Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: в планах – новая армия

Реализации планов по созданию профессиональной армии могут помешать проблемы в финансировании и согласовании, считают аналитики.
By Аsyl Osmonalieva
Серьезный пересмотр оборонной системы Кыргызстана широко приветствуется, однако некоторые эксперты говорят, что недостаток финансирования может помешать его выполнению.

Министр обороны Бакытбек Калыев объявил о начале реформирования вооруженных сил на пресс-конференции 27 октября. Запланирован переход от службы по призывной системе к профессиональной армии. Как отметил Калыев, качество обороноспособности зависит не от количества, а от мобильности воинских групп.

Предполагается сократить общую численность состава Министерства обороны, сформировать новый вид войск – мобильные силы, а также создать Центр по противодействию терроризму и борьбе с незаконными вооруженными формированиями. В целом в новой армии станет меньше генералов, офицеров, и только пятая часть рядового состава будет призвана для службы. Остальную же часть будут составлять профессиональные военнослужащие-контрактники.

Реформа будет проведена в три этапа, первый из которых завершится в июне 2009 года, второй – в декабре 2009 года, а третий будет завершен к 2012 году.

Необходимость в переменах назрела после значимых событий в недавнем прошлом Кыргызстана. В 1999 и 2000 годах южный Баткенский регион подвергся нападению боевиков Исламского движения Узбекистана - вооруженного партизанского движения, вылазки которого на территорию страны выявили недостатки армии советского типа, обученной для военных действий с применением обычных видов вооружения, и неспособной быстро отреагировать, поскольку каждое действие военных зависело от приказов, полученных сверху.

Хотя повстанцы и были вытеснены, пассивные действия армии и неудовлетворительная подготовка вызвали бурные дебаты и критику в Кыргызстане.

Власти страны извлекли урок из баткенских событий, увеличили расходы на оборону и начали обучение войск борьбе с вооруженными формированиями и приемам ведения войны в условиях горной местности.

Объявляя о начале реформ, министр обороны Калыев недвусмысленно сослался на опыт баткенских событий.

«Баткенские события [в 1999 году], когда на юг страны проникли 50 боевиков, а на борьбу с ними были заброшены 5000 тысяч военных, наглядно демонстрируют, что нам необходимо иметь мобильную и профессиональную армию», - сказал он.

По словам генерала в отставке Абдыганы Чотбаева, который приветствует планы Министерства обороны, баткенский конфликт показал, что «лучше иметь хорошо обученную, мобильную армию, чем “пушечное мясо”».

Он, однако, замечает: «Вопрос о переходе на контрактный вид службы муссируется более 10 лет, но конкретных шагов в этом направлении сделано не было».

Чотбаев задается вопросом, найдутся ли у правительства средства, ведь этот процесс требует больших финансовых затрат.

«Контрактники, чтобы служить с отдачей, должны быть обеспечены жильем, их дети должны иметь возможность ходить в школы и детские сады, контрактникам необходимо выплачивать достойную заработную плату», - сказал он.

Министерство обороны предложило один способ финансирования профессиональной армии: молодые люди, которые больше не будут призываться в армию, будут считаться проходящими альтернативную службу и отчислять часть своей зарплаты на содержание контрактников.

По мнению Чотбаева, это не решит проблемы. «Достаточно посмотреть на высокую безработицу в стране, чтобы сделать вывод: денежных отчислений альтернативщиков не будет достаточно для содержания контрактников», - пояснил он.

Один из военнослужащих, пожелавший остаться неназванным, сказал IWPR, что, несмотря на то, что в стране приветствуется идея создания профессиональной армии, набрать необходимое количество служащих в нее будет нелегко.

«У нас даже сейчас 50-процентный недокомплект военнослужащих-контрактников. Никто не хочет идти на контрактную службу с заработной платой в 3000 сомов (около 80 долларов США в месяц). Введение контрактной службы может быть неподъемным для бюджета государства», - сказал он.

Этот источник также задается вопросом, почему намечается реформирование только одного ведомства, тогда как, по его мнению, реформированию должны подвергнуться Министерство внутренних дел, Служба национальной безопасности, Пограничная служба, Национальная гвардия и Министерство чрезвычайных ситуаций.

Среди этих силовых ведомств, сказал он, наблюдается дублирование функций. Он сообщил, что в ходе работы межведомственной комиссии прозвучало предложение объединить силовые ведомства в единый Генеральный штаб, но оно не нашло поддержки.

«Все ведомства и министерства остались такими же разрозненными, как и прежде, в чем-то дублирующими друг друга, соперничающими между собой, - сказал он. – Я не считаю это реформированием – скорее, всего это преобразование внутри одного ведомства».

Асыл Осмоналиева, журналист IWPR в Бишкеке.