Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: мэра Оша сместить нелегко

Мелис Мырзакматов, отремонтировавший дороги в Оше, считается кыргызским героем среди некоторых, но он не завоевал популярность узбекской общины.
By Saule Mukhametrakhimova
  • Мелис Мырзакматов (Фото: Эрнист Нурматов)
    Мелис Мырзакматов (Фото: Эрнист Нурматов)

Митингующие в южном городе Оше в начале месяце выразили решительную поддержку своему мэру, сильному и противоречивому политику, которого, по их подозрениям, власти хотят сместить.


Отказ Мелиса Мырзакматова подчиняться центру сделал его сложной фигурой для центрального правительства. Националистические взгляды делают его неоднозначным политиком в городе, ставшем свидетелем межэтнических столкновений в июне 2010 года.


Мырзакматов стал мэром Оша в 2009 году и пережил изгнание президента Курманбека Бакиева, который его назначил, в апреле 2010 года и массовое кровопролитие между этническими кыргызами и узбеками в том же году, которое привело к гибели более 400 человек на юге страны.


Теперь в кыргызском парламенте подходят к концу обсуждения нового законодательства, которое предоставит больше полномочий двум крупнейшим городам - столичному Бишкеку и Ошу. Текущий срок Мырзакматова подошел к концу в конце января и ему предстоит переизбрание после принятия нового законодательства.


Мэры двух городов получат больше полномочий, чем раньше, и больший бюджет. Вместо президента мэра будет выбирать премьер-министр после консультаций с депутатами городского парламента.


Мырзакматова поддерживает местная партия "Улуттар биримдиги", которая получила 21 из 45 мест в городском парламенте Оша на прошлогодних местных выборах. Но его сторонники подозревают, что центральное правительство собирается использовать изменения в законодательстве для организации его смещения.


Инга Сикорская, редактор IWPR в Бишкеке
, только что вернулась из поездки в Ош и и рассказывает о ситуации в регионе.


IWPR: Сможет ли Бишкек заменить Мырзакматова?


Инга Сикорская: Заменить можно, но, вряд ли на это решатся сейчас, несмотря на то, что этого сильно хотят многие его оппоненты.


Даже если будут альтернативные выборы, у него есть и реальные шансы победить на этих выборах. Вспомните, его не смогли убрать в 2010 году, хотя говорилось об этом на всех уровнях... выкладывался различный компромат в СМИ.


Достаточно ли у нынешней власти воли и средств, чтобы идти сейчас на конфронтацию? Это большой вопрос. Переговоры всегда лучше, поскольку можно учесть интересы всех сторон. Последние два года они же находили общий язык [с Мырзакматовым]. Поэтому механизмы для договоренностей есть. Для власти сейчас важна стабильность.


IWPR: В чем значение этого закона?


Сикорская: Одним из принципиальных новшеств в этом законе является порядок избрания мэра. Согласно закону кандидатуру мэра должен будет представлять премьер-министр после консультаций с фракциями ошского городского парламента. До настоящего времени кандидатуру мэра предлагал президент.


Кстати, сторонники Мырзакматова считают, что ни президент, ни премьер-министр не должны представлять кандидатуры градоначальника. Такое право должно быть либо у партийной фракций в ошском городском парламенте, либо городского главу должны выбирать сами жители Оша.


В законе также предлагается расширить круг полномочий мэра и дать ему возможность назначать и увольнять руководителей действующих на территории города территориальных и отраслевых подразделений госорганов. Также по новому закону Ош получит больше экономической самостоятельности, больше финансов из госказны и значительно укрупнится территориально. Все это приведет к усилению статуса и поднятию престижа города и толчку к его развитию.


На практике же центральная власть может опасаться снижения своего влияния и авторитета на фоне усиления независимости "южной столицы".


IWPR: Некоторые эксперты говорят, Бишкеку не нравится то, что Мырзакматов такой влиятельный, что не подчиняется центру. В чем и как проявляется его самостоятельность?


Сикорская: Конечно, Бишкеку не нравится, что ошский мэр непредсказуем, и правит в южной столице своими методами. В то же время, многие на юге уважают Мырзакматова за его неординарные шаги и высказывания. В кыргызстанском обществе народу импонируют такие, на его взгляд, смельчаки, которые могут совершать действия в противовес центру. Два года назад Мырзакматов не стеснялся открыто критиковать Временное правительство, что, в общем-то чиновники его ранга в Кыргызстане себе не позволяют.


Выражая как бы недоверие центральной власти, он заявлял о создании муниципальной милиции. И хотя попытка эта провалилась, рейтинги мэра на юге лишь возросли. Или вспомните инициативу о переходе узбекоязычных школ в Оше на кыргызский язык обучения – это тоже семя, посеянное Мырзакматовым, но оно имело свои плоды. Идея уже претворяется в жизнь.


IWPR: Насколько правильно будет сказать, что за этим стоит противостояние между центром и регионами?


Сикорская: Элементы разделения по региональному признаку здесь, несомненно, присутствуют. Однако некоторые представители южной элиты могут быть ничуть не меньше заинтересованы в смещении Мырзакматова и распространения своего влияния.


IWPR: Что именно делает Мурзакматова таким влиятельным - его бизнес круги на юге поддерживают или народ за него горой стоит?


Сикорская: Есть и то и другое. Естественно, во всех структурах, у мэра имеются свои сторонники, а народ на улице видит в нем сильного вождя и культивирует национального героя.


В глазах людей сложился некий образ ошского мэра – это образ противостояния центру и возвеличивания народа, который соотносит себя с Манасом. Это нравится, за это его уважают, причем, как видно не только на юге. По версии государственных газет «Эркин Тоо» и «Кыргыз Туусу» он признан «Лучшим мэром года» и «Человеком года 2012».


Он умело заигрывает с национальными чувствами электората. Это те струны, которые сейчас являются наиболее чувствительными, что особенно «подстегивает» выходцев из отдаленных районов и имеющих низкий уровень образованности, которым трудно разобраться, что есть истинный патриотизм и отличить его от этнической нетерпимости.


Многие русские и другие нацменьшинства, проживающие в Оше, с которыми я встречалась, в заслугу мэру ставят решение некоторых социальных вопросов. В Оше всегда существовала проблема с обеспеченностью населения чистой водой. Сейчас эта проблема частично решена, построены новые закрытые резервуары, реконструированы водопроводные сети. Значительно улучшилось теплоснабжение в многоэтажках. Люди хвалят мэра за ремонт дорог.


IWPR: Что делает Мырзакматов для налаживания отношений между разными сообществами в попытке примирения после этнического насилия 2010 года?


Сикорская: В своих заявлениях мэр часто говорит объединении людей всех национальностей, проживающих в Оше. Однако неуклюжие действия имеют обратные результаты. К примеру, во время восстановления Оша после этнического насилия и строительства многоквартирных домов, было решено расселить пострадавшие семьи в «шахматном порядке» по этническому признаку- (в одну квартиру узбекская семья, в соседнюю – кыргызская). Эта принудительная ассимиляция, привела лишь к взаимным скандалам соседей, обвинениям и слезам. Хотя возможно, мэр искренне верил, что именно так и надо мирить людей.


IWPR: Какова ситуация среди узбекского населения?


Сикорская: Я встречала мало узбеков в Оше, которые любят своего мэра. Многие из них называют его националистом, считают, что ведется политика вытеснения и дискриминации узбекского этноса из всех государственных структур. Жалуются на вытеснение узбекского языка, на несправедливое отношение правоохранительных и судебных органов.


В Оше традиционно существовали узбекские кафе, с колоритным названием. На мой вопрос, хозяйка узбекской чайханы в махалле, сказала, что их «заставили» присвоить кыргызское название этой точке общепита.


Узбеки чувствуют себя униженными и обиженными. Большинство мужчин по-прежнему находятся в России на заработках, и продолжают туда выезжать. Многие говорят, что редко выходят за пределы своих махаллей, чтобы избежать неприятностей. Чаще всего, мужчины делают работу в пределах своей территории: например, пекут лепешки, самсы, а узбекские женщины их продают. Некоторые мужчины работают таксистами. Примечательно: стоянки узбекских и кыргызских таксистов всегда обособлены.


Узбеки говорят, что трудности они испытывают с трудоустройством, говорят, что не видят будущего для своих детей. Женщины опасаются за своих мужей, вспоминая произвольные аресты узбекских мужчин, требования выкупа за свободу, и долги, в которых находятся многие узбекские семьи, оплатившие эту дань.


Есть люди, которые не получили помощь от государства за сожженное имущество и смогли своими силами восстановиться.


Я спросила узбечку в махалле, которая на дому организовала швейный цех и дала работу еще десяти женщинам, чем она живет. Она сказала: «Мы живем только надеждой».


IWPR: Как бы Вы описали атмосферу в городе по сравнению с Ваши последним визитом?


Сикорская: Я вернулась в Ош спустя два с половиной года после страшных июньских событий 2010 года, когда весь город был сожжен и разрушен.


Сейчас много восстановлено. Южная столица выглядит чистым и аккуратным городом. Я побывала почти во всех местах, где была резня. Мне показалось, что с новым архитектурным обликом с Оша стирается лоск древнего города Ферганской долины, исчезли многочисленные кафешки с узбекскими названиями, музыкой и запахом вкусного плова. После семи вечера улицы города пустеют, большинство людей предпочитают находиться дома.


Интервью провела Сауле Мухаметрахимова, редактор IWPR по Центральной Азии в Лондоне.


Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.