Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НЕДРУЖЕЛЮБНЫЕ СОСЕДИ

Когда дело касается войны в Чечне, население Северной Осетии поддерживает
By Alexander Dzadzaev

Александр Дзадзаев из Владикавказа (CRS No. 15, 21-Jan-00)


Сегодня Чечня похожа на школьного хулигана, который слишком много дерется.


От нее отвернулись почти все ее друзья. В 1994 году кавказские соседи Чечни


открыто поддерживали непокорную республику. К последним событиям отношение


совсем иное. Война идет вот уже пятый месяц, и братские чувства к Чечне уже


практически на исходе.


Громче всех против Чечни выступает Северная Осетия. Эту республику на


Северном Кавказе считают "лакеем" России. Сейчас ее территорию наводнили


федеральные солдаты и чеченские беженцы. Неудивительно, что Северная Осетия


чувствует себя жертвой чеченской политики развязывания войны и обвиняет


боевиков в предательстве собственных соотечественников.


Правительство Северной Осетии не всегда покорно исполняет отведенную ему


российскими военными роль. 4 декабря "Независимая газета" опубликовала


интервью с президентом Северной Осетии Александром Дзасоховым. По его


мнению, в стране сложилась кризисная ситуация, которая "не только ставит


под угрозу правительство, но и значительно ослабляет традиционную


преданность интересам России" .


СМИ России хорошо поработали для того, чтобы раздуть античеченские


настроения. Особенное внимание обращалось на планы повстанцев


распространить боевые действия на территорию всего Кавказа. Теракты во


Владикавказе 19 марта.1999 г. и Спутнике 16 мая 1999 г. только подлили


масла в огонь. Власти с некоторым запозданием принялись призывать население


быть начеку. В конце сентября поползли слухи о вторжении чеченских боевиков


через Джейрахское ущелье. Во Владикавказ немедленно были посланы


подразделения российской армии.


Прошло несколько дней, и 23 сентября чеченский президент Аслан Масхадов


встретился с президентом Осетии Дзасоховым и ингушским лидером Русланом


Аушевым. Масхадов хотел найти нового посредника для переговоров с Москвой.


Однако российское правительство немедленно сообщило Масхадову, что другие


северокавказские республики не имеют никакого отношения к чечено-российским


переговорам. Таким образом, Чечня была успешно изолирована от своих


ближайших соседей.


До сих пор Северная Осетия поддерживала, хотя и пассивно,


"антитеррористическую операцию" России. Усиленно подчеркивание различия


между войной против чеченского народа и борьбой с чеченскими боевиками


помогло заглушить любые проявления симпатии к соседям. На общественное


мнение сильно повлияли и сообщения о том, как чеченские бандиты пересекают


границу, крадут скот и берут жителей Северной Осетии в заложники.


Конечно, некоторые до сих пор считают повстанцев борцами за свободу. В 1994


году такого мнения придерживалось большинство. В декабре того года политики


Северной Осетии созвали конференцию, которая дала негативную оценку


"использованию военной силы для восстановления конституционного порядка в


Чечне". Участники конференции обратились к президенту республики и призвали


его предотвратить использование территории Северной Осетии в качестве


"трамплина" для российских войск. Было даже несколько попыток заблокировать


Кавказское шоссе - главную дорогу от аэропорта во Владикавказе к чеченской


границе.


С эскалацией боевых действий в Северную Осетию стали прибывать десятки


тысяч беженцев. После вывода российских войск около 2500 там и осталось.


После начала второй войны на осетино-чеченскую границу прибыло еще 17 тысяч


беженцев. Большинство из них были русские. Их направили в транзитный лагерь


в Моздоке. Через один-два дня их обычно посылали во временные лагеря для


беженцев, устроенные в соседних районах федеральной иммиграционной службой.


На данный момент общее количество "перемещенных лиц" на территории Осетии


достигло почти 40 тысяч.


За последнее столетие в общественном сознании населения Северной Осетии


прочно укоренились пророссийские настроения. Во времена Советского Союза


североосетинцы были самыми преданными солдатами Красной армии. 70 осетинцев


стали генералами или адмиралами, 34 получили звание Героя Советского Союза.


Из всех республик бывшего СССР одна Северная Осетия может похвастаться


таким результатом. Во время обеих войн раненых российских солдат лечили во


владикавказских больницах. Население добровольно сдавало пожертвования на


их лечение.


Учитывая все это, неудивительно, что согласно последнему опросу


общественного мнения, большинство осетинцев поддерживает Россию. Опрос


проводился Центром социальных и гуманитарных исследований Владикавказского


института, и в нем был такой вопрос: "Останется ли Чечня субъектом


Российской федерации?" Из 500 опрошенных почти 70% ответили утвердительно и


лишь 10% отрицательно.


На вопрос о том, как долго будет продолжаться война, 46 % ответили: " До


президентских выборов". 10% считают, что "антитеррористическая операция"


против чеченских боевиков затянется на неопределенный срок.


Говорят, что Северная Осетия, будучи единственной "христианской


республикой" на Северном Кавказе, препятствует созданию единого исламского


государства. В самой республике это утверждение отрицают. Местные духовные


лидеры считают, что в Северной Осетии сделано многое для восстановления


древних языческих верований. А если что-то и делает религиозное объединение


невозможным, так это распри между представителями различных течений ислама.


Североосетинцы с не меньшим жаром опровергают слухи о том, что республика


надеется занять господствующее положение на Северном Кавказе. Они знают,


что вот уже много лет Северная Осетия выживает лишь благодаря


государственным дотациям. Это республика из числа тех, которые Россия


поддерживает практически постоянно. В номере журнала "Эксперт" за октябрь


1999 г. из 89 федеральных территорий Северная Осетия занимает 65 место. Ее


зависимость от России ­ реальность, от которой никуда не деться.


Александр Дзадзаев - журналист, живущий во Владикавказе.