Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЕ ДЕТИ ОДНОЙ АРМЯНСКОЙ СЕМЬИ

У Ларисы Овсепян уже 14 приемных детей, принадлежащих к разным этническим группам. Но даже преклонный возраст не помешает ей усыновить еще кого-нибудь.
By Karine Ter-Sahakian

В самой большой семье в Ереване, да и, наверно, во всей Армении, 14 детей. Живут они в полуподвальной четырехкомнатной квартире в центре города.


Но семья Овсепян не просто большая, а еще и многонациональная – в ней есть и эстонец, и украинец, русский, армяне и даже двое выходцев из Африки. Например, Грант родился в Конго, у него есть заветная мечта – спеть на сцене Ереванского оперного театра партию Отелло. Пока что он поет армянские народные песни.


«Усыновлять детей я начала лет 25 назад», - рассказывает мать этого шумного и, надо сказать, довольного жизнью семейства.


«Личная жизнь не сложилась – детей у меня не было, с мужем развелась. И я решила создать себе семью. Детей я в основном нахожу в детдомах. Так появилась Анаит, которой уже 22 года. Она сама уже мама - вышла замуж за другого моего приемного сына, эстонца».


В семье Ларисы представлены восемь национальностей, что совсем необычно для Армении с ее в целом однородным населением - национальные меньшинства здесь составляют лишь около четырех процентов. Всем своим детям Лариса дает армянские имена. Так, по ее мнению, они лучше адаптируются в обществе.


Дверь открыл симпатичный четырехлетний мальчишка и сразу представился: «Я Ашот. А ты к маме пришла?»


О жизни этой большой семьи рассказывает Линда, получившая имя в честь благотворительницы из США, которая присылает детям одежду. «Конечно, мы иногда деремся, ругаемся, но, в конце концов мама-Лариса нас мирит».


Одеты дети чисто и почти в новое. Лариса даже раздает лишнюю одежду малоимущим семьям, которых в Армении очень много. «Все дети имеют право на достойное детство, и не государству решать, кто имеет больше прав, а кто меньше», - считает она.


Семью Овсепян в Ереване знают очень многие – от сотрудников президентского аппарата до медсестер. Но помощи тем не менее почти ни от кого нет. По закону на каждого несовершеннолетнего ребенка полагается около пяти долларов в месяц. На эти деньги в Армении можно купить хлеб на неделю. А этой семье нужно 25 буханок хлеба в день. «Я отказалась от этих пособий. Они выплачиваются нерегулярно, да и изменить что-либо не могут. У нас долг за хлеб составляет 2 тысячи долларов за последний год. Уплатить его я просто не в состоянии", - говорит Лариса. "Хорошо, хоть за электричество и телефон мы не платим – расходы на свет взяло на себя руководство армянской атомной станции, а телефон оплачивают благотворители».


В доме есть телевизор, фортепиано. Но газет никто не читает, и то, что происходит в республике, их мало интересует. «А какая нам разница – кто у нас президент, какие у нас законы. Наша жизнь от этого не меняется. Главное, чтобы мама Лариса не болела. А деньги мы заработаем», - говорит старшая из дочерей Анаит.


Двое из старших сыновей Ларисы служат в армии, другие дети – те, кто постарше – подрабатывают в разных местах. Высшее образование им недоступно – оно в Армении почти в 80 процентах случаев платное и осилить эту плату могут только обеспеченные люди.


Как выяснилось, у самой Ларисы Овсепян нет армянского гражданства. «Когда меняли старые советские паспорта на новые, у меня не было денег, а сейчас я вообще не хочу принимать гражданство. На выборы я не хожу, детей своих воспитываю сама – зачем мне гражданство?», - говорит она.


Детей Лариса берет в основном очень маленьких. Так легче и им, и ей – привыкание проходит безболезненно. Беспризорных детей, которые продают цветы на улицах, попрошайничают, спят где попало, Лариса к себе в семью не берет. Не то, чтобы не хочет, а просто к ней не идут. «У меня семья, а не приют. И у нас в городе ведь есть уже несколько семейных детских домов».


Однако четверо детей – в том числе Грант из Конго и Гаяне из Эфиопии - нашли ее сами. Они попали в Армению из России, узнали адрес Ларисы в управлении по миграции и пришли.


Как они попали в Ереван – не говорят, но, судя по всему, дорога их была нелегкой. По паспорту Грант имел фамилию Томкин, но в Ереване Лариса ему сделала новые документы.


Конголезец Грант очень хорошо поет, но ему 15 лет, голос начал ломаться и сейчас петь нельзя, чтобы совсем не потерять эти способности. Недавно ему предложили петь в ресторане за хорошую плату – мама не пустила. Да он и сам не очень рвется. «Если я сейчас буду петь, потом уже никому не буду нужен. Да и в ресторане петь не хочется. Я уже работал некоторое время официантом, мне там не нравится», - говорит Грант.


Неудивительно, что многие смотрят на Ларису Овсепян как на чудачку. «Делать ей нечего, брать столько детей и к тому же без мужа. Я бы на такое никогда не согласилась. Тут с одним ребенком не знаешь, что делать, а у нее целых четырнадцать!» - говорит соседка Наира Айрапетян.


Другие считают, что она берет детей только ради саморекламы и в надежде получить много денег. «Я ко всем этим разговорам отношусь спокойно. У каждой женщины своя судьба. У меня с мужем не было детей, мы развелись, и я подумала – сколько детей ходит беспризорными, неухоженными. А что касается денег – у нас доход в месяц всего 100 долларов на всех. Как мы живем, никто не знает, а жаловаться я не привыкла».


Пока мама-Лариса не болеет и может следить за детьми – все хорошо. Но ей уже за шестьдесят и, несмотря на бодрость, все же прорываются нотки отчаяния. «Для меня вся жизнь сосредоточена в этих четырнадцати парах глаз", - говорит она и тут же добавляет: "Если завтра ко мне постучат и принесут ребенка - я его возьму".


Карине Тер-Саакян, корреспондент газеты «Республика Армения», Ереван