Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КЫРГЫЗСТАН: СПОРЫ ВОКРУГ ЯЗЫКА

В Кыргызстане набирает силу кампания за ограничение использования русского языка, но никто не гарантирует, что кыргызский от этого станут использовать чаще.
By Cholpon Orozobekova
, находящейся в поисках национального самосознания.



Дебаты о языке довольно часто возникают в Кыргызстане. В последний раз они разгорелись пять лет назад, когда русскому языку по инициативе прежнего президента Аскара Акаева был придан статус официального, тогда как кыргызский язык сохранил статус государственного. Это был своего рода компромисс – кыргызский оказался выше по статусу, но при этом русский язык мог без ограничений использоваться во всех областях жизни и государственного управления.



На несколько лет споры утихли, но разгорелись с новой силой с началом обсуждения проекта масштабных поправок и дополнений в Основной закон.



10 ноября с предложением лишить русский язык статуса официального выступило в печати политическое движение «Ашар». Еще в 1989 году это движение внесло немалый вклад в осуществление идеи придания кыргызскому языку статуса государственного - путем сбора подписей, принятия обращений и с помощью других мер.



Вслед за инициативой «Ашар» ряд общественных организаций и политических партий («Асаба», «Улуу биримдик» и др.) создали специальный «штаб по защите государственного языка от экспансии русского языка».



Представители этих организаций заявили, что в ходе обсуждения изменений и дополнений в Конституцию они будут агитировать за внесение поправок, усиливающих роль кыргызского языка.



«Роль русского языка в обществе должна сохраниться, ее надо усиливать, изучение русского языка должно продолжаться, - говорит лидер национального движения “Улуу биримдик” (“Великое единение”) Эмиль Каптагаев. - Но то, что статус официального дали другому – русскому – языку, сужает сферу применения государственного языка, обеспечивает вседозволенность тем, кто утверждает, будто владеет официальным языком, и тем самым лишает государственный язык возможности хоть как-то встать на ноги».



Доолот Нусупов - один из лидеров партии «Асаба», которая в числе других призывает лишить русский язык статуса официального - отмечает, что Кыргызстан, в отличие от многих других стран не только Центральной Азии, но и всего Содружества, всегда особо уважительно относился к русскому языку.



«Узбекистан и страны Прибалтики довольно сильно прижимают у себя русский язык, а не балуют его так, как мы, - заметил он. - Русскоязычные граждане после нашего обращения проводят различные пресс-конференции, нагнетая напряженность в отношениях между двумя народами. Было бы лучше, если бы они перестали руководствоваться советской политикой русификации и начали хоть немного изучать кыргызский язык из уважения к стране, в которой живут».



Со своей стороны, этнические русские и другие меньшинства, использующие русский в качестве основного языка общения, бьют тревогу по поводу того, что они характеризуют как всплеск националистических настроений в Кыргызстане.



15 ноября Русский объединительный союз соотечественников принял обращение к президенту страны с призывом «не дать разделить Кыргызстан на кыргызов и некыргызов». Союз призвал президента страны должным образом отреагировать и поручить Генпрокуратуре возбудить уголовные дела в отношении лиц, разжигающих, по мнению авторов обращения, межнациональную рознь.



Руководство Кыргызстана наверняка хорошенько подумает, прежде чем предпринять любой шаг, который может быть истолкован как ущемление прав русскоязычных, ведь политическое и экономическое влияние России остается в Кыргызстане очень сильным. Как выразилась журналист Маша Постникова, любой шаг по ограничению использования русского языка «может не понравиться Владимиру Путину».



Русским языком в качестве второго пользуется и большинство кыргызов, поэтому проблема касается не только русских.



«Все мы должны думать о будущем Кыргызстана, - призывает журналист Азамат Тынаев. - А это - будущее не только кыргызов. Кыргызская Республика всегда была многонациональной страной. Если все уедут и останутся одни кыргызы, в первую очередь будет плохо нам самим».



Украинка Лариса Василькова свободно владеет как своим родным русским, так и кыргызским языками. Она преподает кыргызский студентам Кыргызско-Российского Славянского университета (КРСУ), дает интервью на кыргызском, участвует в качестве члена жюри в различных конкурсах и олимпиадах по кыргызскому, но и она удручена призывами ограничить использование русского языка.



«Мне очень горько. Я говорю на кыргызском, уважаю этот язык, и за это мне такая благодарность», - говорит она.



Корреспондент IWPR провела мини-опрос по данному вопросу среди прохожих в Бишкеке. Оказалось, инициативам таких националистически настроенных партий и движений, как «Улуу биримдик», «Ашар» и «Асаба», особенно симпатизируют представители сельского населения.



«Какой смысл называть государство Кыргызстаном, если мы не можем поднять статус своего, кыргызского языка? - говорит Кенеш Бакасов из Жетыогузского района Иссыккульской области. - Мы сами дали русским сесть нам на голову».



Кыргызбек Наркеев из села Ачакайынды Атбашинского района Нарынской области так же поддерживает ограничение статуса русского языка. «Мы не только не научили русских разговаривать по-кыргызски, но еще и придали русскому языку официальный статус. При этом еще и оглядываемся, мол, что скажет Россия, как мы проживем без русских и тому подобное. Да проживем мы без русских, даже если они все уедут», - сказал он.



Затем корреспондент обратился к истинным горожанам, проживающим в Бишкеке уже много лет, и их точка зрения оказалась не столь радикальной.



«Кыргызстан зависит от России, поэтому сейчас нельзя затрагивать русский язык. От того, что мы уберем статус русского языка, в Кыргызстане ничего не изменится. Мы как разговаривали на русском, так и будем разговаривать. Но Россию обидим», - говорит бишкекчанка Айнура.



Тем временем сами политики признают, что вопрос о статусе русского языка уже давно приобрел в Кыргызстане политическую окраску.



Несмотря на то, что кыргызский язык считается государственным, со стороны государства долгие годы не уделялось внимания его развитию и на это даже не выделялись средства. Во время правления Аскара Акаева работники созданной по его инициативе Госкомиссии по развитию госязыка иногда подолгу не получали зарплату и зачастую бездействовали в силу недостатка средств.



Но после смены власти в марте этого года стало ясно, что среди представителей новой политической элиты достаточно людей, которые готовы бороться за кыргызский язык и культуру. В частности, министр обороны Исмаил Исаков заставил переводить все приказы и термины в кыргызской армии на государственный язык, кыргызская армия стала говорить на кыргызском и петь кыргызские песни.



Бывший министр иностранных дел Роза Отунбаева проводила заседания министерства на кыргызском, а переговоры с зарубежными делегациями так же поручала переводить на кыргызский язык.



Министр юстиции Марат Кайыпов однажды поставил вопрос о проведении правительственных заседаний на кыргызском языке. Он же выступил с инициативой подготовки проекта новой Конституции на кыргызском языке с последующим переводом на русский.



С тех пор, как Кыргызстан стал независимым государством, в стране стали преобладать школы с обучением на кыргызском языке, но в столице их сравнительно немного. В Бишкеке все престижные школы и детские сады, в которых созданы хорошие условия, являются русскоязычными. Глава Коалиции НПО «За демократию и гражданское общество» Эдиль Байсалов вспоминает, как его брат пытался найти для своей дочери хороший кыргызоязычный детский сад, но так и не нашел.



Этот же вопрос поднимает депутат Кубатбек Байболов. «В Бишкеке нет ни одной нормальной кыргызоязычной школы или детского сада. Все на русском. Все дело в нас самих. Что это за государство, которое не может развивать свой государственный язык и даже уделять ему внимание?» - возмущается он.



По его мнению, законодательное ограничение русского языка не поможет развитию кыргызского. «Те, кто считает себя ультрапатриотами, утверждают, что достаточно убрать статус русского языка, - сказал Байболов. - А мы уверены, что, не затрагивая статуса русского языка, надо больше внимания уделять развитию своего собственного».



Чолпон Орозобекова – корреспондент Радио «Азаттык» (кыргызская служба Радио «Свобода»).