Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НА СЕВЕРЕ ТАДЖИКИСТАНА ПРОЦВЕТАЕТ ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ

По свидетельству правоохранительных органов, эффективной борьбе с торговлей людьми препятствуют прозрачность границ и отсутствие координации действий между государствами.
By Bakhtior Valiev
. Основной канал этого прибыльного бизнеса, приносящего торговцу до 10 тысяч долларов за одну жертву, лежит через север страны.



Всего в Таджикистане с начала года зарегистрировано 230 преступлений, связанных с трафиком людей. Из них больше половины приходится на Согдийскую область (север Таджикистана). По данным экспертов, торговцы наладили канал переправки таджикских женщин из административного центра Согдийской области – города Худжанда – в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) через кыргызский город Ош.



Контрабандисты облюбовали этот маршрут по причине его географической доступности, а также свободы пересечения границы – отсутствие визового режима позволяет маскировать «рабынь» под обыкновенных «челночниц».



«Мы не в силах контролировать контрабанду людей», - признался IWPR сотрудник худжандской милиции.



В ОАЭ большинство вывезенных из Таджикистана женщин оказываются в роли сексуальных рабынь.



Жительницу Айнинского района Согдийской области Мохинисо завербовали через родственницу, которую та ходила навещать в больницу. В свои 28 лет женщина уже побывала в браке, развелась и осталась без работы с двумя детьми на руках.



«Одна женщина настойчиво предлагала мне работу в России, где, якобы, у ее подруги имелась лавка по торговле ширпотребом. Подумав, я согласилась», - рассказывает она.



Две недели Мохинисо держали взаперти на квартире в Худжанде. «Говорили, что готовят документы и билеты в Москву. О том, что меня везут в Эмираты заниматься проституцией, узнала слишком поздно», - вспоминает она.



Таких «жертв» в Согдийской области десятки. По мнению наблюдателей, они попадают в лапы «вербовщиков» от безысходности и незнания последствий. Женщины чаще всего остаются в ОАЭ, пока их не депортируют, либо пока они не попадутся на глаза сотрудникам Международной организации по миграции (МОМ) или других подобных НПО.



Одна из девушек, благополучно вернувшаяся из Эмиратов, поведала IWPR о перенесенных ею ужасах. «Особые беспредельщики там - матросы, - рассказала она. - Заберет такой из гостиницы, привозит на корабль, а там еще 10 таких же матросов. Попробуй повозмущайся! Выкинут за борт к акулам, и дело с концом. Но хуже всего - попасть в руки тамошней полиции нравов. Приведут в участок, обреют наголо и побьют палками».



По данным Согдийской прокуратуры, в этом году уже возбуждено 31 уголовное дело по фактам контрабанды женщин в ОАЭ. К уголовной ответственности привлечено 45 граждан.



В конце ноября завершился очередной судебный процесс над группой из пяти человек, занимавшейся вербовкой и сексуальной эксплуатацией жительниц Таджикистана в ОАЭ.



В суде города Чкаловска сообщили, что жители области Марифат Зиябаева, Барно Абдурахманова, Икром Акбаров, Шамсинисо Алимова и Фатима Мирворисова приговорены к лишению свободы на сроки от 1 года до 6 лет. Председатель Чкаловского суда Манзура Мамадова отметила, что это была организованная группа, где роли были четко распределены.



«Одни вербовали, другие готовили документы, третьи отправляли в Дубаи. На счету одной только Мирворисовой 12 отправленных в этот город девушек. Она раскаялась и активно помогала следствию, поэтому суд смягчил ей наказание до пяти лет», - отметила председатель суда.



На севере Таджикистана это – уже второй процесс за последние несколько месяцев. Первый завершился в начале октября. Тогда были осуждены шестеро жителей Худжанда, жертвами которых стали шестеро девушек из этого города, а также из Педжикента. «В этой группе тоже каждый выполнял строго очерченный круг задач», – отметил один из следователей по делу.



Но, несмотря на эти впечатляющие результаты, многие наблюдатели полагают, что таджикистанские правоохранительные органы пока еще малоэффективно действуют в борьбе с трафиком людей. IWPR известны случаи, когда полицейские вступают в сговор с вербовщиками, а сотрудники миграционной службы так же состоят «в доле» за изготовление поддельных документов.



Со своей стороны, силовики жалуются на отсутствие возможностей для сотрудничества с коллегами из других заинтересованных стран.



«16 подозреваемых объявлены в розыск, и, как правило, они находятся в Арабских Эмиратах, но их арест и экстрадиция не осуществляются в связи с отсутствием межгосударственного соглашения между Таджикистаном и ОАЭ», - говорит Асадулло Урунов - старший помощник прокурора Согдийской области Абдугаффора Каландарова.



По словам первого заместителя прокурора Изатулло Мухаммадиева, в этом году следователи вышли на след преступной группировки из 18 человек, в числе которых иностранцы, «однако для более эффективной борьбы с трафиком людей необходимы межправительственные договоренности».



10 декабря, выступая на координационном совете правоохранительных органов в Худжанде, прокурор Каландаров заявил, что «деньги, добытые на торговле людьми, идут на финансирование международных террористических организаций».



Не всегда женщины, подвергающиеся сексуальной эксплуатации, вызывают сочувствие у своих сограждан. Таксист Шавкат утверждает, что немалая часть женщин едут за границу добровольно, заранее зная, чем там придется заниматься.



«Какие же это жертвы? Они обращаются в милицию с жалобами на своего “работодателя”, когда тот их “кинул” там на деньги. Разыгрывают из себя жертв», - говорит таксист.



Но для односельчан не важно, отправилась женщина за рубеж добровольно или насильно. По словам руководителя НПО «Родник жизни» Рафоат Бобоевой, по возвращении на родину женщину все равно ждет всеобщее презрение.



«Сейчас наша НПО совместно с МОМ обучает жертв трафика ремеслам, а также выдает небольшие кредиты. К примеру, одной из пострадавших от рук торговцев живым товаром дали швейную машинку и все необходимое, чтобы она могла зарабатывать на жизнь, - рассказала Бобоева. - Но спокойно жить в Худжанде ей не дали. Соседи, узнав, что она стала жертвой трафика, стали ей досаждать. Женщине пришлось уехать к себе на родину, в отдаленный кишлак к юго-западу от Худжанда».



Бахтиер Валиев и Мадина Сайфидинова – корреспонденты IWPR в Худжанде (северный Таджикистан).