Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Мрачные перспективы для сексуальных меньшинств Кыргызстана

Активисты сообщают об усилении гомофобного насилия на фоне повсеместной нетерпимости.
By Timur Toktonaliev

Последний год Азамат избегает ходить по темным и безлюдным улицам. 24-летний житель Бишкека до сих пор травмирован тем, что произошло, когда он договорился о встрече с человеком на сайте знакомств для геев.

Человек, с которым он должен был встретиться, оказался сотрудником правоохранительных органов. После короткого разговора в безлюдном месте, в котором они назначили встречу, появились другие милиционеры, задержали Азамата (имя изменено) и отвезли его в отделение, где он подвергся ужасным мукам.

«Они говорили, что я не человек, таких как я нужно истреблять, мы портим нацию, - рассказывает он. - Меня избивали, тушили о мое тело сигарету, насиловали бутылкой».

По словам Азамата, ему было так больно, что он хотел умереть. Под давлением он сообщил милиционерам свое настоящее имя и телефоны других знакомых-геев.

В результате, сотрудники милиции освободили его только после того, как он дал им взятку в размере 150 долларов США и пообещал никому ничего не рассказывать.

В течение нескольких месяцев Азамат восстанавливал свою физическую форму и на время перестал встречаться со своими друзьями-геями. С учетом своего травматического переживания, он сказал, что не хочет подавать жалобу.

«Эти суды, прокуратура, милиционеры все заодно», говорит он, добавив, что сказал родителям, что его задержали за драку на улице.

В этот раз милиция уже второй раз задерживала Азамата за гомосексуализм. Когда ему было 20 лет, его аналогичным образом заманили на свидание с сотрудником правоохранительных органов. Однако в тот раз его освободили после дачи взятки в размере 60 долларов.

Опыт Азамата в качестве мишени для вымогательства и насилия слишком знаком многим из ЛГБТ-сообщества (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры) Кыргызстана.

Несмотря на декриминализацию гомосексуальных отношений в 1998 году, активисты рассказали IWPR, что люди ЛГБТ чрезвычайно подвержены насилию. Не только потому, что на них часто нацелены правоохранительные органы, но и потому, что они столкнулись с изолированностью от своих семей и сообщества в целом после их разоблачения. (См. Гомофобные настроения в Таджикистане и Кыргызстане по предыдущему отчету по этим вопросам.)

Отчет от января 2014 года, составленный "Human Rights Watch» из Нью-Йорка, зарегистрировал повсеместное гомофобное насилие со стороны милиции Кыргызстана.

Исследователи разговаривали с 40 геями и бисексуалами из четырех областей Кыргызстана, которые подвергались физическому, сексуальному и психологическому насилию, а также произвольному задержанию. У них вымогали в общей сложности до 12000 долларов, угрожая насилием или раскрытием их сексуальной ориентации друзьям и семье.

Анна Кирей, исследователь «Human Rights Watch» по правам ЛГБТ, говорит, что только двое из 40 опрошенных человек подали заявление в милицию.

«Если другие жертвы пыток более открыты и готовы сообщить, кто они есть и могут написать заявление, то в случае геев и бисексуалов это трудно. Оба случая не дошли до суда из-за недостаточности доказательной базы», - говорит она.

Международная правозащитная организация «Human Rights Watch» призвала правительство к порицанию и тщательному расследованию заявлений о насилии и к установлению механизма конфиденциального рассмотрения жалоб по всем случаям милицейского насилия.

Кирей отметила, что угрозы о раскрытии сексуальной ориентации являются мощным оружием.

«Их могут вообще из семьи выгнать, на работе узнают – уволят, друзья узнают – будут избегать», - говорит она.

Даник Касмамытов принял участие в презентации «Human Rights Watch» в Кыргызстане и впоследствии подвергся запугиванию, в том числе угрозе смерти. Он – один из нескольких человек, которые публично признали себя гомосексуалистами в Кыргызстане. Его родители плохо восприняли, когда пять лет назад, когда ему было 18, он сказал им, что он гей.

Полгода родители пытались «вылечить» его. Его мать отвела его к психологу, записалась на прием к психиатру и даже потащила его к целителю.
Несмотря на это Касмамытов боится за своих родителей.

“Я боюсь за своих родителей, потому что это большой риск для них тоже. Родственники, наверное уже догадываются, скорее всего узнают, и возможно они будут проявлять агрессию к моим родителям», - сказал он.

ПОВСЕМЕСТНАЯ НЕТЕРПИМОСТЬ

И местные кыргызскоязычные СМИ, отражающие консервативные ценности, и широко распространенные российские СМИ, отражающие московскую антигейскую позицию, изображают геев в негативном свете.

В прошлом году российский парламент принял закон, налагающий крупные штрафы за предоставление информации о гомосексуализме людям младше 18 лет.

12 марта текущего года Торобай Зулпукаров, заместитель спикера парламента Кыргызстана, заявил, что парламентарии работают над аналогичным законопроектом. Он сделал это заявление на встрече с молодежной группой, чьи члены протестовали против «пропаганды гомосексуализма», предположительно распространяемой общественными группами.

Гульнара Ибраева, преподаватель социологии в Американском университете в Центральной Азии, объяснила, что из-за негативного общественного мнения родители с трудом принимают то, что их дети геи.

«Это попытка оградить себя от давления общества», - говорит Ибраева.

Возрождение ислама в Кыргызстане в последние десять лет в сочетании с недавними движениями против антигейского законодательства в России еще больше отразилось на ЛГБТ-сообществе.

Большинство людей соблюдают умеренные формы суннитской ветви ислама, но иностранные миссионеры или люди, учившиеся в религиозных школах за рубежом, популяризируют более фундаментальные исламские учения.

Два года назад муфтият – официальное духовное управление мусульман в Кыргызстане – начал кампанию по запрету показа фильма о марокканских мужчинах, занимающихся изучением своей религиозной и сексуальной идентичности, на фестивале фильмов о правах человека в Бишкеке.

Вслед за публикацией отчета «Human Rights Watch», муфтият выпустил фетву против геев. Хотя активисты заявляли, что это равносильно угрозе смерти, представитель муфтията Асан Саипов сказал в интервью IWPR, что его организация против насилия по отношению к сексуальным меньшинствам.

Он утверждал, что в фетве выражается озабоченность тем, что власти разрешают иностранным организациям делать заявления, которые «противоречат кыргызскому менталитету и местным традициям».

ОТНОШЕНИЕ МЕНЯЕТСЯ К ХУДШЕМУ

Развал Советского союза в начале 1990-х годов, казалось, ознаменовал эру прав для ЛГБТ-сообщества.

Владимир Тюпин, руководитель бишкекского НПО «Оазис», говорит, что общество казалось более толерантным 20 лет назад, когда он был одним из небольшого числа геев, которые признались в своей гомосексуальности и учредили организацию, которую он теперь возглавляет.

«В 1993 году я впервые познакомился с гей-сообществом Бишкека», - говорит он, добавив, что удивился, когда увидел, что он не один.

Он вспоминает, как он ходил на работу на высоких каблуках и с яркой губной помадой и не испытывал оскорблений, и как он и его друзья организовывали дискотеки для геев, даже в более консервативных южных частях страны.

«Раньше кыргызстанцам ЛГБТ было нечто интересное, а сейчас этот интерес превратился в ненависть», - говорит Тюпин.

Но несмотря на это, по словам Алекса Мамытова, представителя организации Bishkek Feminist Collective SQ, работающей над защитой прав сексуальных меньшинств, НПО работающие в защиту сексуальных меньшинств, могут заявить о своих успехах. Они часто организуют информационные акции и проводят культурные мероприятия и два гей-клуба открыто работают в Бишкеке.

Чиновники из министерства здравоохранения стали более чуткими к потребностям ЛГБТ-сообщества и новый омбудсмен по правам человека Бакыт Аманбаев согласился включить информацию о правах сексуальных меньшинств в отдельную главу в следующем годовом отчете.

Но, по словам активистов, эти достижения постоянно ослабляет нарастающий поток гомофобии.

Они приводят в пример два отдельных случая, в 2006 и 2008 годах, когда международные конференции, проведенные группой «Лабрис», другим НПО, защищающим сексуальные меньшинства, были сорваны рейдами милиции.

В 2011 году министерство юстиции отказалось зарегистрировать НПО «Пасфайндер», стремящееся поддерживать геев и лесбиянок. По словам министерства, его полное название способствует «разложению морально-нравственных норм и национальных традиций народа Кыргызстана». В конце концов, НПО было зарегистрировано как «Пасфайндер», но без упоминания геев и лесбиянок в своем названии.

Эркин Алымбеков, бывший главой парламентского комитета по правам человека на момент интервью – с тех пор он покинул этот пост – оспаривает идею о том, что сексуальные меньшинства нуждаются в особой законодательной защите.

«Парламент не готов и не будет рассматривать проблемы ЛГБТ, потому что у нас сейчас достаточно других важных вопросов, остро стоящих перед нами, - сказал он IWPR. - Пусть этим запад занимается. Они поднимают этот вопрос и защищают, наверное, им больше нечего делать, у них решены все остальные проблемы».

МИЛИЦИЯ ОСТАЕТСЯ ПРИСТРАСТНОЙ

Правозащитные группы предлагают тренинги для сотрудников правоохранительных органов о том, почему неприемлемо насилие, основанное на сексуальной ориентации. Но активисты признают, что они не очень-то эффективны.

«К сожалению, наши усилия оказываются недостаточными, - говорит Мамытов. - Не в силу отсутствия опыта или профессионализма у активистов, а в силу того, что усиливаются призывы к ненависти, сегрегации, к соблюдению исламских и кыргызских национальных традиций».

Мамытов добавил, что как только прокуроры, судьи или сотрудники милиции узнают о сексуальной ориентации жертвы, они отказываются проводить дальнейшее расследование или отказываются от дела по техническим деталям.

Вероника Юрьева, координатор правовой программы «Лабрис», другого НПО по защите сексуальных меньшинств, согласна. По ее словам, она с коллегами не видит заинтересованность со стороны министерства внутренних дел в рассмотрении нарушений со стороны милиции против ЛГБТ.

Руководитель пресс-службы министерства внутренних дел Жоробай Абдраимов отверг обвинения в том, что правоохранительные органы виноваты в пытках и насилии. Он настаивает на том, что при рассмотрении таких жалоб проводилась надлежащая процедура, и что любые обвинения в адрес сотрудников милиции были тщательно расследованы.

«Все заявления рассматриваются строго конфиденциально и, если есть сомнения в объективности, то пусть обратятся в отделения повыше или в само министерство, - говорит он. - Пусть они хотя бы назовут одну фамилию и участок, где происходило насилие, мы проведем проверку».

Азамат, пострадавший от насилия со стороны милиции, опасается за свое будущее в качестве гея в Кыргызстане. Он думает об эмиграции в США или Германию.

Тимур Токтоналиев – контрибьютор IWPR в Бишкеке