбегутся оттуда».

Чеботарев прогнозирует, что отток оралманов из Казахстана будет продолжаться. «Неизвестно, смогут ли власти обеспечить им достойное существование», - сказал он.



Наталья Напольская, контрибьютор IWPR в Алматы.