Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НИЩЕТА В ТАДЖИКИСТАНЕ НА РУКУ НЕИСЛАМСКИМ РЕЛИГИОЗНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ

Исламские лидеры Таджикистана обеспокоены участившимися случаями перехода молодых таджиков в немусульманскую веру.
By Nargiz Zakirova

С тех пор, как Нурия год назад начала посещать баптистскую церковь в Душанбе, соседи по дому считают ее «неверной», не здороваются с нею и запрещают своим детям играть с ее сыновьями.

«Баптисты - люди добрые, спокойные. Всегда выслушают, помогут. Не то, что родственники и друзья. У тех - свои проблемы», - говорит Нурия.

Нурия воспитывалась в мусульманской вере. Муж умер от ран, полученных во время гражданской войны. Она с тремя детишками бедствовала три года, пока соседка тетя Маша не подсказала ей адрес «добрых людей».

Нурия говорит, что в баптистской церкви ей нравится. Кроме гуманитарной помощи, она получает здесь пачки красиво оформленных религиозных книг, которые затем распространяет в городе.

В последние годы в Таджикистане стали действовать доселе неизвестные религиозные организации, такие, как Адвентисты Седьмого дня, кришнаиты, баптисты и прочие, и это в стране, где 97% коренного населения исповедуют ислам.

По оценкам Госдепартамента США, в 1999 году в Таджикистане проживало примерно 235 тысяч христиан – в основном этнических русских и других меньшинств, исповедующих православие. Население Таджикистана составляет примерно 5 млн. человек.

По словам настоятеля русской православной церкви в Душанбе отца Сергия, «миссионерские организации используют в своих целях экономические трудности в Таджикистане и, предоставляя материальную помощь, привлекают в свои ряды тех, кто нуждается в этой помощи».

Таджикистан – беднейшая из бывших республик СССР. Более трети населения проживает за чертой бедности. Вслед за разрушительной пятилетней гражданской войной пришла трехлетняя засуха, сменившаяся в этом году небывалыми ливнями, грозящими уничтожить весь урожай.

По словам заместителя председателя Совета улемов Таджикистана – высшего духовного органа страны - Файзулло Зубайдулло, «Таджикистан провозгласил строительство светского демократического государства, поэтому каждый волен в своих убеждениях и вероисповедании. Однако факты перехода мусульман в иную веру настораживают».

Согласно информации сотрудников мечетей, на пятничных молитвах имам-хатибы (настоятели) более резко высказываются по данному вопросу, называя переход мусульман в иную веру смертным грехом.

В свою очередь, представители нетрадиционных конфессий жалуются на притеснения со стороны таджикских властей. «Часто, когда наши миссионеры собираются в регионах, их тут же разгоняет милиция, - сообщил один иностранный миссионер, не пожелавший представиться. - В Таджикистане много нуждающихся людей, которым мы хотим и можем помочь, но власти нам не позволяют делать это».

Свою деятельность немусульманские религиозные группы в основном ведут в Душанбе и на севере Таджикистана – в Согдийской области и вдоль границы с Узбекистаном. Неисламские организации пока не были замечены только в Гармской области на востоке страны, являющейся традиционным оплотом Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), составлявшей ядро оппозиционных сил во время гражданской войны.

Как сообщили корреспонденту IWPR в Комитете по делам религии при правительстве Таджикистана, в настоящее время в стране действует 58 неисламских организаций, из которых 10 не зарегистрированы в органах юстиции. По данным этого же источника, до приобретения Таджикистаном независимости в 1992 году в стране было всего пять таких организаций.

Как утверждают наблюдатели и представители официального духовенства, миссионерская деятельность неисламских конфессий целенаправленно ведется среди молодежи. Молодые люди вовлекаются посредством культурно-просветительской агитации, спортивных секций и предоставления гуманитарной помощи. «Я действительно служу в этой церкви ради гуманитарной помощи, которую мне предоставляют ежемесячно. Без нее я не в состоянии прокормить детей», - сообщил один прихожанин, не пожелавший назвать своего имени.

Среди неисламских организаций, действующих на территории Таджикистана, наиболее активную деятельность развернул миссионерский центр южно-корейской протестантской церкви «Сонмин Сунбогым» со штаб-квартирой в США. Миссионеры «Сонмин Сунбогым» появились в Таджикистане сразу после обретения страной независимости. Многие мероприятия этой организации получают одобрение и поддержку со стороны местных властей.

Так, в городе Худжанде - областном центре Согдийской области – этой организацией построены больницы, поликлиники, учебные заведения, оказывается медицинская и иная гуманитарная помощь малоимущим семьям.

Как сообщила глава церкви Зинаида Ли, «Сонмин Сунбогым» занимается в Таджикистане исключительно благотворительной деятельностью – проводит курсы по обучению работе на персональном компьютере, курсы английского языка, занятия по Таэквандо и другие.

Руководство многих миссионерских центров скрывает от прессы реальное число своих прихожан. И только в «Сонмин Сунбогым» удалось узнать, что из 1000 прихожан этой церкви более половины - бывшие мусульмане.

На вопрос о том, какую роль сыграла предоставляемая гуманитарная помощь и различные учебные курсы в принятии этими мусульманами новой веры, Зинаида Ли ответила весьма расплывчато: «Они осознали, что всепрощение – в крови Иисуса Христа».

Независимые эксперты и представители традиционных религий, обеспокоенные активизацией неисламских групп в Таджикистане, утверждают, что их деятельность может привести к разрушению моральных устоев таджикского народа, незыблемость которых основана на принципах ислама. Опасения выражают и простые граждане.

Преподаватель физики одной из школ Душанбе Вячеслав Дастури убежден, что «пришедшие извне религиозные организации ничего нового не приносят, но существует опасность, что некоторые из них преследуют корыстные интересы».

Еще большие опасения вызывает тот факт, что наиболее экстремистски настроенные слои таджикского общества пытаются избавиться от нежелательных пришельцев с помощью силы. В октябре 2000 года от двух взрывов бомб в миссионерском центре «Сонмин Сунбогым» погибло 10 человек, более сотни получили ранения.

Организаторы взрывов – трое студентов душанбинского Исламского университета, прошедшие подготовку на базах террористов в Афганистане, – были приговорены к высшей мере наказания.

В 2001 году был убит журналист Рудаки Самадов - руководитель общества зороастрийцев Таджикистана. По неофициальной версии, причиной его убийства стала именно религиозная нетерпимость.

Многие наблюдатели в Таджикистане уверены, что деятельность неисламских религиозных миссий в этой стране не может увенчаться успехом. Уж очень глубоко укоренился ислам в таджикском обществе. Но пока в стране господствует экономический кризис, беднейшие слои населения будут готовы пожертвовать своей традиционной верой ради выживания.

Наргиз Закирова - журналист газеты «Вечерний Душанбе»