Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НА ЮГЕ ТАДЖИКИСТАНА ЗАДЕРЖАНЫ ИСЛАМСКИЕ РАДИКАЛЫ

На юге Таджикистана арестованы десятки членов запрещенной исламской организации "Хизб-ут-Тахрир".
By Turko Dikaev

Подпольная исламская организация "Хизб-ут-Тахрир" набирает силу вдали от регионов, традиционно считавшихся центрами ее распространения.


Ранее считалось, что организация действует в основном в Узбекистане и соседних с ним областях южного Кыргызстана, Казахстана и северного Таджикистана, населенных преимущественно этническими узбеками.


Однако в последний год традиционная география распространения "Хизб-ут-Тахрир" претерпела некоторые изменения. Все чаще ее членов задерживают в городах, весьма удаленных от границы с Узбекистаном.


Но на юге страны - близ афганской границы - "хизбутовцы" замечены впервые. В феврале и марте в городе Куляб и близлежащих к нему - районах Хамадони, Тимурмаликском и Восейском - задержаны 35 предполагаемых членов "Хизб-ут-Тахрир".


Весть об арестах на юге грянула, как гром средь ясного неба, ведь с 1998 года - времени начала деятельности этой организации на территории Таджикистана - принято было считать, что она вербует своих последователей в основном на севере страны - в Согдийской области и - в меньшей степени - в Душанбе. За 6 лет деятельности организации в Таджикистане всего один уроженец Кулябской области был арестован и осужден за участие в "Хизб-ут-Тахрир", но и он оказался жителем Душанбе.


Раскрытие разветвленной сети организации в районе Куляба, по словам начальника оперативной группы Министерства безопасности по Кулябской области полковника Нарзулло Валиева, развеяло миф о сплошной "узбекизации" партии "Хизб-ут-Тахрир". Все 35 задержанных на юге сторонников партии - таджики по национальности.


"Хизб-ут-Тахрир аль-ислами" (Партия исламского освобождения) - подпольная организация, берущая начало с Ближнего Востока - закрепилась в государствах Центральной Азии после распада СССР. С середины 90-х гг. партия ведет активную деятельность по распространению листовок. Острие пропаганды "Хизб-ут-Тахрир" направлено против Узбекистана, и именно в этой стране члены партии подвергаются наиболее жестоким преследованиям.


"Хизб-ут-Тахрир" стоит особняком среди радикальных исламистских движений в силу своего демонстративного неприятия насилия. В отличие от того же ИДУ - Исламского движения Узбекистана - члены "Хизб-ут-Тахрир" никогда не были замешаны в террористических актах в регионе. Однако взгляды этой организации весьма радикальны: она выступает за свержение существующих правительств во всем мусульманском мире и замену их исламским государством - халифатом. Подобные призывы, естественно, беспокоят правящие режимы региона. В тюрьмах Узбекистана уже томятся тысячи реальных и предполагаемых последователей "Хизб-ут-Тахрир".


Судебные процессы над членами "Хизб-ут-Тахрир" в Узбекистане вызвали резкую критику со стороны международных правозащитных организаций, отмечавших случаи применения пыток и других серьезных нарушений в процессе судопроизводства. Поводом для ареста зачастую становится просто наличие у человека листовок "Хизб-ут-Тахрир".


В Таджикистане партия находится под запретом с 2001 г., но арестовано и осуждено пока значительно меньшее число ее сторонников - примерно 120 человек.


Заместитель начальника кулябского ОВД полковник милиции Файзали Мазориев полностью разделяет тревогу властей по поводу деятельности "Хизб-ут-Тахрир", характеризуя ее как "антиконституционную организацию, которая может угрожать все еще слабому государству".


Прокурор Кулябской области Абдуджабор Шамсов, с санкции которого арестованы 22 активных сторонника партии, тоже считает деятельность "Хизб-ут-Тахрир" противозаконной.


"Антиконституционную деятельность необходимо пресекать своевременно и жестко", - уверен прокурор.


Но пока "Хизб-ут-Тахрир" удается не только выживать, но и умножать свои ряды, невзирая на враждебность со стороны официальных структур. Этому способствуют разветвленная сеть ячеек партии и анонимность ее лидеров. Даже проводимая некоторыми государствами политика массовых арестов пока не приносит ощутимых результатов в борьбе с "Хизб-ут-Тахрир".


Идеологи "Хизб-ут-Тахрир" говорят с людьми простым, понятным языком.


По словам руководителя кулябского правозащитного центра НПО "Параллакс" Джумахона Алими, доходчивый, современный язык партии более привлекателен для светской молодежи, чем сложные религиозные изречения традиционных мусульманских священников. Здесь не нужно штудировать множество книг по теологии, изучать арабский язык. Все, что нужно знать члену партии, содержится в кратком перечне книг и брошюр, написанных современным, доступным языком.


По мнению Алими, особенно склонны к учению "Хизб-ут-Тахрир" молодые люди, в той или иной степени недовольные существующим политическим устройством.


Листовки, изъятые у арестованных в Кулябе, говорят о насущных проблемах простых таджикистанцев, таких, как трудовая миграция в Россию, минирование таджико-узбекской границы узбекскими военными, нехватка газа и электроэнергии, коррупция и роскошество в среде госчиновников. Все это на собственной шкуре испытал каждый житель страны, но при фактическом отсутствии независимых СМИ подобные откровенные заявления оказывают на население сильное воздействие, воспринимаются как реальная забота о простых людях.


Правительство Таджикистана в основном состоит из выходцев из Кулябской области, в результате чего многие кулябцы смогли найти работу и устроиться в Душанбе по протекции своих высокопоставленных земляков. Не повезло тем жителям области, кто остался за бортом политической системы.


Однако задержанные в Кулябе активисты "Хизб-ут-Тахрир" не являются представителями беднейших слоев населения. По словам заместителя начальника местного ОВД Валиева, все они - молодые, полные сил ребята от 20 до 30 лет, мелкие торговцы, умелые отделочники, ремонтники. Одна из ячеек даже проводила свои собрания в ремонтируемой квартире заместителя мэра г. Куляба, пользуясь членством в партии двух ее племянников.


Один из арестованных - вольнонаемный служащий российской 201-й дивизии, примкнувший к партии"Хизб-ут-Тахрир". Это - первый случай проникновения идей партии в вооруженные силы.


По словам одного из задержанных, вскоре выпущенного за отсутствием улик, в "Хизб-ут-Тахрир" вступают не ради наживы. "Деньги, конечно, никому не помешают, - говорит этот 20-летний мелкий торговец, просивший не называть его имени. - Но кто станет распространять листовки, зная, что за это можно получить 12-18 лет тюрьмы. Лучше уж банк ограбить".


Не все поддерживают идею применения жестких мер против "Хизб-ут-Тахрир". Существует мнение, что правящие режимы в Таджикистане и других государствах Центральной Азии преувеличивают угрозу, исходящую от "Хизб-ут-Тахрир" и других исламских движений, дляе оправдания в глазах Запада собственного авторитаризма и неспособности проводить политические и экономические реформы. В результате преследуемые группировки загоняются в подполье, что в перспективе чревато гораздо более реальной угрозой исламского радикализма.


"Преследование членов партии, а зачастую даже тех, кто всего-навсего связан с ними, привело к радикализации движения и усилению его влияния на широкие слои общества", - сказал преподаватель Кулябского университета в конфиденциальной беседе. - "Это делается сознательно. Нередко правящие режимы региона используют мнимую угрозу "Хизб-ут-Тахрир" как жупел для оправдания собственной неспособности и нежелания менять политическую и экономическую систему".


Наш собеседник однако не видит причин беспокоиться о возможном переходе "Хизб-ут-Тахрир" на данный момент к насильственным действиям. "Ничего угрожающего не вижу в утопическом халифате как альтернативе нашей мрачной действительности", - говорит он.


Однако эксперт не исключает такой возможности в будущем. "Преследования правительства могут еще больше радикализовать "Хизб-ут-Тахрир". Партия приобрела тысячи сторонников среди молодежи. Это означает, что тысячи молодых людей исповедуют идею свержения существующих режимов и установления исламского порядка. Эти люди сильно идеологизированы, психологически управляемы и готовы подчиниться более радикальным приказам своих руководителей. Призывов к вооруженной борьбе пока не слышно, но они могут появиться в будущем, если власти и далее будет ужесточать преследования".


Как ни парадоксально, успех "Хизб-ут-Тахрир" в Кулябской области может проистекать именно из того обстоятельства, что сам Президент Эмомали Рахмонов и его правительство имеют здесь наибольшее число сторонников.


Местные власти враждебно настроены по отношению к законно действующей исламской организации - Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), противостоявшей правительственным войскам в кровавой гражданской войне, в которой линии фронта проходили преимущественно по географическим, а не идеологическим границам. С окончанием в 1997 г. междоусобного конфликта партия легализовалась и даже завоевала несколько мест в парламенте, но кулябские власти все равно препятствуют ПИВТ проводить в области публичные мероприятия и создавать свои отделения.


"Недостаточное присутствие легальной исламской партии неизбежно создает вакуум, который могут заполнить более радикальные группировки", - отмечает заместитель председателя Хатлонского областного отделения ПИВТ Абдусамад Гафуров.


Представители "Хизб-ут-Тахрир" враждебно настроены по отношению к ПИВТ, обвиняя последнюю в измене идеалам Ислама. ПИВТ платит тем же, осуждая "хизбутовцев" за их антиконституционную деятельность. Сама же ПИВТ стремится действовать в рамках конституционной демократии.


"Мы не признаем методы деятельности "Хизб-ут-Тахрир" И не только потому, что они считают нас "неверными" и "предателями", - говорит Гафуров.


Руководитель единственной международной правозащитной организации в регионе, попросивший его не называть, считает, что "Преследование ПИВТ следует прекратить, ибо оно вынуждает сторонников политического ислама искать более радикальные альтернативы".


По мнению правозащитника, радикальные исламские группировки в значительной степени потеряют свою привлекательность, если сделать политическую систему открытой, позволив оппозиционным партиям действовать свободно и обеспечив свободу слова в прессе.


Турко Дикаев - независимый журналист из Таджикистана