Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

На туркмено-узбекской границе неспокойно

Обстановка на туркмено-узбекской границе накалилась после убийства узбекского подростка.
By Kudrat Babadjanov

Власти Туркменистана и Узбекистана пытаются искоренить случаи незаконного пересечения их общей границы. В январе жертвой пограничного конфликта стал 14-летний узбекский мальчик-пастух Махмуд Уринов из туркменского села Дапмачи.


В тот день – 19 января – Уринов пас коров вблизи линии границы. В это время разъяренная толпа сельчан совершила нападение на пограничников, мстя за задержание и бесчеловечное обращение с другим узбекским подростком, перевозившим контрабандой бензин из Туркменистана в Узбекистан.


По утверждению сельчан, туркменские пограничники, охраняющие пост №2080, избили подростка, затем связали его и спустили на него пограничную собаку. Сам подросток, а также один пожилой сельчанин, попытавшийся прекратить издевательства, утверждают, что пограничники находились в нетрезвом состоянии.


Подростку удалось бежать, после чего он собрал сельчан по обе стороны границы, и повел их штурмовать пограничный пост. Когда в пограничников полетели камни, те открыли автоматный огонь. Уринов, не принимавший участия в конфликте, получил ранение в голову и скончался на месте. Впоследствии на земле были обнаружены 13 гильз от патронов.


Как рассказали сельчане, пограничники вместе с начальником заставы капитаном Батыром Атаевым, с места происшествия скрылись.


На границе между двумя бывшими советскими республиками уже три года действует визовый режим. Одноразовая виза стоит 6 долларов США. Местным жителям это явно не по карману, ведь средняя зарплата в этих местах составляет всего 3 доллара в месяц. При пересечении границы на машине водители обязаны предъявлять карту с подробным обозначением своего предполагаемого маршрута.


Местные жители так и не смогли свыкнуться с новой визовой системой. Друзья и родственники оказались отрезанными друг от друга линией границы, которая по мнению местных жителей была проведена совершенно произвольно. Негодование местных жителей подогревается и случаями бесчеловечного обращения пограничников с гражданами, а также продажностью первых.


Трагедия, произошедшая с узбекским подростком, вызвала вспышку напряженности по всей области. Разъяренные жители села Дапмачи, где проживают в основном этнические узбеки, в гневе сорвали все туркменские флаги. Явившиеся на похороны Махмуда Уринова сельчане были настолько разъярены, что местной милиции пришлось спасаться бегством.


Ситуация остается взрывоопасной, ведь в области с населением 1.2 млн. человек проживает около 700-т тысяч этнических узбеков.


Отец Махмуда Кобыл – простой рабочий. Как и все на его улице, свой хлеб он зарабатывает в поте лица. Потерю сына пережил тяжело, но спокойно. Туркменские власти выдали семье Уриновых компенсацию за смерть Махмуда – мешок цемента, небольшое количество кирпичей, мешок муки и канистру растительного масла на поминки.


После трагической гибели Махмуда Уринова по местному хорезмскому телеканалу сообщили об отмене узбекскими пограничниками 6-долларовой пошлины при пересечении границы. Сообщалось, что эта мера предпринята с целью разрядить обстановку в прилегающих к границе районах. Официально об отмене пошлины объявлено не было, однако многие местные жители воспользовались кратковременной приостановкой визового режима, чтобы вдоволь наездиться через границу за бесплатно.


Дороговизна и неудобства, связанные с введением визового режима, привели к массовым случаям нелегального перехода границы. В Туркменистане бензин и многие другие товары стоят дешевле, чем в Узбекистане. Для многих жителей приграничных сел контрабандная торговля является единственным источником дохода. Прибыли, однако, недостаточно, чтобы каждый раз платить за пересечение границы.


Граница между двумя государствами в этих местах проходит посередине небольшой реки. Наиболее крепкие парни из местных сел подрабатывают тем, что на своих плечах переносят путников и их поклажу на другую сторону. Плата невелика, но варьируется в зависимости от веса клиента и багажа.


«А что делать? Жить то как-то надо», - сетует молодой человек, неся через реку на плечах довольно дородную даму, а у дамы в руках – две большие канистры туркменского бензина.


Кудрат Бабаджанов - корреспондент ИОВМ в Узбекистане