Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Обсуждение на тему последних событий на армяно-азербайджанской границе

Участники дебатов IWPR обсудили, указывает ли недавнее обострение ситуации на ее дальнейшее усугубление.
By IWPR Caucasus

Участившиеся накануне перестрелки вдоль армяно-азербайджанской границы привлекли достаточно внимания, чтобы вызвать обеспокоенность у экспертов с обеих сторон, которые не уверены, было ли это временным явлением или предвестником больших событий.

Эскалация напряженности, как вдоль армяно-азербайджанской границы, так и на линии соприкосновения, которая разделяет вооруженные силы карабахских армян и азербайджанцев, началась во второй половине января. Несмотря не то, что данные о потерях не были объявлены, армянские чиновники подтверждают, что 19 и 28 января были убиты два солдата. Власти Азербайджана объявили о гибели двух военнослужащих 23 и 27 января.

Нарушения соглашения о прекращении огня от 1994 года не являются редкостью, но в недавних событиях было нечто такое, что заставило аналитиков призадуматься. Для изучения этого вопроса, IWPR собрал армянских и азербайджанских экспертов на совместное мероприятие, на котором они обсудили причины и последствия недавних инцидентов.

Мероприятие прошло 30 января в Медиа Центре в Ереване, представители Азербайджана принимали участие в дискуссии посредством видеосвязи.

С армянской стороны выступали замдиректора Института Кавказа Сергей Минасян и директор Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвел Саркисян. Из Азербайджана к ним присоединились редактор газеты Baku Post Кенан Гулузаде и руководитель Общества гуманитарных исследований и член Международной рабочей группы по поиску без вести пропавших и заложников и освобождению пленных Карабахского конфликта Аваз Гасанов.

Минасян начал встречу, задав своим коллегам вопрос о значении недавних пограничных перестрелок.

«Являются ли они началом более серьезных событий или это всего лишь одна из стандартных ситуаций на границе, которые мы наблюдаем в течение последних двух десятилетий?» – спросил он.

Саркисян сказал, что рост числа перестрелок часто наблюдается во время международных встреч. Сейчас это – встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана.

«Существует мнение, что переговоры лучше вести не в спокойной атмосфере, а в обстановке напряженности. Эта философия приводит к возникновению всех тех событий, которые происходят на линии соприкосновения вооруженных сил»,– сказал он.

Гулузаде, напротив, не согласился с тем, что в последних инцидентах было что-либо необычное, поскольку подобные явления являются характерной чертой того, что ошибочно называют «замороженным конфликтом».

Все участники обсудили вероятные причины драматизации военных сводок.

Гулузаде сказал, что больше самих событий он был озадачен истерией в СМИ.

«Информация, поступающаяся с линии границы, является просто слухами. Никто не знает, сколько человек погибло, какие выполняются операции или что происходит в действительности. Некоторые азербайджанские блогеры сообщают более чем о 35 погибших с армянской стороны, но где тела этих солдат?».

Он продолжил: «Я считаю, что СМИ и пользователи социальных сетей очень сильно преувеличивают происходящее».

По словам Гулузаде, трудно работать с теми, кто заинтересован в появлении таких сообщений – с правительствами Армении и Азербайджана в целом или просто с военными и дипломатами с обеих сторон.

Гасанов согласился с тем, что материалы, появляющиеся в социальных сетях, изображают совершенно искаженную картину происходящего и те, кто не пользуется альтернативными источниками информации «могут подумать, что началась война».

«Недавно сложилось именно такое впечатление – были выложены архивные фотографии [1990-х годов] грузино-абхазской войны и видео, которые не смогли идентифицировать даже эксперты», – сказал Гасанов.

По словам Минасяна, пропаганда войны не является чем-то необычным – она соответствует прежнему образцу риторики о приграничных столкновениях.

«На мой взгляд, оценивая ситуацию последних семи - десяти дней, может действительно возникнуть ощущение дежавю, – сказал он. – В течение последних 20 лет, мы неоднократно видели напряженность различной степени. Но по целому ряду причин эскалация никогда не приводила к настоящей войне. Очевидно, это приходит благодаря политическому и военному балансу, поскольку армянская и азербайджанская стороны воздерживались от того, чтобы противостояние на линии соприкосновения вооруженных сил переросло в нечто более значительное».

Минасян однако, выразил мнение, что существующая динамика напряженности не была признаком надвигающегося конфликта. У инцидентов с обоюдной стрельбой есть своя динамика, и она периодически то усиливаются, то снижается, но перестралкам на границе не позволяют перерасти в нечто большее.

Минасян спросил, способствовало ли эскалации напряженности назначение новым министром обороны Азербайджана Закира Гасанова, который пытался продемонстрировать кардинально новый подход к ситуации. Гулузаде выразил скептицизм по поводу этого мнения, заявив, что роль министра означает, что он является больше «менеджером» и в действительности не руководит военными операциями.

Саркисян сказал, что столкновения на границе являются непосредственным отражением политических решений. Цена человеческой жизни обсуждается редко, но в действительности это больше всего беспокоит людей. Он заявил, что в Армении и Азербайджане «общественность может повлиять на руководство обеих стран для прекращения этой политики».

В дискуссии по видеосвязи, которая является редкой возможностью для азербайджанцев и армян услышать обоснованные мнения с другой стороны, приняли участие журналисты и представители НПО из Еревана. Мероприятие способствовало публикации десятка статей в армянских и азербайджанских СМИ.
 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >