Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НЕБОГАТЫЙ ВЫБОР КАНДИДАТОВ НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА ТАДЖИКИСТАНА

Главные оппозиционные партии отказались участвовать в предвыборной гонке, а у оставшихся кандидатов нет никаких шансов на соперничество с действующим президентом.
By IWPR Central Asia
Предвыборная гонка за пост президента Таджикистана началась, но, учитывая, что выборы должны состояться уже через месяц, похоже, что оживленной она не будет, поскольку три главные оппозиционные партии решили не выдвигать свои кандидатуры.

Мало кто думает, что на президентских выборах, назначенных на 6 ноября, президент Эмомали Рахмонов потерпит поражение, несмотря на то, что он занимает этот пост уже 14 лет. Его Народная демократическая партия (НДП) преобладает в парламенте, отдав еще двум партиям - Коммунистической и Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) - лишь несколько депутатских мандатов. В стране существует еще 5 партий, однако ни одна из них не представлена в парламенте.

Три основные оппозиционные партии, включая ПИВТ, отказались от участия в предстоящих 6 ноября выборах, несмотря на их значимость, заявив, что они не видят никаких шансов на победу.

Многие говорят, что не в состоянии соревноваться в предвыборной гонке, поскольку режим Рахмонова изолировал их партии, запугивая их лидеров и заключая их под стражу. Но, по мнению критиков, отказ от участия в выборах продиктован тем, что эти партии просто не смогли получить достойной поддержки электората, и, бойкотируя выборы, они получают возможность избежать унизительного поражения.

Несмотря на то, что в парламентских выборах 2005-го года каждая из оппозиционных партий участвовала самостоятельно, тем не менее они работали вместе, объединив свои требования о справедливом и честном избирательном процессе. Сравнительно недавно, уже в 2006-м году, обсуждалась возможность создания коалиции для того, чтобы выдвинуть одного, но более весомого кандидата на президентский пост, однако дальше обсуждения эта идея не продвинулась.

Один из оппозиционных лидеров - Мирхусейн Нарзиев, выдвинутый Социалистической партией, все же планирует принять участие в выборах наряду с Рахмоновым и пятью другими кандидатами, которых расценивают либо как абсолютно не конкурентоспособных, либо как подставных, работающих на режим.

Однако что бы ни предпринимала оппозиция, по результатам опросов по всей стране, проведенных IWPR, становится ясным, что избиратели стремятся к одному – избегать любых рисков. Несмотря на то, что кровопролитная гражданская война закончилась 9 лет назад, мало кто из них видит достойную альтернативу нынешнему президенту Рахмонову.

ПРЕЗИДЕНТСКИЙ БЕГ БЕЗ ПРЕПЯТСТВИЙ

В конце 1992-го года Рахмонов стал главой государства, а в 1994-м был избран президентом страны. После переизбрания в 1999-м он изменил Конституцию, увеличив срок президенства 5 до 7 лет. Таким образом, ему оставалось быть президентом последний срок, однако в 2003-м году по результатам национального референдума конституционные ограничения были сняты, что предоставило Рахмонову возможность избираться еще два раза, вследствие чего он может остаться президентом до 2020 года.

Во время предыдущих президентских выборов многие весомые соперники Рахмонова были дисквалифицированы, а на нынешних выборах у него вообще нет хоть сколько-нибудь достойных противников.

Кандидатура Рахмонова была выдвинута официально после конгресса НДП, прошедшего 23-го сентября.

Незадолго до этого, во время общения с журналистами президент заявил, что не уверен, будет ли вновь выдвигать свою кандидатуру.

«Ведь уже не начало девяностых, и в стране столько талантливой молодежи», - сказал он.

ОСНОВНЫЕ ОППОЗИЦИОННЫЕ СИЛЫ ВЫПАДАЮТ ИЗ ГОНКИ

В отличие от Узбекистана и Туркменистана, в Таджикистане все еще существуют настоящие политические партии, и можно было бы ожидать, что основные оппозиционные партии все же выдвинут своего кандидата – либо вместе, либо по отдельности. Но этого так и не произошло – они признали поражение еще до начала «боя».

Из всех оппозиционных партий стоит выделить ПИВТ, которая является единственной в Центральной Азии исламской партией, а также - главной оппозиционной группировкой Таджикистана и третьей по численности мест в парламенте после НДП и коммунистов.

Ранее в этом году ПИВТ заявляла, что партия будет участвовать в выборах, но ей еще предстояло выбрать приемлемую тактику. Однако 25 сентября партия приняла решение не выдвигать своего кандидата. Хотя в отличие от других партий ПИВТ не бойкотирует выборы полностью и намерена отправить на избирательные участки своих наблюдателей.

Лидер партии Мухиддин Кабири сказал, что частично причиной неучастия в выборах стало «отсутствие четкого избирательного законодательства и низкий уровень доверия между участвующими политическими силами».

Он также предположил, что упоминание ислама в названии партии может навредить репутации страны в глазах мировой общественности.

«Исходя из опыта недавних избирательных кампаний, можно было предположить, что некоторые политики намеренно изображают ситуацию так, чтобы казалось, что весь успех страны исходит из развития [светской] демократии, а все ее проблемы вызваны распространением религиозных идей», - говорит он.

Во время гражданской войны ПИВТ была основной движущей силой Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), которая объединяла боевиков-исламистов и других оппонентов Рахмонова. Все они осуществляли свою деятельность с расположенных в Афганистане баз и воевали с режимом Рахмонова вплоть до 1997 года, когда была достигнута договоренность о мире при участии России, Ирана и Организации объединенных наций.

В качестве одного из условий установления мира ПИВТ предоставили возможность участвовать в основных политических процессах страны, а также квоту на занятие постов в правительстве. Партия отошла от радикальной исламской идеологии, которую исповедует «Хизб-ут-Тахрир», объявленная вне закона.

Однако на всех выборах, начиная с 1997 года, ПИВТ так и не удалось повысить свою популярность среди избирателей, многие из которых до сих пор относятся с подозрением к ее исламской направленности, ассоциируя партию с определенными районами на юге и востоке страны. Партия прекратила нападки на администрацию Рахмонова, но власти все же подрезали ПИВТ крылья арестами и запугиванием ее активистов.

Две другие оппозиционные партии - Демократическая и Социалистическая - слишком разрозненны. В каждой из них есть отделившаяся фракция, которая выдвигает своего кандидата, в то время как другая часть партии бойкотирует выборы полностью. Социал-демократы так же не намерены участвовать в выборах.

Основная часть Демократической партии, которую вот уже долгое время возглавляет Махмудрузи Искандаров, 24 сентября объявила, что не намерена участвовать в выборах, поскольку действующее избирательное законодательство настолько несовершенно, что провести прозрачное, справедливое и демократичное голосование не представляется возможным.

На конгрессе партии, во время которого рассматривался вопрос об участии в голосовании, делегаты единогласно решили, что исход выборов предрешен заранее, и это делает участие в них абсолютно бесполезным.

«Государственные институты прибегнут к любым методам для того, чтобы обеспечить победу одного человека», - говорится о Рахмонове в заявлении конгресса.

А отделившаяся недавно фракция под названием «Ватан» («Родина»), которую возглавил Масуд Сабиров, заявила 17 сентября о том, что выдвигает на выборах кандидатуру заместителя председателя партии - Табарали Зийоева.

Министерство юстиции Таджикистана, ответственное за регистрацию политических партий, признало фракцию Искандарова легитимной, несмотря на то, что в 2005 году он был приговорен к 23 годам тюремного заключения по обвинениям в коррупции и терроризме. Многие расценивали это как попытку избавиться от сильного политического оппонента, с которым незадолго до этого у Рахмонова испортились отношения.

Члены официально зарегистрированной партии Искандарова считают, что создание конкурирующей фракции было делом рук режима Рахмонова.

«Люди из этой фракции чувствуют за своей спиной мощную силу, которая их поддержит, даже если они нарушат закон или партийный устав», – говорит начальник штаба демократов в Душанбе Ражаби Мирзо.

Заместитель председателя демократов и (в отсутствие Искандарова) их фактический лидер Рахматулло Валиев предположил, что «Ватан» напрямую или косвенно поддерживается НДП.

Слишком неожиданно Министерство юстиции изменило свою позицию относительно «Ватана», легализовав его 29 сентября, а Собирова утвердив его лидером. Таким образом, партия Искандарова сошла с дистанции.

Представитель министерства объяснил такой резкий поворот тем, что «Ватан» осуществляет свою деятельность в соответствии с правилами самой Демократической партии.

Фракция Искандарова сделала 1 октября заявление, в котором назвала такое решение «абсолютно незаконным».

Собирову также удалось через Министерство культуры приостановить выпуск партийной газеты «Адолат», которая в настоящий момент контролируется его соперниками. Он сказал, что газета вновь заработает после того, как будут разрешены «внутрипартийные» споры.

Другая оппозиционная группировка – Социал-демократическая партия - 24 сентября так же объявила о том, что бойкотирует выборы. Хоть эта партия и малочисленна, однако она имеет определенный политический вес, который обеспечивает ее лидер Рахматулло Зоиров – бывший советник президента Рахмонова по конституционным вопросам, а ныне один из самых резких его критиков.

Разногласия между Зоировым и президентом возникли после референдума 2003 года, в результате которого Конституция была изменена, что позволило Рахмонову баллотироваться еще дважды. Партия продолжает настаивать на том, что изменения были незаконными, а потому предстоящие выборы не будут легитимными.

Объявляя бойкот, Зоиров заявил, что выборы в Таджикистане полностью контролируются правительством, которое мало считается с законами.

«Формально многопартийная система существует, но она так и не превратилась в политический плюрализм, - сказал он. - Выборы [здесь] не отображают политическую волю народа”.

Заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Сайфулло Сафаров поддержал решение ПИВТ не участвовать в выборах, однако не признает подобного решения остальных партий.

«Бойкотирование выборов остальными партиями есть лишь способ избавить себя от ответственности, которая обязательна после занятия более важной ниши в обществе», - сказал он IWPR.

СОЦИАЛИСТЫ И КОММУНИСТЫ УЧАСТВУЮТ

Позиция социалистов схожа с позицией демократов, поскольку в декабре 2004 года партия тоже разбилась на два противоборствующих лагеря, когда Абдухалим Гаффоров и Курбон Восиев созвали экстренный конгресс для того, чтобы добиться смещения Мирхусейна Нарзиева с поста председателя партии.

Министерство юстиции, в свою очередь, незамедлительно признало Гаффорова новым лидером, в то время как Нарзиев и другие лидеры оппозиции утверждали, что партийный «переворот» был спланирован преднамеренно с целью дискредитировать партию накануне февральских парламентских выборов 2005 года.

«Правительство делает все для того, чтобы ослабить оппозицию, - сказал IWPR один из членов фракции Нарзиева. - Они рассчитывают на Гаффорова. Он их человек».

Нарзиев продолжает оставаться лидером своей фракции, и наряду с Гаффоровым был выдвинут своими сторонниками на президентский пост.

«Мы собираемся подать [заявление] в Министерство юстиции, Центральный избирательный комитет и Верховный суд», - говорит Нарзиев.

Коммунисты же, стоящие где-то между оппозицией и проправительственным лагерем, решили выдвинуть кандидатуру своего лидера Исмаила Талбакова.

У коммунистов в общей сложности 5 мест в парламенте и, по их же утверждениям, 45 000 членов партии, но костяк их сторонников составляет старшая часть населения, которая помнит советские времена. До сих пор партии удавалось избегать политических конфронтаций с Рахмоновым и НДП.

Заместитель начальника штаба коммунистов в юго-восточной Бадахшанской области сказал IWPR следующее: «Наша цель - не выиграть на этих выборах, а прийти вторыми после Рахмонова».

МЕНЬШИЕ ПАРТИИ ВТОРОГО ПЛАНА

Вместе с Рахмоновым, коммунистом Талбаковым и двумя противоборствующими социалистами были выдвинуты еще два кандидата: лидер Аграрной партии Амиркул Каракулов и Олимжон Бобоев, который возглавляет Партию экономических реформ.

Ни тот, ни другой не являются известными политиками. Каракулов – проректор Академии аграрных наук, а Бобоев – ректор института транспорта, поэтому пока не известно, смогут ли они собрать по 160 000 подписей, необходимых кандидату для того, чтобы пройти регистрацию в Центральном избирательном комитете.

Обе немногочисленные парии были основаны только в конце прошлого года. Однако то, с какой быстротой Министерство юстиции их зарегистрировало, наталкивает на вывод, что обе партии образованы правительством для создания видимости политического плюрализма.

ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ ИЗБИРАТЕЛЯМ ВЫБОР НЕ ВЕЛИК, НО ХОТЯТ ЛИ ОНИ БОЛЬШЕГО?

Сценарий, по которому проходит голосование в Таджикистане, во многом определен региональным разделением, образовавшимся за годы гражданской войны.

Жители южного региона страны под названием Хатлон поддерживают НДП и Рахмонова. Большая часть избирателей в этом регионе, опрошенных IWPR, заявили, что они отдадут свои голоса действующему президенту.

В начале гражданского конфликта самые ожесточенные бои шли именно на юге страны. Милиция, которая была на стороне Рахмонова, воевала с группировками, поддерживавшими исламистов, а затем - ОТО. В качестве наследия, оставшегося после конфликта, в этом южном регионе ПИВТ заполучила лишь малочисленные группы сторонников, большая же часть населения поддерживает НДП.

По словам независимого журналиста Ахмада Иброхимова, НДП и ПИВТ являются единственными активными политическими силами в регионе.

«Мне кажется, что реальное соперничество могло бы быть только между кандидатами от этих двух партий. Лично я хотел бы видеть на выборах кандидатуру лидера ПИВТ Мухиддина Кабири, но эта партия отказалась участвовать в выборах. Люди в Таджикистане считают, что все исламисты - это муллы», - говорит он.

Многие из опрошенных избирателей сказали, что они никогда не слышали об остальных кандидатах.

«Местные штабы других партий в регионах практически не функционируют и не занимаются агитацией. А их немногочисленные члены выражают свою расположенность Рахмонову. У оппозиции нет ни ресурсов, ни политического опыта», - говорит Сухробшох Фаррухшоев, житель города Кургон-тепа.

Пользующаяся на юге поддержкой администрация Рахмонова сформировалась из советского правительства, которое было в Таджикистане. Традиционно же республикой управлял не юг, а север, где сконцентрирована большая часть экономических ресурсов. Несмотря на попытки политиков с севера вернуть имевшуюся у них в девяностых годах власть, у руля все же остались южане, а север, в частности Согдийская область, в большей степени не представлен в правительстве.

Многие из жителей северной части страны сказали, что они проголосуют за нынешнего президента либо по инерции, либо потому, что не видят лучшей альтернативы.

«Я могу проголосовать только за нынешнего президента», - говорит Тахмина Убайдуллаева, жительница района Ганч, отметив, что при наличии выбора она проголосовала бы за ПИВТ или социал-демократов, если бы те не отказались от участия в предвыборной гонке.

Жительница северного административного центра Хужанд Дилрабо Зохирова сказала, что не знает других кандидатов, но даже если бы знала, она опасается, что они наверняка могут оказаться хуже. «Если к власти придет новый президент, то пройдет еще 10 лет, пока он будет обеспечивать себя и своих родственников, и лишь затем станет думать о развитии государства», - сказала она IWPR.

Опрошенные IWPR политологи считают, что многим избирателям свойственна апатичность, и они выберут самый простой вариант. Шойра Почоева из Кужанда – яркий тому пример. Она сказала, что поручит своему мужу решить, за кого из кандидатов ей голосовать.

Однако у одного жителя того же города есть вполне резонная причина не голосовать ни за одного из кандидатов. Мирзорахмат Пулатов намерен зачеркнуть все имена в избирательном бюллетене и тогда его «совесть будет чиста».

Удаленный и малонаселенный горный район Бадахшан на юго-востоке всегда оставался в стороне от политических веяний, происходящих в других регионах страны.

По словам местного политолога Боймамада Алибахшева, нынешнему президенту нет весомой альтернативы. «Многие считали соперником Искандарова, однако он так и не оправдал этих ожиданий», - говорит он.

Как и многие другие избиратели в Бадахшане, Алибахшев отметил важность экономического развития их региона.

«Рахмонова знают по всему миру и у него огромный опыт. Он строит стратегические объекты, дороги, гидроэлектростанции, и в будущем эти проекты станут приносить серьезный доход, - говорит он. - Так что Рахмонов должен остаться президентом еще на один срок. Тогда он сможет завершить все эти проекты».

Тайгуншох Мусофиршоев - лектор университета в Хороге, главном городе области, приводит в пример проделанную президентом работу по налаживанию коммуникаций между Бадахшаном и остальным миром. В регионе мало дорожных путей сообщения с остальными районами Таджикистана, однако ведется работа по их улучшению и созданию крепких торговых связей с близлежащим Китаем.

«В настоящее время альтернативы Рахмонову нет», - заключил он.

Саодат Асанова, директор офиса IWPR в Таджикистане. Гульнора Амиршоева и Мадина Сафиддинова, корреспонденты IWPR в Душанбе и Хужанде, соответственно.