Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КЫРГЫЗСТАН: СПАСТИ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

Критики усматривают в предлагаемых конституционных изменениях попытку ослабить судебную власть в Кыргызстане.
By Leila Saralaeva
, не менее важный для Кыргызстана аспект: реформу судебной системы.



Согласно проекту поправок в Конституцию, опубликованному в СМИ для всенародного обсуждения 14 ноября, в стране упраздняется Конституционный суд (КС). Отныне он становится одной из палат Верховного суда.



Это нововведение уже вызвало резкое неприятие в Совете Европы, членом которого Кыргызстан является с 2004 г., а также критику кыргызских политиков, которые расценили его как попытку ослабить судебную власть и шаг в сторону отхода от демократических принципов.



Некоторые даже выдвигают версию о том, что, стремясь упразднить КС, правительство преследует единственную цель – избавиться от его председателя Чолпон Баековой.



В начале ноября был выдвинут на всеобщее обсуждение пакет поправок, подготовленный Конституционным совещанием – органом, созданным после мартовского переворота для выработки направлений конституционной реформы. После всенародного обсуждения утвержденные поправки указом президента примут силу закона, и это может произойти уже в этом году.



Представители власти настаивают на целесообразности прекращения деятельности Конституционного суда как независимого института.



«Наша маленькая республика не нуждается в таком количестве высших судебных органов, - заявил полномочный представитель президента в парламенте Данияр Нарымбаев. - Никто не упраздняет Конституционный суд, объем его судебной юрисдикции не уменьшится, а судебная защита граждан не пострадает. Суть вопроса лежит в организационном русле, в сфере целесообразности управленческих решений».



Министр юстиции Марат Кайыпов, в недавнем прошлом - судья Конституционного суда - открытый сторонник этой идеи. Он считает, что КС необходимо упразднить, а его полномочия передать районным судам, поскольку в сегодняшнем виде этот институт себя не оправдывает, рассматривая в год всего по два-три иска от граждан. По словам Кайыпова, столь низкая продуктивность КС вызвана в основном сложной процедурой рассмотрения дел в Конституционном суде.



Председатель КС Чолпон Баекова вспоминает, что еще во времена прежнего президента Аскара Акаева предпринимались попытки свернуть деятельность КС.



В 2002 г. парламентский комитет рекомендовал правительству объединить КС с Верховным и Высшим арбитражным судами. Уже тогда, судя по опросам, проведенным IWPR, инициатива была направлена лично против Баековой.



«Опыт работы КС, те принципы, которыми мы руководствуемся в отправлении правосудия, не позволяют сделать Конституционный суд ручным», - заявила Баекова в интервью IWPR на прошлой неделе.



«Прежний президент Акаев тоже не жаловал КС, и попытки свернуть его деятельность предпринимались уже с 1994 года. Вначале пытались урезать функции КС, позже – создать над КС надзирающий орган. И проводниками тех идей были те же эксперты, которые участвуют сегодня в разработке новой редакции Конституции. Цель – та же, что и раньше, - сделать КС более покорным и послушным», - говорит она.



Председатель Верховного суда Курманбек Осмонов не приветствует идею об упразднении КС как независимого органа.



Некоторые из предлагаемых поправок, по его мнению, упрощают для правительства процедуру отстранения судей ВС по политическим мотивам. Кроме того, с момента вступления в силу новой Конституции все судьи ВС, включая самого Осмонова, должны будут уйти в отставку, хотя срок действия их полномочий определен до 2014 г.



«Есть основания говорить о том, что эти изменения имеют целью избавиться от Баековой, Осмонова и других. Я расцениваю это как ущемление независимости судебной системы», - заявил Осмонов.



«Тревожно то, что речь идет не о совершенствовании судебной системы, а о сведении счетов с конкретными личностями, олицетворяющими судебные органы», - сказала Баекова.



Эту точку зрения разделяют многие политики, в том числе - лидер партии «Арнамыс» Эмиль Алиев.



Наиболее острая критика по поводу ослабления судебной системы в предлагаемом законопроекте звучала 24-25 ноября на конференции «Конституционная реформа в Кыргызстане: международная оценка», организованной парламентом и администрацией президента. В качестве экспертов на ней выступили члены так называемой Венецианской комиссии - органа Европейской Комиссии по конституционным реформам.



В беседе с IWPR эксперт Венецианской комиссии Кеститус Лапинскас повторил основную мысль своего выступления: «Попытка отказа от Конституционного суда ослабляет судебную систему страны. Его упразднение является ничем иным как прямой попыткой покушения на судебную власть с целью ее ослабления. Предназначение Конституционного суда - защита прав и свобод человека и урегулирование разногласий и споров по компетенции между высшими органами власти. Именно Конституционный суд выносит окончательное решение и ставит точку».



«Невозможно понять, зачем это делается… Это неприемлемо для правового, демократического государства», - заключил он.



В связи с этим нелишне вспомнить, что сразу после народной революции 24 марта 2005 года, когда был свергнут режим президента Акаева, единственным действующим органом власти в стране оказался Конституционный суд. Страна, по сути, оказалась в ситуации безвластия. В этот критический для Кыргызстана момент судьбоносное решение приняла председатель Конституционного суда Чолпон Баекова, которая в ночь с 24 на 25 марта признала новую власть легитимной, формализовав переход власти в новые руки.



Многие участники конференции высказались в том же ключе, что и Лапинскас.



«Такое впечатление, что президент хочет вернуться к монопольной судебной власти, при которой судьи сами себя назначают и контролируют, - говорит депутат Мелис Эшимканов. - Это неправильно. Мы должны найти механизм, чтобы все ветви власти были независимыми».



Участница конференции - активист гражданского сектора и член Конституционного совещания Бурул Макенбаева – выражает опасение, что устранение КС как независимого института может способствовать ослаблению судебного контроля за действиями президента и усилению политического вмешательства в работу судов, делая неустоявшуюся политическую систему Кыргызстана еще более хрупкой.



«Конституционный суд - это единственный орган, который может выносить решение о конституционности или неконституционности действий президента. Поэтому, я думаю, упразднение КС - это попытка ослабить судебный контроль над действиями президента, - сказала она. - Судебную систему необходимо вывести из-под влияния двух других ветвей власти – исполнительной и законодательной».



Если этого не произойдет, по мнению Макенбаевой, последствия могут быть «самыми деструктивными».



«Особенно в условиях, когда судебная система и без того ослаблена, а организованная преступность поднимает голову», - говорит она.



Президентский представитель Нарымбаев отверг прозвучавшую на конференции критику, заявив, что основная масса выступавших представляют страны с совершенно иной культурой.



«Критики приехали из другой страны, где совсем другая культура. Они предлагают рецепты, которые хорошо работают в других странах, но мы должны учитывать наши местные особенности и понимать, что не все, что работает там, будет так же работать здесь», - заявил он.



Но недавно у противников упразднения КС появилась надежда. Похоже, что сам президент Курманбек Бакиев не поддерживает идею лишения КС самостоятельности.



«Ко мне поступило множество писем и заявлений, я беседовал с судьями и юристами, - заявил Бакиев журналистам 23 ноября. - У меня сложилось твердое убеждение в том, что КС должен быть сохранен как самостоятельный орган в судебной системе. Другое дело, если КС работает неэффективно. В этом случае необходимо пересмотреть порядок его работы, его статус и процедуру обращения граждан».



Лейла Саралаева – корреспондент IWPR в Бишкеке.