Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ – СТРАЖИ ПОРЯДКА

Они обвиняются в применении жестоких пыток, приведших к смерти одного из задержанных и инвалидности второго.
By Galima Bukharbaeva

В Акмаль-Икрамовском районном суде города Ташкента впервые в судебной практике Узбекистана идет процесс над 4-мя работниками милиции, которые обвиняются в применении жестоких пыток, приведших к смерти одного из задержанных и инвалидности другого.


Правозащитники надеются, что обвинительный приговор поможет положить конец милицейскому беспределу.


Удивителен уже тот факт, что дело дошло до суда. Ранее узбекские власти начисто отрицали саму возможность превышения сотрудниками милиции своих служебных полномочий. Общественное возмущение и обилие улик против стражей порядка не позволили сокрыть это злодеяние.


Властям не удалось замять дело в немалой степени благодаря присутствию в стране большого числа иностранных журналистов в связи с событиями в Афганистане. Тогда они решили обратить скандал в свою пользу – сделать вид, что преступившие закон сотрудники правоохранительных органов тоже получают свое.


Милиционеры обвиняются в применении жестоких пыток в отношении 32-летнего Равшана Хаитова и 27-летнего Расула Хаитова, в результате которых первый скончался, а второй стал инвалидом.


Сотрудники милиции задержали Братьев Хаитовых по подозрению в членстве в экстремистской исламской организации «Хизб-ут-Тахрир». Братья полностью отрицали свою причастность к деятельности этой организации, репрессии против которой усилились с началом объявленной США и их союзниками войны с терроризмом.


Как пояснил один из обвиняемых милиционеров, они всего лишь выполняли свой долг – избавляли общество от «врагов народа».


Братьев задержали вечером 16 октября 2001 года 4 сотрудника отделения милиции Сабир-Рахимовского района Ташкента.


Уже на следующее утро, по прошествии менее 12 часов после ареста, из отделения милиции вывезли труп старшего брата Равшана Хаитова, а младшего Расула доставили в реанимационное отделение больницы.


Суд обвиняет 4-х сотрудников милиции – Нуриддина Бобоева, Шавката Рахманбердиева, Мухиддина Нагимова и Яшина Гафурова, производивших арест и допрос братьев Хаитовых, по 5 статьям уголовного кодекса: превышение должностных полномочий, насильственное незаконное лишение свободы, принуждение к даче показаний и умышленное убийство.


Обвинение основано на показаниях оставшегося в живых Расула Хаитова, превратившегося в беспомощного инвалида (Расул с трудом передвигается и еле слышно говорит даже после 2-х месячного лечения в больнице).


По свидетельству младшего Хаитова, после задержания их с братом доставили в отделение милиции Сабир-Рахимовского района и завели в разные комнаты. С первой же минуты допроса сотрудники милиции начали избивать Расула, заявив, что им известно о его членстве в «Хизб-ут-Тахрир». «Они начали бить меня, повалили на пол, пинали ногами», - рассказал на суде Расул Хаитов.


Но несмотря на избиения, Расул Хаитов не признал себя членом «Хизб-ут-Тахрир».


«Тогда они мне показали иголки, и стали засовывать их под ногти; поднимали за руки и за ноги и кидали на пол - то на живот, то на спину», - рассказал Расул.


Во время избиения, по словам Расула Хаитова, милиционеры привели в комнату его брата Равшана. «Равшан был раздет. На нем не было даже нижнего белья. Он был весь в крови, не мог держать голову. Я страшно испугался, когда его увидел. И тогда милиционеры сказали, что сейчас нас изнасилуют, меня - бутылкой, а брата - резиновой дубинкой», - вспоминает Расул.


По свидетельству Расула Хаитова, в последний раз он видел своего брата Равшана лежащим без движения на полу раздетым, окровавленным и в наручниках.


О том, что произошло с Равшаном и Расулом Хаитовыми, их семьи узнали 17 октября после обеда, когда к ним домой явились сотрудники милиции и пригласили мать пройти с ними для опознания тела. Она вернулась в слезах и сказала: «Равшана убили».


По словам жены покойного Мавжуды Хаитовой, тело ее мужа было истерзано. «У него была сломана шея, кисти рук, вся спина была покрыта синяками, была содрана кожа на ногах».


Родным не дали даже попрощаться с покойным. Явились человек 30 милиционеров и быстро организовали похороны - привезли саван, человека, который омыл тело, сами нашли место на кладбище и похоронили.


Обвиняемые сотрудники милиции подтверждают факт ареста и допроса Хаитовых без регистрации, но отрицают обвинения в применении пыток. Их позицию поддерживает вышестоящее начальство МВД.


«Это провокация», - возмущается обвиняемый лейтенант Гафуров, - «Как только мы арестовали Расула Хаитова, он начал избивать себя, бился головой о сейф, двери, кидался на пол».


Хикмат Октамов – заместитель начальника Отделения внутренних дел Сабир-Рахимовского района города Ташкента - заявил на суде, что действия своих сотрудников «преступлением не считает», утверждая, что после событий 11 сентября 2001 года милиция Узбекистана начала работать в усиленном режиме, и к таким «промашкам» сотрудников, как арест без регистрации, надо относиться с пониманием.


По свидетельству Октамова, братья Хаитовы в момент ареста оказали сопротивление работникам милиции, в кабинетах наносили себе телесные повреждения, а затем с криками «Аллах акбар» пытались выброситься из окна.


По данным правозащитных организаций Узбекистана, применение пыток является наиболее распространенным способом ведения следствия в органах правопорядка Узбекистана. Смерть Равшана Хаитова – не первый случай в практике правоохранительных органов, когда подозреваемый погибает во время следствия. В июле 2001 года в здании МВД Узбекистана в ходе допроса скончался бывший депутат парламента, член Общества по правам человека Узбекистана Шаврук Рузимурадов.


«Применение пыток в отношении лиц, подозреваемых к членстве в религиозных организациях, является самым обычным явлением», - прокомментировал председатель Независимой организации по правам человека Узбекистана Михаил Ардзинов. «Очень бы хотелось, чтобы этот судебный процесс создал прецедент, когда палачи отвечают за свои преступления».


Галима Бухарбаева – региональный директор ИОВМ по Узбекистану