Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НЕ ОТ БОЛЬШОЙ ЛЮБВИ КРАДУТ НЕВЕСТ В КАРАКАЛПАКИИ

Алена Аминова для IWPR из Нукуса
By Alena Aminova

"Я совершенно не знала этого человека; знала от подруги только то, что он торгует на рынке, - вспоминает Гульзабира. - После вечеринки его друзья схватили меня, затащили в машину и доставили в дом моего будущего мужа Аманбая. Я знать не знала, что у них на уме".

Друзья Аманбая, украв для друга невесту, прекрасно знали, что по каракалпакским обычаям похищенная Гульзабира уже не сможет вернуться к себе домой, а значит, вынуждена будет согласиться на брак с Аманбаем.

Будущий супруг, как правило, насилует свою жертву, а после этого ее шансы устроить свою личную жизнь в маленьком городе, где все друг друга знают, практически равны нулю.

Кража невесты - древний каракалпакский обычай. Невеста, которую украли, обходится жениху и его родне намного дешевле - не приходится платить калым. К тому же при таком вступлении в брак сокращается приданое самой невесты. То есть, все остаются в выигрыше.

Советская власть делала все для искоренения обычая похищения невест, но с обретением Узбекистаном независимости он вернулся к жизни. По закону кража невесты является уголовно наказуемым преступлением. К тому же к древнему обычаю в современных условиях добавилось насилие.

По данным женских НПО, каждая пятая девушка в Каракалпакстане вступает в брак через умыкание и каждая двадцатая до свадьбы своего мужа практически не знала.

Председатель местной НПО "Женщина и семья" Клара Утепбергенова говорит, что молодые люди зачастую даже не понимают, что совершают преступление.

"Если бы им было известно, что в УК Узбекистана за принуждение женщины к вступлению в брак предусмотрена статья, вряд ли бы они решились обзавестись женой таким способом".

"Я не раз видел, как "воруют" девушек, - говорит капитан милиции Кайрат, - Но никогда не вмешивался. В большинстве случаев это происходит по согласию обеих сторон. А если это не так, то тебя могут принять за соучастника. В таких ситуациях виноватым может оказаться даже случайно вмешавшийся прохожий. Это пример того, как традиция преобладает над законом".

Родители девушек в большинстве случаев не против, чтобы их дочь умыкнули с целью замужества. По их мнению, лучше уж пусть дочь украдут, чем она засидится в девках, ведь на Востоке двадцатипятилетнюю девушку уже считают "старой девой".

Не все "украденные" девушки соглашаются стать женой незнакомого, нелюбимого мужчины, но борьба за независимость и право выбора, как правило, оканчивается ничем. Материально зависимой молодой девушке практически невозможно противостоять обществу и традициям.

Миргуль Зарипову из столицы Каракалпакстана города Нукус похитил парень, с которым она училась в колледже, но она отказалась жить с ним, и, вернувшись домой, попыталась подать на обидчика в суд.

Однако родители Миргуль заставили ее вернуться в дом к похитителю и стать его женой. Супружеская жизнь Миргуль продлилась 2 месяца. Она не выдержала и в один прекрасный день попыталась покончить жизнь самоубийством, выпив уксус.

Ей спасли жизнь, она избавилась от ненавистного брака, но родители отказались принять дочь, ставшую инвалидом в неполные 20 лет. Сейчас Миргуль живет в доме брата.

В судебной практике Каракалпакстана дела о похищении девушек встречаются редко. Председатель нукусского городского суда Гульнара Базарбаева рассказывает, что немногочисленные процессы, как правило, заканчиваются для ответчика лишь небольшим штрафом.

"Считается, что данное преступление не представляет опасности, - поясняет Базарбаева. - Обычно девушка дает свое согласие на брак, все решается между семьями, без вмешательства властей, и потом - кража невесты сокращает расходы на свадебные мероприятия".

По мнению представителей женских правозащитных организаций, рост числа краж невест в Каракалпакстане объясняется главным образом экономическими причинами. Немногие могут позволить себе обыкновенную свадьбу "по согласию".

Экономическое положение Каракалпакстана значительно ухудшилось по мере высыхания Аральского моря и возникновения в связи с этим целого "букета" экологических проблем. Сельское население этой автономной республики живет в нищете, небывалой даже по центральноазиатским меркам.

Свадьба "по всем правилам" в Каракалпакстане обходится жениху от 1500 до 5000 долларов. Сюда входит выкуп за невесту (калым) и многочисленные подарки ее родне. Студентка вуза стоит дороже, ведь за ее учебу в будущем придется платить мужу или его родителям.

Джумагуль Ермановой повезло - ее похитил ее же молодой человек по обоюдному согласию семей, однако свадьбы все равно не получилось. Родители жениха посчитали, что такая невеста им не по карману.

"Я встречалась со своим парнем Айдаром полгода, - рассказывает Джумагуль. - Мои родители настояли, чтобы он как можно скорее женился на мне, то есть, "украл". Вскоре он это сделал, но, привезя меня в дом родителей, через полчаса отправил обратно. Его мать, узнав, что я студентка платного отделения, не разрешила сыну на мне жениться. Позже я узнала, что в тот же день Айдар привез в дом другую невесту, которая уже окончила вуз".

В ЗАГСе украденных невест без труда объявляют законными женами. Такие пары часто регистрируют без необходимых справок и согласия невесты, которая к тому времени нередко бывает беременна.

В Каракалпакстане браки регистрируются как бы дважды - официально и по мусульманскому обычаю.

Представитель Управления мусульман Каракалпакстана Муроджон-хожи Абдиев не одобряет обычай похищения невесты, считая, что он противоречит канонам ислама. "Когда девушку воруют, берут на себя большой грех, потому что после похищения пары некоторое время живут без "никоха" - благословения по шариату, а это - большой грех. Две семьи, прикрываясь обычаями, действуют в разрез религии", - говорит он.

По мнению представителей женских правозащитных организаций, над традицией не властны ни законы, ни вера в Аллаха.

Гульзабира Торешова все-таки сумела уйти от мужа и своей младшей сестренке советует выходить замуж только по любви и остерегаться похитителей, ведь невольнице обратной дороги в родительский дом нет.

Алена Аминова - корреспондент IWPR в Каракалпакстане