Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НАД ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ ТУРКМЕНИСТАНА НАВИСЛА УГРОЗА

Существующие НПО и общественные объединения подвергаются давлению со стороны государства, а новым оно отказывает в регистрации.
By IWPR staff
В стране, где слуги режима находятся под тем же подозрением, что и активисты оппозиции, не вызывает удивления то, что президент Сапармурат Ниязов относится к немногочисленным представителям гражданского общества с глубочайшим недоверием.

Однако удивляет и одновременно раздражает тот факт, что от его политики строжайшего контроля над всеми аспектами общественной жизни страдают и гражданские объединения, абсолютно не заинтересованные в политике.

Среди получивших отказ в обязательной регистрации в Министерстве юстиции оказались Национальный шахматный комитет и Национальная ассоциация ремесленников – организации, на первый взгляд, совершенно безобидные.

«Мы дважды подавали документы в министерство и дважды нам их возвращали, мотивируя это тем, что они якобы были неправильно заполнены. Тогда мы поняли, что они попросту не хотят нас регистрировать, - говорит один из членов ассоциации ремесленников. - Нас это очень удивило. Как мы можем стать причиной каких-либо волнений в стране? Мы вообще не лезем в политику. Мы лишь стараемся прославить страну путем сохранения народного исскуства и ремесленных традиций».

Когда американская инициатива поддержки гражданского общества Каунтерпарт Консорциум открыла в 1997 году офис в Туркменистане, их база данных насчитывала более 400 НПО. На сегодня это число уменьшилось до 90, большая часть которых являются проправительственными организациями, такими как Организация молодежи, Союз женщин, Союз собаководов и Союз верблюдоводов. Немногочисленные независимые организации включают в себя Общество уфологов, Общество охраны окружающей среды, клуб альпинистов «Агама» и Клуб пчеловодов.

В центре проблемы – репрессивный закон, принятый в 2003 году, согласно которому любая деятельность незарегистрированных общественных организаций является незаконной. По настоянию Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в 2004 году закон был несколько смягчен, однако гражданское общество так и не смогло полностью оправиться.

Развитие гражданского общества сдерживается требованием ко всем НПО проходить обязательную регистрацию, прежде чем осуществлять какую-либо деятельность, а это невыполнимая задача не только для ремесленников и шахматистов, но и для любой организации, которая, по мнению правительства, представляет потенциальную опасность.

Член правозащитной НПО Аркадаг рассказал IWPR, что его объединение прекратило предпринимать попытки зарегистрировать свою деятельность. «Мы уже сбились со счета, сколько раз пытались легализоваться, - говорит он, добавив, что однажды регистрационное заявление не было принято по причине неверно поставленной запятой. - В последний раз, когда с документами уже было все в порядке, нам сказали, что мы не оплатили регистрационную пошлину. Больше мы туда не ходили. Это просто бессмысленно. И так понятно, что они не хотят нас регистрировать».

На востоке страны, в Лебапской области, НПО по охране окружающей среды столкнулась с похожими проблемами. Глава организации рассказал IWPR, что в последнее посещение им Министерства юстиции ему было дано понять, что все его надежды на получение регистрации напрасны.

«Мы два раза подавали документы. Второй раз нам было предложено заплатить пошлину в полтора миллиона манатов [US$300], однако в соответствии с законом эта пошлина должна оплачиваться после того, как решение о регистрации будет принято, - сказал представитель НПО. - Уже прошел целый год с того времени, когда мы заплатили пошлину. Недавно же я узнал судьбу нашего заявления. Когда я прождал в приемной министерства целый час, ко мне вышла секретарь и сказала, что начальника отдела регистрации нет на месте.

Очевидно, что им был дан указ не регистрировать НПО; напрямую отказать нам они не могут, а придуманные причины тоже иссякли».

Не имея возможности работать в некоммерческом секторе, многим НПО пришлось регистрироваться как коммерческим предприятиям, поскольку такая организационная форма подвергается менее строгому контролю. Среди выбравших такой путь – экологическая группа «Экосодружество», которая теперь вдобавок к своей деятельности по охране окружающей среды предоставляет консалтинговые услуги по менеджменту.

Однако при такой регистрации возникают другие проблемы. Сменив статус с некоммерческой на коммерческую, организациям становится труднее получать финансовую поддержку из-за рубежа. Международное донорское сообщество крайне слабо представлено в Туркменистане, считая враждебной политическую атмосферу страны.

Но даже те НПО, которым удалось зарегистрироваться, в своей деятельности сталкиваются с серьезными трудностями.

Министерство юстиции подолгу не дает согласия на проекты, инициированные организациями, и оказывает на них повсеместное давление.

Не так давно Обществом уфологов был организован семинар, на который были приглашены тренеры из Ашгабата. «До начала семинара в комнату вошел представитель МВД и заявил, что семинар не состоится, потому что организаторы не предупредили о нем местную администрацию», - сказал один из тренеров.

Семинар по журналистике, организованный при поддержке ОБСЕ, был прерван трижды. На официальный запрос ОБСЕ разрешить продолжить семинар, отправленный в Министерство иностранных дел, министр Рашид Мередов ответил отказом. В итоге семинар прошел в здании посольства США, но организаторы его считают, что будущее всего проекта теперь под угрозой.

Проект на тему охраны здоровья, организованный официально зарегистрированным Каунтерпартом, власти также сочли потенциально опасным. Каунтерпарт выделил 12 грантов объединениям по всей стране, в задачи которых входило выполнение программы, но когда представители этих объединений попытались зарегистрироваться в местных органах власти, в ответ услышали лишь запугивания.

«Нас собрали в районной администрации, гда чиновники попросту начали на нас кричать, требуя, чтобы мы забрали назад свое регистрационное заявление, - говорит молодой врач из Балканабатской области. - Меня лично вызвали в администрацию, задавали множество вопросов и угрожали уволить с работы. Теперь мне придется отказаться от проекта».