Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НЕНУЖНЫЕ ДЕТИ САМАРКАНДА

Узбекские женщины бросают своих детей, не имея возможности их прокормить.
By Artur Samari

В Узбекистане молодые матери все чаще отказываются от своих детей – сдают их в дом ребенка или даже продают на рынках.


Только в течение февраля сотрудники милиции Самарканда обнаружили и устроили в дом ребенка 9 детей, брошенных родителями на улице.


По данным Управления народного образования Самаркандской области, в 2002 году число подкидышей в домах ребенка и интернатах Самарканда возросло на 80%, в то время как раньше основную часть воспитанников этих учреждений составляли дети из неблагополучных семей и сироты.


Из 3-х тысяч детей, находящихся на воспитании в детских домах и интернатах Самаркандской области, лишь 10-12% являются сиротами, остальные – дети из малообеспеченных или неполных семей. Родители отдали их на попечение государства или же просто бросили на улице, так как не в состоянии их прокормить.


Работники самаркандского детского дома номер 9 рассказали контрибьютору IWPR, как недавно к ним поступил брошенный на улице ребенок, который долго отказывался от любой пищи, кроме хлеба и воды. Его с трудом приучили есть суп и молочные продукты, так как раньше он такой еды никогда не пробовал.


Как показал последний год, бросить ребенка на улице - не единственный способ избавиться от него. Многие жители Самаркандской области шокированы новым явлением, все чаще происходящим на их глазах, когда женщины из сельских районов продают своих детей на рынке.


Как рассказала одна продавщица с рынка, но просившая не упоминать ее имени, в середине февраля среди белого дня на базаре появились две женщины в возрасте примерно 18 лет с грудными детьми, подошли к продавцам и предложили купить их детей по цене 5 тысяч сумов (около $5 США) за ребенка.


В свое оправдание женщины сослались на нищету. Получив деньги за проданных детей, они немедленно скрылись.


Подобные истории имели место и в прошлом году. Председатель Общества инвалидов Самаркандской области Сахиб Ходжаев стал свидетелем того, как на одной из толкучек Самарканда под названием «Дальний лагерь» одна женщина сначала хотела продать, а затем предлагала просто отдать двух детей дошкольного возраста.


Она объяснила, что ее муж умер, и она не в состоянии прокормить детей. Ходжаев помог женщине устроить детей в детский дом.


Чаще всего от детей избавляются одинокие женщины из сельской местности, где безработица значительно выше, чем в городе, а за работу в колхозе платят мизерную зарплату, да и ту задерживают по году и более.


Вследствие этого распадаются семьи. Одни мужчины спиваются, другие уезжают на заработки в Россию. В итоге женщины остаются один на один с проблемой, как прокормить детей.


Все чаще выходом из положения для них становится сдача детей в детский дом. А если детей там не принимают, женщины оставляют их на улице, а порой даже продают.


По словам работников детских домов, желающих сдать своих детей на государственное обеспечение становится все больше, и комиссии хокимиятов не в состоянии удовлетворить все просьбы.


По данным областного Управления народного образования, особенно участились случаи отказа от детей в Ургутском районе Самаркандской области. Это – горный район, который в советские годы славился производством табака. Но после обретения независимости эта отрасль пришла в упадок, и Ургутский район стал лидировать в области по уровню безработицы и наркомании.


Адвокат Центра правозащитных инициатив Самарканда (ЦПИС) Салима Кадырова считает, что отказ от детей – новое явление для Узбекистана.


«В годы войны наша мать осталась без мужа с тремя детьми. Жить было очень трудно, но таких случаев не помню. Наоборот, узбекистанцы приняли многих сирот из России», - говорит она.


«Беда одиноких женщин сегодня в том, что они не защищены государством, которое перестало ценить человека, его жизнь. Сегодня человек может умереть с голоду и власти до этого нет никакого дела», - добавляет Салима Кадырова.


Правозащитник из ЦПИС Ильхом Вохиди сожалеет о том, что прежняя система государственной поддержки одиноким матерям рухнула. «Раньше наши женщины могли прожить на одну зарплату. Детские сады были бесплатными», - вспоминает он.


«Сегодня это невозможно. В результате в Самаркандском областном доме малютки больше половины детей до трех лет – подкидыши. Я не оправдываю бессердечных матерей, но если узбекская женщина идет на такое, значит - нет другого выхода», - заключает правозащитник.


Однако председатель Самаркандского городского комитета женщин Фарогад Шакирова не считает, что женщины бросают детей из-за своего бедственного экономического положения.


«Экономика тут ни при чем; все зависит от самого человека. Просто эти легкомысленные женщины не хотят трудиться. Мы часто выступаем перед ними в местных органах самоуправления, и напоминаем об их нравственном долге», - рассказывает Фарогад Шакирова.


По ее словам, ситуация излишне драматизируется. Она считает, что от детей отказываются лишь семьи с крайне низким уровнем образования и культуры, а некоторые молодые матери стремятся таким образом быстро и легко заработать.


Артур Самари – независимый журналист из Узбекистана