Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Озабоченность в связи со сбором средств для крупной таджикской ГЭС

Кампания по сбору денег для окончания строительства гидроэнергетического проекта не настолько добровольная, как кажется на первый взгляд.
By Jahongir Boboev

Пока власти Таджикистана готовятся выпустить акции гидроэлектростанции, которая поможет справиться с дефицитом электроэнергии, отмечается обеспокоенность тем фактом, что людей заставляют вкладывать средства в строительство ГЭС.

По окончании строительства, ГЭС будет иметь самую высокую плотину в мире, но на сегодняшний день Рогунская ГЭС крайне нуждается в средствах. В связи с этим правительство заставляет граждан делать пожертвования для скорейшего окончания строительства и помощи стране в преодолении дефицита электроэнергии.

Согласно последнему плану, акции Рогунской ГЭС будут выпущены в продажу 6 января.

2 декабря президент страны Эмомали Рахмон обратился к нации с призывом покупать акции строящейся ГЭС. По его словам, для окончания строительства плотины, наполнения водохранилища и запуска двух из шести генерирующих турбин необходимо 600 миллионов долларов.

ПРИНУЖДЕНИЕ К ВЗНОСАМ В ФОНД ГЭС

Поскольку сделка с российским инвестором была аннулирована осенью 2007 года, правительство Таджикистана пытается самостоятельно профинансировать оставшиеся работы на стоящейся ГЭС, и побуждает граждан либо покупать акции, либо делать прямые взносы в фонд Рогунской ГЭС.

С целью вдохновить граждан на взносы, государственные СМИ пестрят сообщениями о том, что компании и частные лица от безденежных студентов до пожилых людей с крошечной пенсией – делают взносы или заявляют о своем намерении приобрести акции.

Однако граждане, опрошенные IWPR, говорят, что их вынуждают покупать акции ГЭС или делать прямые пожертвования, хотя ни того, ни другого они не могут себе позволить.

Президент Рахмон утверждает, что покупка акций полностью добровольна. В своем телевизионном обращении в середине октября он заявил, что в Таджикистане 1,3 миллиона семей, 300 тысяч из которых слишком бедны, чтобы купить акции, а остальные должны быть в состоянии это сделать.

«Мы рассчитываем на то, что порядка одного миллиона таджикских семей в среднем приобретут акции Рогуна на сумму в 5000 сомони, - сказал президент. – Мы уверены в том, что каждый гражданин Таджикистана внесет свою лепту в строительство данного объекта, от которого зависит будущее нашей родины».

Даже если освободить от взносов самые бедные слои населения, расчеты остаются слишком высокими – 5000 сомони составляют около 1150 долларов, что примерно в полтора раза превышает среднюю годовую зарплату в Таджикистане, где большая часть населения проживает за чертой бедности, которая была определена Всемирным Банком в два доллара в день.

Многие граждане Таджикистана, опрошенные IWPR, говорят, что понимают важность Рогунской гидроэлектростанции и охотно помогли бы, если бы могли, но многие говорят, что у них просто нет таких денег. Другие жаловались, что их вынуждают делать денежные взносы, хотят они этого или нет, и они обеспокоены слухами о том, что их также заставят покупать акции ГЭС, несмотря на заверения главы государства.

Например, учителя из Яванского района на юге Таджикистана рассказали, что обнаружили, как «взносы» в фонд Рогунской ГЭС были сделаны из их заработной платы только тогда, когда получили ее в сокращенном размере. Только после этого директора школ сказали им, что дневная заработная плата каждого учителя была перечислена в фонд.

Одна из учительниц, пожелавшая остаться неизвестной, выразила свое возмущение тем, что учителей никто не спросил заранее.

«Раньше, во времена Союза у нас также забирали однодневную зарплату, то в фонд спасения народа Кубы, то для голодающих в Африке, - сказала она. – Но тогда сначала проходили собрания, принимались решения, после чего деньги перечислялись в эти фонды».

«А сейчас [власти] даже не удосуживаются предупредить учителей, что их зарплата секвестируется», - добавила она.

Однако делать взносы вынуждают не только государственный сектор. В декабре сотрудникам крупного коммерческого банка сообщили на собрании, что половина их декабрьской зарплаты будет перечислена в фонд Рогунской ГЭС.

«Формально наше руководство спросило нашего согласия – вопрос был задан. Но никто не стал возражать, потому что мы боимся потерять работу, - сказал IWPR один из сотрудников, не пожелавший назваться. – Есть опасения, что после отказа начальство может занести “бунтарей” в черный список и уволить при удобном случае».

Теперь многие опасаются, что их вынудят и делать взносы, и покупать акции.

«Ладно с ней, с однодневной зарплатой. Но теперь еще придется купить акции этой ГЭС, - говорит учительница из Явана. – Говорят, что нужно купить на сумму не менее 5000 сомони. Учитель со средним заработком, чтобы собрать такую сумму, должен проработать не менее двух лет. Откуда у меня такие деньги? Все-таки я надеюсь, что не заставят».

Хотя акции не были выпущены до начала января, сообщения о принуждениях и запугиваниях начали поступать.

В одном из университетов Душанбе студентка, назвавшаяся Нилуфар, сказала, что ей и ее однокурсникам сказали принести по 100 сомони для покупки акций.

«При этом нам дали понять, что если откажемся сдавать эти деньги, это может грозить нам исключением, - сказала она. – Нам так и сказали – помните об экзаменах и зачетах, когда будете решать, сдавать деньги или нет».

Шокирджон Хакимов, правовед и заместитель председателя оппозиционной Социал-демократической партии, говорит, что чиновники в государственных органах заставляют подчиненных покупать акции или перечислять часть их заработной платы в фонд строительства ГЭС.

«Никто не вправе принуждать людей перечислять денежные средства на строительство Рогуна или же приобретать его акции, - сказал он. – Дело доходит до того, что чиновники уже соревнуются, кто больше соберет денег или чье ведомство больше скупит акций. В итоге, это может привести к обратному эффекту».

Лидер Социал-демократической партии Рахматулло Зоиров так же высказал критику по поводу сложившейся ситуации.

«Ориентироваться на месячную зарплату граждан республики не целесообразно, а главное – аморально», - заявил он на пресс-конференции 8 декабря.

Власти продолжают отрицать, что в сложившейся ситуации присутствует элемент принуждения. Абдуфаттох Шарифзода, пресс-секретарь президента, сказал BBC, что любому чиновнику, в отношении которого станет известно о фактах принуждения граждан к покупке акций или внесению взносов, будет предъявлено обвинение.

«Президент требует, чтобы не было случаев принудительного привлечения денежных средств населения на эти цели», - сказал он.

Одна из категорий граждан, на которую рассчитывают власти – это внушительная «армия» трудовых мигрантов в России и других странах, которые отправляют значительные суммы денег домой. Однако многие из них были вынуждены вернуться домой по причине того, что мировой финансовый кризис отразился на российском трудовом рынке, а особенно в строительной индустрии. Те, кто остались за границей, присылают домой меньше денег – по некоторым подсчетам, объем денежных переводов в 2009 году был на 30% меньше, чем в 2008 году.

«Откуда у меня сбережения? Мне бы на завтра найти денег, чтобы купить в дом хлеба, - сказал IWPR один из вернувшихся мигрантов. – Раньше подрабатывал в России, но в этом году не смог поехать туда из-за финансового кризиса».

ГИДРОЭНЕРГЕТИКА – ЗАЛОГ БУДУЩЕГО СТРАНЫ

Горная территория Таджикистана идеально подходит для строительства ГЭС. В Таджикистане уже имеется несколько таких станций, включая Нурекскую ГЭС – на данный момент до завершения строительства Рогунской ГЭС являющейся самой высокой в мире; финансируемая российской стороной Сангтуда-1, которая была запущена в эксплуатацию ранее в этом году, и которая, однако, может быть остановлена из-за платежных споров (читайте Крупная ГЭС в Таджикистане может остановиться, а также еще незавершенная Сангтуда-2, получившая инвестиции со стороны Ирана. Как и Рогунская ГЭС, эти станции расположены вдоль реки Вахш, являющейся притоком Амударьи.

Рогунская ГЭС впечатляет по всем параметрам. Данный проект был начат еще в 1976 году, когда советские проектировщики начали работы над данной ГЭС. Уже были проведены некоторые строительные работы, однако, политическая либерализация, имевшая место в Советском Союзе в конце 80-х годов, привела к выступлениям местного населения против строительства ГЭС. К 1993 году высота плотины составляла 40 метров, однако, основная ее часть была размыта паводком.

После обретения независимости Таджикистан столкнулся с бедностью и оказался на грани ситуации, приведшей к пятилетней гражданской войне; именно поэтому с начала до середины 1990-х годов о продолжении строительства Рогунской ГЭС не могло быть и речи.

Когда таджикское правительство решило возобновить проект, оно столкнулось с трудностями в поисках внешних инвесторов, желающих взять на себя определенные коммерческие риски в стране, имеющей множество проблем, связанных с развитием экономики и инфраструктуры.

В конечном итоге, таким инвестором выступила Москва, имеющая в Таджикистане серьезные политические и экономические интересы, а также интерес в сфере безопасности. В 2004 году мировой производитель алюминия РУСАЛ подписал соглашение по завершению строительства данной ГЭС. Инвестиции стали частью обещанных Россией двух миллиардов, которые также включали восстановление огромного, но находящегося в состоянии упадка, алюминиевого завода в Турсунзаде, а также строительство второго абсолютного нового завода на юге Таджикистана. Производство алюминия требует огромного количества электроэнергии, что и объясняет интерес российской компании к гидроэнергетике.

Однако, между таджикскими властями и компанией РУСАЛ возникли разногласия по поводу высоты Рогунской плотины и других технических вопросов и вопросов, связанных с контрактом. Правительство предложило высоту в 335 метров, в то время, как РУСАЛ, ссылаясь на сейсмические риски в регионе, настаивал на высоте в 280 метров, что в свою очередь сокращает производственную мощность станции.

Таджикистан до сих пор сталкивается с дефицитом электроэнергии в зимний период, что вынуждает сельских жителей использовать дрова, а также приводит к бедственному положению, как это было в холодную зиму 2007-2008 годов. В случае завершения строительства и ввода в эксплуатацию Рогунской и двух Сангтудинских ГЭС, страна может избавиться от этих проблем и даже начать экспортировать излишки электроэнергии в такие страны, как Афганистан и Иран.

Рогунская ГЭС была официально названа «национальным проектом», и казалось, что внутри страны было достигнуто почти повсеместное согласие, что этот проект должен быть завершен. В результате, даже оппоненты администрации президента Рахмона не слишком сильно критиковали данную долевую схему.

Руководитель информационно-аналитического отдела Партии исламского возрождения Хикматулло Сайфуллозода заявил, что «мы также намерены агитировать своих сторонников приобретать эти акции», хотя он хотел бы видеть более эффективное отслеживание процесса выпуска акций.

Помимо критики, озвученной лидерами Зойировым и Хакимовым, социал-демократы призывают законодательство закрепить право обладания акциями Рогунской ГЭС. Они указывают на тот факт, что закон, вышедший этим летом, запрещает приватизировать Рогунскую ГЭС и завод в Турсунзаде, чему противоречит создание акционерной компании с ограниченной ответственностью.

Хакимов также отмечает, что хотя акции и должны в скором времени выставляться на продажу, учредительные документы Рогунской компании, а также детали о том, каким образом она будет функционировать, пока еще не представлены общественности.

Его партия утверждает, что в случае, если она получит места в парламенте в результате выборов, намеченных на февраль 2010 года, - на данный момент у нее нет ни одного места – она будет работать над созданием более справедливой схемы владения акциями, а также защищать интересы мелких инвесторов.

Критики долевой схемы отмечают, что правительство создало компанию с ограниченной ответственностью для тогда незавершенной ГЭС Сангтуда-1 и выпустило акции в 1996 году, чтобы потом впоследствии закрыть ее, когда российская компания «Единые энергетические сети» предложила инвестировать данное строительство.

Однако, до сих пор неясным остается вопрос, каким образом будет предоставлена компенсация держателям акций Сангтуда.

ТАДЖИКИ ПРОДВИГАЮТ ВПЕРЕД ГЭС, НЕСМОТРЯ НА ОБЕСПОКОЕННОСТЬ СОСЕДЕЙ ПО РЕГИОНУ

На общем фоне энергетических надежд Таджикистана соседний Узбекистан серьезно выступает против строительства новых ГЭС на Амударье и ее притоках. Узбекистан опасается, что такое строительство будет ограничивать водные потоки по данной артерии, от которой зависит узбекское сельское хозяйство; а также что Таджикистан будет спускать воду зимой, когда ему нужно будет производить электроэнергию, вместо того, чтобы накапливать ее для более теплых сезонов, когда центрально-азиатские соседи будут нуждаться в воде для орошения своих полей.

В данный момент позиция Ташкента заключается в том, что строительство кыргызских и таджикских ГЭС не может быть продолжено, до тех пор, пока не будет проведено тщательное изучение их воздействия на окружающую среду и социально-экономические последствия для всего центрально-азиатского региона.

Таджики и их кыргызские соседи, которые работают над схожими ГЭС, отмечают, что они имеют право использовать воду – их единственный энергетический ресурс – по своему усмотрению, так как их соседи Узбекистан, Казахстан и Туркменистан не только обладают большими запасами нефти, газа и угля, но и продают их по мировым ценам (Читайте Борьба за электроэнергию угрожает центрально-азиатской энергетической системе, RCA № 596, 20 ноября 2009 года.)

Даже представители оппозиции, как Зойиров, согласны с таджикским правительством по данному вопросу.

«Наша партия ... сможет доказать на основе международного права правомерность проекта строительства Рогунской ГЭС, а также других гидроэнергетических объектов страны», - заявил Зоиров.

Ведущий таджикский политолог Парвиз Муллоджонов предполагает, что международные споры и прения по поводу строительства Рогунской ГЭС, в частности, будут еще продолжаться.

«Тема строительства Рогунской ГЭС и в будущем еще не раз станет предметом спора на высшем уровне между странами Центральной Азии, - говорит он. - Президент Рахмон, объявив Рогун всенародной стройкой, хочет заполучить всенародную поддержку своих действий».

Джахонгир Бобоев – псевдоним журналиста в Таджикистане.

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза.