Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Новая политическая система в Кыргызстане более стабильна, чем у соседей

Авторитарные системы становятся все менее устойчивыми, говорит аналитик из Москвы.
By Timur Toktonaliev
  • Andrei Grozin, a Central Asia expert in Moscow. (Photo: Institute of Countries of the Commonwealth of Independent States)
    Andrei Grozin, a Central Asia expert in Moscow. (Photo: Institute of Countries of the Commonwealth of Independent States)

Политическая система, основанная на правлении одной партии и одного лидера со сконцентрированной в его руках властью, на практике оказывается все менее подходящей к нынешним реалиям, говорит московский эксперт по Центральной Азии.

Андрей Грозин, глава отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, дал интервью IWPR во время своего визита в Бишкек.

4 декабря, во время выборов в Государственную думу, «Единая Россия», показала неожиданно низкий результат, получив менее 50% голосов, по сравнению с 64%, которые она набрала на выборах в 2007 году. И хотя она с легкостью побила своих соперников, потеря двух третей электората означает, что она больше не может продвигать конституционные изменения без обсуждения.

Результаты выборов вызвали массовые демонстрации в Москве и протесты в других городах страны. Участники выражали недовольство «повсеместной подтасовкой результатов» и требовали перевыборов.

В создавшемся положении результаты выборов заставят лидеров страны дать больше возможностей высказаться другим партиям, представленным в Думе. А «Единой России», возможно, придется создать рабочие коалиции с другими партиями.

Помимо того, это был именно тот вид создания коалиции, о котором президент России Дмитрий Медведев предупреждал Кыргызстан в прошлом году, когда страна проводила референдум о введении большей парламентской демократии и усилении роли политических партий. Напомним, тогда Медведев говорил, что парламентское правление в Кыргызстане может привести к тому, что власть окажется в руках радикальных политических сил.

IWPR обратился к Грозину с вопросом о том, действительно ли Россия теперь вынуждена идти по тому же пути к плюрализму.

Андрей Грозин: И по форме, и по содержанию следующая российская Дума будет гораздо больше похожа на нынешний парламент Кыргызской Республики, чем на Думу предыдущего созыва, где «Единая Россия» очень редко и неохотно прислушивалась к мнению оппонента, проводила свои решения, и в том числе обладала возможностью вносить изменения даже в основной закон Российской Федерации.

Те заявления и президента России, и премьер-министра, который очевидно станет следующим президентом, о необходимости создания широкой коалиции в следующей Государственной думе, позволяют надеяться на то, что, очевидно, этот курс и будет выдерживаться на самом деле.

Теперь, когда у «Единой России» нет конституционного большинства, а есть арифметическое большинство, ясно, что придется договариваться с коммунистами, придется создавать более тесный союз, очевидно, со «Справедливой Россией», придется опять договариваться с Либерально-демократической партией (ЛДПР), и вот эта система постоянного поиска консенсуса в рамках следующей Думы, очевидно, во многом будет походить на то, что происходит в Кыргызстане.

Я это говорю совершенно безоценочно. Не в том смысле, плохо это или хорошо. Но действительно, России придется во многом копировать то, что происходит в Жогорку Кеңеше, Естественно, со своими особенностями, со своей спецификой.

Все-таки «Единая Россия» – партия власти – доминирует, и договариваться со своими коллегами из других партий в Государственной думе будет с позиции сильного. В Жогорку Кеңеше нет такой доминирующей партии, поэтому можно говорить о том, что существует примерно пять равных центров.

IWPR: То есть, по-вашему, хотят они того или нет, бывшие советские республики, включая центральноазиатских соседей Кыргызстана, осознают, что старые способы правления отживают свое?

Грозин: Я думаю, что можно делать именно такие выводы, хотя бы потому, что количество вызовов, которые сейчас стоят перед центральноазиатскими государствами, увеличивается. Это вопросы, связанные и с безопасностью, и с экономикой, и массой других сложностей. Глобальные геополитические трансформации никого не оставляют в стороне.

Очевидно, модель «суперпрезидентского» правления, которая существует в четырех из пяти центральноазиатских республик, уже не настолько эффективна, как это было раньше, в транзитный период, в переход от советской системы к системе суверенной.

Да, тогда, наверное, имелись резоны для строительства сильных президентских республик. Но сейчас так много стало вызовов и проблем, и, очевидно, их будет еще больше в перспективе.

Вот эта властная вертикаль, когда один человек, находящийся наверху властной пирамиды, решает все вопросы, определяет все направления внутренней и внешней политики, уже неэффективна.

IWPR: Что вы думаете насчет будущего кыргызско-российских отношений при президенте Атамбаеве, который во время церемонии инаугурации 1 декабря назвал Россию стратегическим партнером?

Грозин: Я не думаю, что Алмазбека Шаршеновича стоит называть пророссийской фигурой, как это делают, например, некоторые наблюдатели. Он человек достаточно гибкий, как мне кажется, я его все-таки знаю достаточно давно.

Следует учитывать его заявление о том, что стратегическое партнерство с Россией будет приоритетом. Но понятно, что во внутриполитической жизни, в процессах, которые будут происходить внутри элиты, действующий президент будет отстаивать в первую очередь национальные интересы, как мне кажется, а потом уже затрагивать интересы партнеров.

Да, будет больше крена в сторону российских интересов, потому что очевидно, президент рассматривает Российскую Федерацию как основного донора, основного спонсора по разным позициям, в том числе и по вопросам, связанным с безопасностью. Но будут учитываться и интересы всех остальных традиционных партнеров республики, это в первую очередь КНР и США.

IWPR: Вы сказали, что если в Центральной Азии будут конфликты, то это не коснется Кыргызстана. Вы считаете, что в Кыргызстане исчерпан конфликтный потенциал?

Грозин: Он, наверное, исчерпан в краткосрочной перспективе. Я бы не стал сейчас со стопроцентной уверенностью говорить, что наступит весна и не случится новых потрясений, чего, кстати, исходя из определенных стереотипов, многие в России, видимо, и ожидают, что весной в Кыргызстане всегда что-то происходит.

Я имел в виду несколько другое. Оценивая нынешнюю политическую конфигурацию власти в Кыргызской Республике, мне лично кажется, что у такой полицентричной системы принятия властных решений и согласования интересов больше запасов прочности, чем у властных вертикалей.

Многим может не нравиться, что происходят кулуарные договоренности, подковерная борьба, дележ портфелей, дележ ресурсов. В целом же это негативный процесс.

Но такая система все-таки смотрится с точки зрения политологии более устойчивой к внешним разрушительным импульсам, чем система, где один человек отвечает за все.

Поэтому, исходя из этого, я считаю, что в определенном смысле у Кыргызстана есть некий запас прочности по сравнению даже с теми соседями, которые кажутся более сильными, более развитыми, более влиятельными.

Тимур Токтоналиев, редактор IWPR в Кыргызстане.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.