Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НОВОЙ ТАДЖИКСКОЙ ПАРТИИ НУЖНЫ ГОЛОСА ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ

Оппозиционный опальный журналист обещает устроить «фиалковую революцию», однако вряд ли у него будет много последователей.
By Nafisa Pisaredzheva
Новое таджикское движение, сформированное в Москве, грозит таджикскому правительству революцией по примеру кыргызской, если президент Эмомали Рахмонов добровольно не уйдет в отставку. Аналитики и эксперты, опрошенные IWPR, говорят, что фактически заявление группы эмигрантов не представляет серьезной угрозы для таджикской власти, так как ей будет трудно повлиять на политику внутри страны.

Партия, названная «Ватандор», была основана журналистом Дододжоном Атовуллоевым, известным своими критическими статьями в отношении действующей власти. Он был вынужден эмигрировать в Россию в начале 90-х годов прошлого века. С тех пор он является главным редактором газеты «Чароги Руз», регулярно публикующей на своих страницах нападки на правительство Рахмонова. Издание выпускается за рубежом и тайно ввозится в Таджикистан.

По словам Атовуллоева, в «Ватандор» входят и некоторые очень известные фигуры, такие как, например, экс-премьер Таджикистана и несколько бывших членов парламента. Он также говорит, что оппозиция, находящаяся за пределами страны, шла к созданию этого движения два года, в течение которых было проведено несколько встреч в различных городах Европы и Центральной Азии.

Партия заявляет о своем намерении вывести на улицы таджикских городов сотни тысяч людей и устроить «фиалковую революцию». Этот термин был выбран с целью воскресить в памяти людей факты смены режима в других бывших советских республиках - «революцию роз» в Грузии и «тюльпановую революцию» в Кыргызстане, в результате которой в марте 2005 года со своего поста был смещен президент страны Аскар Акаев.

«Ватандор» обещает, что в случае добровольного ухода Рахмонова ему будет гарантированна полная безопасность. Однако подобные перспективы видятся очень туманными, поскольку членам партии вряд ли будет позволено открыто встретиться и действовать в Таджикистане.

Движение надеется воспользоваться тем, что его лидеры находятся за границей, и привлечь в партию таджикских трудовых мигрантов, работающих в России и в некоторых других странах.

По официальным данным, за пределами Таджикистана работают приблизительно 450 тысяч таджикских граждан, 80% из которых - в возрасте до 40 лет. Многие аналитики полагают, что на самом деле эта цифра значительно выше; по данным Атовуллоева, их насчитывается около 1,5 миллиона человек. Исследование, недавно проведенное Всемирным банком, показало, что денежные переводы мигрантов составляют более 10% внутреннего валового продукта Таджикистана.

Однако из числа опрошенных IWPR трудовых мигрантов только некоторые из них знали что-либо о новой партии или высказывались положительно относительно идеи совершить революцию.

«Мы не слышали о такой партии, - сказал таджикский мигрант Сорбон Ниязов. - Нам не нужны ни демонстрации, ни реформы, ни новые партии. Нам тяжело найти работу на родине при нынешней власти, а если будет новая власть, где гарантия, что мы будем жить лучше? Мы только отошли от [гражданской] войны [1992-97 годов], пусть наши семьи спокойно живут на родине, без всяких революций».

25-летний Бахтиер, работающий в московской фирме по установке надгробий, сказал, что не знает о существовании нового движения и даже не хочет о нем слышать.

«Я считаю, что движения и партии Таджикистана, образующиеся в России, не имеют перспектив поддержки со стороны трудовых мигрантов, - сказал он. – Я думаю, что не надо на наших костях строить свои планы прихода к власти и прикрываться нами. Наша доля и так тяжела».

Хуршеди Атовулло, главный редактор таджикской газеты «Фараж», вспомнил, что идея создания партии трудовых мигрантов уже была ранее озвучена среди оппозиционно настроенных групп.

«Мы не раз писали о необходимости создания партии трудовых мигрантов, так как другие силы могут использовать их, - сказал он в интервью IWPR. - Этот шанс использовал Атовуллоев».

Таджикский политолог Ходи Абдуджаббор сомневается в том, что страна готова к народной революции по типу революций, произошедших на Украине, в Грузии и в Кыргызстане. По его словам, «в Таджикистане пока нет никаких предпосылок для революции и изменения внутриполитической ситуации».

Политолог Парвиз Муллоджанов тоже считает, что в ближайшее время в Таджикистане нет предпосылок для каких-либо революций, однако он добавил, что наличие основных проблем, таких, как бедность, может означать, что политическая стабильность находится под угрозой. «Если в ближайшее время не будут решены социально-экономические проблемы страны, то в течение 5-6 последующих лет будет сохраняться риск возмущения общества и возникновения революционной ситуации», - заявил он.

Несмотря на это, Муллоджанов сомневается в том, что Атовуллоев является подходящей кандидатурой для того, чтобы возглавить оппозиционное движение. «Заявления вечного оппозиционера Атовуллоева – не что иное, как самореклама, - заметил он. – В стране он поддержки не найдет».

Руководитель аппарата правящей Народно-демократической партии Таджикистана Мусо Асозода считает, что «это очередной блеф Атовуллоева».

Председатель второй по численности в Таджикистане Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддин Кабири скептически высказался о перспективах «Ватандора».

«Я думаю, что партия или движение, созданное и находящееся за рубежом, вряд ли будет иметь какое-то особое влияние в Таджикистане, - сказал он IWPR. - Даже действующим на территории страны легальным партиям с трудом удается повлиять на внутриполитический процесс и жизнь».

Кабири так же исключает возможность революции в Таджикистане, заявляя, что «за революцией в Грузии или на Украине стояли достаточно крупные деятели и политики. В случае с Атовуллоевым мы этого пока не наблюдаем. От имени движения “Ватандор” выступает один Атовуллоев, и других фамилий мы не видим».

Заместитель председателя оппозиционной Социал-демократической партии Таджикистана Шокирджон Хакимов высказал более обнадеживающую точку зрения. В интервью IWPR он заявил, что «представители экономической и политической элиты создают различного рода организации за пределами страны, так как на такой шаг их вынуждает идти отсутствие в стране нормальной среды, демократических институтов и жесткие ограничения прав граждан».

Тем не менее, по мнению Хакимова, движение Атовуллоева может попасть в струю недовольства как внутри Таджикистана, так и среди трудовых мигрантов. «Есть факторы, которые могут обуславливать социальный взрыв: это низкий уровень жизни населения [в Таджикистане], последние [более жесткие] поправки в России к закону о пребывании трудовых мигрантов, местничество в таджикском правительстве, чувство отстраненности от реального участия в политической жизни», - сказал он.

Нафиса Писареджева, сотрудник IWPR в Душанбе.