Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НАЧАТО ПРЕСЛЕДОВАНИЕ БЫВШЕГО ЛИДЕРА АДЖАРИИ

Ордер на арест Аслана Абашидзе усиливает подозрения, что Тбилиси играет не по правилам.
By Eteri Turadze
, от терроризма до присвоения государственного имущества, после чего власти Грузии выдали ордер на его арест.



Однако нынешняя ситуация в автономии резко отличается от всеобщего ликования в мае 2004 года, когда Абашидзе бежал из Грузии в Россию. Многие местные обозреватели расценивают последнее решение правительства как признак растущего авторитаризма властей под руководством президента Михаила Саакашвили.



Критики Саакашвили утверждают, что он не сдержал обещания о неприкосновенности, всенародно данного Абашидзе, когда тот ушел в отставку с поста руководителя Аджарии.



Они также ставят под сомнение правомерность конфискации правительством всего имущества семьи Абашидзе, утверждая, что некоторая часть этого имущества была скорее присвоена новыми властями, а не распродана на аукционе с целью использования полученных средств для общественных нужд.



Абашидзе, которому сейчас 66 лет, правил Аджарией как своей вотчиной после распада Советского Союза, постоянно оставаясь бельмом на глазу официального Тбилиси. В отличие от центральных властей Грузии, он проводил пророссийскую политику, но, кроме этого, отказывался перечислять в Тбилиси местные доходы, в том числе и миллионы долларов, получаемых в виде таможенных сборов от торговли с соседней Турцией.



Абашидзе осложнял и внутриполитическую ситуацию в стране, используя полный контроль над избирательным процессом в своем регионе для поддержки то одного политика, то другого. Незадолго до революции роз в ноябре 2003 года, он поддержал президента Эдуарда Шеварднадзе, вызвав раздражение оппозиции.



Противостояние между властями Аджарии и центральным правительством достигло пика через шесть месяцев после отставки Шеварднадзе. Саакашвили и его команда молодых реформаторов поставили себе целью усмирить автономный регион.



Тогда наперекор центральным властям по приказу правительства Абашидзе были взорваны мосты, соединяющие край с остальной Грузией. Конфронтация казалась неизбежной.



Саакашвили, пользуясь поддержкой массовых демонстраций в столице Аджарии Батуми, отказался отступить. В конце концов Абашидзе бежал из Грузии с помощью Игоря Иванова, тогдашнего секретаря Совета безопасности России.



«Аслану Абашидзе, министру госбезопасности [Аджарии] Сосо Гогитидзе, [министру внутренних дел] Джемалу Гогитидзе и приближенным к ним людям даю гарантии неприкосновенности. Обещаю, что по отношению к ним не будет предпринято ничего плохого, если они покинут Грузию», - заявил Саакашвили по прибытию в Батуми, где он был встречен цветами и массовым ликованием.



Ситуация резко изменилась через полтора года. 5 декабря городской суд Батуми поддержал иск генеральной прокуратуры Грузии, обвинив Абашидзе в присвоении государственного имущества, организации террористических актов и незаконном аресте людей.



После выдвижения этих обвинений Абашидзе, ныне проживающий в Москве, был объявлен в международный розыск.



Президент Саакашвили оправдал крутой поворот в действиях правительства, заявив, что обстоятельства изменились: «Мы в свое время дали Абашидзе гарантии неприкосновенности, и он покинул территорию Грузии невредимым. Но учитывая тяжелые последствия его режима, ни о какой гарантии речи быть не может. После таких преступлений грузинское государство никому не может дать никаких гарантий».



Абашидзе пока никак не комментировал решение суда, но его адвокат Шалва Шавгулидзе обещал обжаловать его.



«Президент всенародно обещал Аслану Абашидзе неприкосновенность, а это значит, что либо генеральная прокуратура пренебрегает словами президента, либо президент уже не верен своему слову», - заявил Шавгулидзе.



Некоторые видят в решении об аресте Абашидзе попытку предотвратить его политическое возрождение. Однако член грузинского парламента от оппозиционной Республиканской партии Леван Бердзенишвили считает, что Абашидзе не представляет никакой угрозы для Тбилиси.



По его мнению, выдача ордера на арест – это попытка отвлечь внимание общества от серьезных пробелов, обнаружившихся за два года правления новых властей Грузии.



«Сейчас в Грузии сложилась критическая ситуация в экономике, а это хорошая возможность заявить народу: «В стране нет денег потому, что Аслан Абашидзе все присвоил», - сказал IWPR Бердзенишвили.



«Было ошибкой давать вообще какие-либо гарантии Аслану Абашидзе, - добавил он, выражая мнение многих. - Но раз уж дали слово, должны были его сдержать».



К недоверию общественности к действиям правительства против Абашидзе добавляются и споры о судьбе огромного имущества бывшего лидера Аджарии.



Это имущество, включающее несколько фешенебельных квартир в Батуми и Тбилиси, собственные дома в Аджарии, земельные участки, банки и счета в банках, несколько предприятий, официально оценивается в 99 миллионов долларов. Неофициальная оценка намного превышает названную сумму.



Сразу же после отставки Абашидзе правительство объявило, что все его движимое имущество - художественные полотна, компьютеры, дорогие машины, в том числе любимые в этой семье «Хаммеры» - будет распродано с аукционов, а доходы с продажи будут перечислены в бюджет.



Однако по сей день не только не состоялся ни один такой аукцион, но большая часть конфискованного имущества, по-видимому, исчезла. Есть опасения, что новые власти его просто присвоили.



IWPR попытался услышать по этому поводу мнение нового губернатора Аджарии Левана Варшаломидзе. Однако после неоднократных просьб его пресс-секретарь сообщила, что губернатор «по этому вопросу комментариев не даст».



IWPR не смог получить также информацию по этому вопросу ни в Верховном суде, ни в прокуратуре Грузии.



Мэр Батуми Мурман Беридзе также не согласился комментировать ситуацию, заметив лишь, что часть имущества вполне могла исчезнуть. «В то время [в мае 2004 года] здесь была такая неразбериха, что, например, исчез принадлежавший мэрии «Крайслер», - сказал он.



Адвокаты Абашидзе утверждают, что власти нарушили международное право, конфисковав имущество бывшего лидера Аджарии.



«До 2004 года закон не предусматривал предоставления доказательств, подтверждающих имущество, - объясняет Сосо Бараташвили, адвокат Абашидзе. – Однако у людей стали требовать ответа задним числом, что является нарушением международного законодательства».



Семье Абашидзе удалось вывезти из страны лишь небольшую часть - например, спортивную машину «Ламборджини» и любимую собаку бывшего лидера по кличке Басмач. Однако из огромного их недвижимого имущества у них не осталось ничего.



При этом одна из квартир, конфискованных государством, принадлежала семье Абашидзе поколениями, т.е. задолго до того, как Аслан Абашидзе стал лидером Аджарии.



Ирония ситуации заключается в том, что эту квартиру конфисковали уже во второй раз. В первый раз это произошло в 1937 году, когда был расстрелян дед Аслана, известный общественный деятель Мемед Абашидзе.



Адвокаты Абашидзе обратились в Конституционный суд страны, утверждая, что нормы Уголовного кодекса Грузии противоречат принципам Конституции, провозглашающим неприкосновенность собственности и презумпцию невиновности. Однако в прошлом месяце суд счел эти претензии несостоятельными. Последней надеждой адвокатов Абашидзе теперь остается Международный суд по правам человека в Страсбурге, куда они уже подали иск.



Житель Батуми Коба Чхеидзе принимал активное участие в аджарской революции, но и он возмущен тем, как власти обходятся с человеком, изгонять которого он сам им помогал. Он требует у властей информации о судьбе конфискованного имущества.



«Конфискация в такой форме является местью. Имущества их [семью Абашидзе] лишили незаконно, по-грабительски», - говорит Чхеидзе.



Эксперт Леван Бердзенишвили также уверен, что действия правительства против бывшего правителя Аджарии проблематичны с юридической точки зрения.



«Абашидзе – плохой человек. Но это не значит, что можно не уважать закон», - говорит он.



Этер Турадзе, редактор газеты «Батумелеби», Батуми.