Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Многоженство в Таджикистане

Полигамия стала настолько типичным делом в Таджикистане, что, по мнению некоторых, лучшим вариантом решения проблем, связанных с этим явлением, стала бы ее легализация.
By Haramgul Qodir
  • A wedding in Tajikistan.  (Photo: IWPR)
    A wedding in Tajikistan. (Photo: IWPR)

Рост числа полигамных браков с тех пор как 20 лет назад Таджикистан стал суверенным государством, оставил «вторым женам» мало правовых и финансовых прав.

Традиция многоженства пережила возрождение после 1991 года. До того советские власти жестко реагировали на то, что считали уродливым пережитком прошлого. Опрос, проведенный в прошлом году Центром стратегических исследований в Таджикистане, показал, что из десятка мужчин один имеет более чем одну жену.

Светское законодательство Таджикистана запрещает полигамию, поэтому второй и третий браки – мусульманские, так называемый «никох», который для многих имеет гораздо большее значение, чем светский брак. Попытки властей требовать от пар свидетельства о заключении государственного брака до того, как произвести никох, пока что не увенчались успехом.

Когда браки, зачастую и моногамные, не регистрируются властями, у жен не остается никакой поддержки закона или прав на собственность в случае, если пара расходится.

Рузигуль, 29-летняя жительница Душанбе, оказалась в трудной ситуации, став третьей женой человека, который все больше отдаляется от нее и их детей.

«Сейчас он приходит один раз в неделю, и иногда месяцами он не приносит мне ни копейки, - говорит она. – А что остается делать?»

У Рузигуль двое детей от ее первого брака и двое – от этого.

Когда она дала согласие на религиозный брак, она знала, что у мужчины уже есть законная жена, но не знала о том, что есть и вторая. На тот момент она пыталась свести концы с концами, а зарплата официантки была не в состоянии покрыть расходы на детей и аренду жилья.

Ее первый муж, за которого ее выдали замуж в 15 лет, уехал в Россию как трудовой мигрант и не вернулся. Она вышла замуж второй раз, но прожила с мужем всего год.

Рузигуль не горит желанием проходить через мусульманский развод, так как ей будет сложно снова выйти замуж. Кроме того, так у нее хотя бы есть статус замужней женщины.

Одним из главных факторов роста числа полигамных браков является гендерный дисбаланс, наблюдающийся в Таджикистане с 1991 года. Сначала была гражданская война 1992-97 годов, когда были убиты много мужчин. Затем начались массовые отъезды мужчин на работу в Россию и другие страны. Многие мужчины посылают часть заработанных денег домой своим семьям, а другие остаются в этих странах и женятся снова.

Для таких женщин как Рузигуль полигамный брак может стать экономической необходимостью.

«Понятно, что при такой нехватке мужчин, женщины все равно хотят выходить замуж, рожать детей. Поэтому они соглашаются становиться вторыми и третьими женами», - говорит Рустам Самиев, культуровед.

24-летняя Каромат уверена, что приняла правильное решение, став второй женой правительственного чиновника с высоко оплачиваемой работой. По ее словам, его официальная семья знает о ней.

«Я работала, однако моей маленькой зарплаты не хватало, чтобы хорошо жить, - сказала она. – Сейчас он купил мне новую квартиру, я не работаю, однако живу отлично».

Ойнихол Бобоназарова, глава НПО «Перспектива Плюс», говорит, что полигамия сейчас широко распространена, учитывая исламское наследие и отсутствие эффективных законных санкций.

«В Советском союзе люди боялись и держали это в секрете. А сейчас, к сожалению, даже некоторые чиновники имеют по две жены», - сказала она.

«Даже жены согласны, чтобы их дочери стали вторыми или третьими женами», - добавила она.

Чиновник, у которого две жены, сказал IWPR, что поскольку чиновники такие же мусульмане как и большинство населения Таджикистана, они не видят ничего предосудительного в многоженстве.

По словам Бобоназаровой, семьи обычно не ожидают много от дочерей.

«Как правило, в каждой семье есть две или три девочки. Они не получают образование и их не учат зарабатывать себе на жизнь. Единственное, чему их учат, это быть домохозяйками», - сказала она.

Эксперт по социальным вопросам Бободжон Каюмзод указывает на то, что в то время как ислам разрешает мужчинам иметь четыре жены, он также требует, чтобы им было оказано равное внимание. «У нас этого не происходит», - добавил он.

По словам Бобоназаровой, когда расходятся пары, женившиеся только по исламскому обряду, «у женщины и детей нет никакой экономической поддержки».

Мужья должны обеспечивать своих детей в случае развода, но добиться этого без свидетельства о браке трудно.

Первым женам часто больше ничего не остается, кроме как согласиться на решение мужа жениться снова.

41-летняя Шахло рассказывает, что ее муж взял вторую жену, несмотря на ее возражения.

«Ни одна первая жена… не согласится, чтобы у ее мужа было несколько жен», - сказала она, добавив, что хотя она и испытывала ревность, она понимала, что ничего поделать с этим не могла.

«Если он может найти хорошую, непорочную женщину, пусть женится на ней, - сказала она. – Но она вряд ли сможет соперничать со мной».

То, что полигамия сейчас стала обычным явлением, заставило некоторых защитников прав женщин предположить, что выходом в данной ситуации стала бы легализация этого явления. Это, по меньшей мере, даст женщинам правовую защиту и наложит на их мужей определенные обязательства.

Бобоназарова говорит о том, что даже в Иране, финансовые обязательства, наложенные на мужчин в результате легализации полигамии, привели к тому, что там таких случаев стало гораздо меньше, чем в Таджикистане, где это запрещено законом.

Харамгул Кодир, независимый журналист в Таджикистане.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.