Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Маленькие Попрошайки На Улицах Баку

Число детей, просящих милостыню на улицах Баку, скоро стремительно возрастет - вот-вот вступит в силу законодательство, снижающие размеры социальных выплат.
By Liya Bayramova

Худенькая маленькая девочка стоит посреди главного столичного проспекта. Она едва увертывается от потоков грязной дождевой воды, которые окатывают ее с каждой проезжающей машиной. Но вот на светофоре зажегся красный свет. Машины остановились. Девочка начинает обходить автомобили с протянутой рукой. Стекло в одной из машин немного приоткрывается и водитель сыплет в протянутую ладошку несколько монеток. Девочка вновь бежит на свой пост - к разделительной полосе в центре проспекта.


Семилетняя попрошайка с чумазым лицом - одна из армии бездомных детей, зарабатывающих себе на пропитание на улицах Баку. Урезание социальных пособий и "детских денег", как ожидается, приведет к тому, что число родителей, не могущих или не желающих прокормить своих детей, значительно возрастет.


"Проблема приобретает катастрофические размеры в Азербайджане", - считает Алихусейн Алихусейнов, из полицейского управления Баку. По его оценке только в столице Азербайджана насчитывается более чем 2 тысячи бездомных детей.


Четыре-пять раз в год полиция проводит зачистку столичных улиц, пытаясь хоть как-то решить проблему бездомных детей. Несколько микроавтобусов с сотрудниками полиции, работниками соцобеспечения и бывшими уличными детьми разъежают по всему городу, обыскивают улицы, подземные переходы, вокзалы и притоны, надеясь хоть немного помочь детям, которых они там находят.


Некоторые из них обретут приют в Умид Эри (Уголок Надежды) - детском доме, директор которого, Нигиар Менсимли, участвует в рейде.


"Вы знаете, эти уличные дети не доверяют взрослым, и когда они видят таких же подростков, больше вроятности, что они сразу же не убегут," - объясняет она присутствие детдомовских воспитанников в этих мероприятиях.


Наш микроавтобус останавливается около девочки на центральном проспекте города. Дети вместе с полицейским и Нигиар подходят к ней. Девочку звать Гуля. Через несколько минут она соглашается сесть в автобус. Но, оказавшись внутри, в присутствии стольких взрослых, ей становится не по себе. Ребенок утыкается в окно. Еще утро, но девочка понимает, что обычных денег ей сегодня уже не заработать, зато ее накормят горячей едой и оставят на несколько дней в теплом доме.


Позже Гуля рассказывает историю своей жизни. Мать умерла прошлой зимой, когда девочке было всего шесть лет. Она запомнила только день похорон. Было холодно и хотелось домой - к теплому радиатору.


Отец девочки был в тюрьме и единственным родственником, кто мог заботится о ней была бабушка. Казалось, жизнь стала налаживаться. Целое лето Гуля с бабушкой готовились к началу первого в ее жизни учебного года, купили книжки, тетрадки, ручки, карандаши. "Я думала, что у меня настоящее богатство" - рассказывала девочка и глаза ее светились радостью.


"Самым красивым был ранец - с Бэмби". Улыбка погасла. "Когда мой вышел на свободу в августе, он взял мой ранец со всеми книжками и тетрадками, что купила мне бабушка, и продал его на рынке, чтобы купить водки... Бабушка умерла через неделю от сердечного приступа.


Папа все это время пил с друзьями, ему не было до меня никакого дела. Мне нечего было есть, я пила одну воду. Сначала какую-то еду давали соседи. Потом перестали. Так что я взяла пустую коробку из-под "Сникерса", села рядом с магазином в центре города и стала просить милостыню..."


Накрапывал дождь. Автобус стал заполняться детьми. Нигиар указывает на двух мальчиков и девочку и говорит шепотом - "Я их знаю". Она подобрала их пару лет назад на улице. У всех троих обнаружили сифилис. После лечения в больнице дети некоторое время провели в одном из детских домов, потом сбежали.


Под присмотром Нигиар сейчас 56 детей. Она говорит, что очень хотела бы помочь еще многим, но, к сожалению, не хватает денег. Умид Эри существует, в основном, на пожертвования. Чаще всего деньги дают иностранные организации и местный провайдер сотовой связи - Азерисел.


Но дело не только в деньгах. Часто директору детского дома приходится противостоять разгневанным родителям, которые сами посылают детей собирать милостыню, чтобы как-то прокормить семью.


Нигиар рассказала о девятилетней Мине, которой очень нравится быть в Умид Эри, гордо ходить вокруг дома с ранцем за плечами, притворяясь, будто в школе. Она возвращается в детдом снова и снова. Но когда однажды девочка по приглашению Нигиар задержалась здесь дольше обычного, в Умид Эри явилась возмущенная мать.


"Я была возмущена!" - сказала Нигиар. Мать Мины, конечно была рада тому, что ее ребенка накормили и пригрели, но теперь была голодна она сама, и Мина должна была вернуться на улицу, потому что именно Мина была единстенным кормильцем семьи. Отец семейства был в тюрьме, два других ребенка были слишком малы для того, чтобы просить милостыню. "Мать Мины сказала мне, что они все умрут с голоду, если девочка не вернется", - рассказала Нигиар.


Иногда Нигиар подает в суд на родителей. Но это бывает редко - случаи, когда судебные дела бывают решены не в пользу родителей, слишком редки, а для подачи иска тоже нужны деньги...


Недавно созданная правительственная комиссия, в состав которой вошли представители различных государственных организаций и министерств, начала разрабатывать новую программу помощи бездомным детям. Однако представители Детского Фонда ООН скептически настроены в отношении ее возможностей.


Даже сами члены комиссии допускают, что найти решение этой проблемы будет нелегко.


Лия Байрамова и Заур Мамедов, корреспонденты газеты "Зеркало", Баку