Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Людей с ограниченными возможностями в Кыргызстане не берут на работу

Радиопрограмма IWPR
By Aytunuk Nurdinova

 

 

 

    русский

 

 

 

 

    кыргызча

 

В Кыргызстане около 3% населения или более 170 тысяч человек живут с разной степенью инвалидности.

Саламат Осмонов ограничен в движении. Он повредил ногу в аварии десять лет назад. Но это не сломило молодого человека. Осмонов какое-то время занимался декорированием автомобилей, а сейчас работает в швейном цеху.

Но его пример – исключение из правил. В основном, лица с ограниченными возможностями в Кыргызстане не работают, так как не могут никуда устроиться.

Каждое государственное и частное предприятие страны, чей штат превышает 20 человек, обязано принимать на работу лиц с ограниченными возможностями, причем их число должно составлять не менее 5% от общего числа сотрудников. Министр социального развития КР Таайлайгуль Исакунова признала в интервью IWPR, что это очень завышенная планка. Ни один государственный орган не соблюдает квоту в 5%, а частных предприятий, как швейный цех, который принял на работу Саламата Осмонова – меньшинство.

Механизмы интеграции лиц с ограниченными возможностями более известны гражданским активистам, которые личным примером доказывают, что приносят пользу обществу несмотря на инвалидность. В Министерстве соцразвития формируется рабочая группа по внесению изменений и дополнений в трудовой кодекс. 

Айтунук Нурдинова, радиожурналист из Бишкека. 

Аудиопрограмма вышла в эфир на национальных радиостанциях Кыргызстана на русском и кыргызском языках в рамках двух проектов IWPR: «Формирование практики журналистских расследований для продвижения демократических реформ», финансируемого Европейским Союзом и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии. 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >