Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: Бакиев подает в отставку, не получив поддержки в своем регионе

Президент покидает страну и уходит с поста после неудачной попытки получить поддержку на юге страны.
By Dina Tokbaeva
  • Курманбек Бакиев на митинге в Оше, 15 апреля. Фото - Исомидин Ахмеджанов.
    Курманбек Бакиев на митинге в Оше, 15 апреля. Фото - Исомидин Ахмеджанов.

Не достигшая успеха попытка свергнутого президента Курманбека Бакиева выступить на митинге в городе Оше рассматривается аналитиками как доказательство того, что мобилизовать юг против временного правительства в Бишкеке было проигрышем.

15 апреля Бакиев покинул страну, после того как он был вынужден покинуть митинг в Оше, на котором он собирался обратиться к своим сторонникам, и где были сделаны выстрелы в воздух. Новостное агентство АКИpressсообщило, что президент вылетел из Жалалабада, города на юге страны, в казахстанский город Тараз.

Позднее новостное агентство Reuters процитировало источник во временном правительстве Кыргызстана, который заявил, что Бакиев подписал заявление об отставке.

Появление на митинге в Оше стало второй попыткой Бакиева получить широкую поддержку народных масс с тех пор, как он покинул столицу страны город Бишкек. Это произошло в результате народных протестов 6-7 апреля, приведших к возникновению временного правительства. Во время первого народного митинга в городе Жалалабаде 13 апреля Бакиева пришли поддержать около 4 тысяч его сторонников.

Когда двумя днями позднее он попытался повторить этот опыт в Оше – втором по величине городе после Бишкека и южной «столице» страны – митинг завершился, даже не начавшись.

Местный журналист Исомидин Ахмеджанов стал свидетелем этого события; он сказал, что Бакиев появился возле здания драматического театра перед жителями, число которых составило 2-3 тысячи человек.

Стоя на сцене, было видно, как Бакиев посмотрел вдаль на приближающуюся со стороны центральной площади Оша толпу людей. Эти люди шли с митинга сторонников временного правительства, который был организован местными властями, назначенными временным правительством.

«Тогда охрана Бакиева произвела несколько выстрелов в воздух, увела его в машину, и они скрылись в неизвестном направлении», - сказал Ажмеджанов.

По словам Ахмеджанова, сейчас в Оше спокойно, хотя многие магазины и другой бизнес закрыты.

 

ЮГ ПРОТИВ СЕВЕРА?

Укрывшись в своем родовом селе Тейит в Жалалабадской области, Бакиев ясно обозначил свое региональное предпочтение. В своих обращениях к сторонникам он давал понять, что его свергли люди с севера Кыргызстана.

Вопрос разделения между более экономически благополучным и русифицированным севером страны и более бедным югом часто поднимается во время политических обсуждений в Кыргызстане. Общественные деятели зачастую рассчитывают на поддержку определенного региона, откуда они родом, и помимо этого многие кыргызстанцы придают большое значение клановым истокам и родству.

Когда Бакиев пришел к власти в марте 2005 года в результате «тюльпановой революции», достижение баланса между севером и югом было настолько важным моментом, что он назначил известного «северного» политика Феликса Кулова премьер-министром, тогда как сам он собирался представлять интересы юга страны.

Несмотря на это, Бакиев пришел к власти только потому, что был частью крупной коалиции оппозиционеров первого президента страны Аскара Акаева. Большинство тех политических деятелей впоследствии выступили против него, так как его администрация стала более автократической и меньше учитывала мнения разных групп.

Аналитики говорят, что, несмотря на агрессивные комментарии бывшего президента и его попытки получить поддержку на юге страны, региональный фактор не был доминирующим в конфронтации между Бакиевым и новым правительством – на это указывают те факты, что ему не удалось провести митинг в Оше, и он покинул страну.

По мнению комментаторов, Бакиев заставил отвернуться от себя как северян, так и южан. Между тем, в новое правительство входят и представители юга страны – Роза Отунбаева родом из Оша, а Омурбек Текебаев из Джалал-Абада, а также представители севера – например, Алмазбек Аиамбаев – и региональное происхождение не имеет большого значения для них.

То же самое относится и к представителям узбекского сообщества, составляющего значительную часть населения на юге страны. Лишь некоторые руководители узбекской национальности получили должности при Бакиеве, и теперь известные лидеры выступили с поддержкой временной администрации.

На самом деле поддержка Бакиева на юге была слабой, быстро сокращалась и не простиралась дальше его непосредственного окружения, в которое входили его родственники и ряд чиновников, получивших хорошие должности в местной администрации во время его нахождения у власти.

Шерадил Бактыгулов, эксперт в области государственного управления из Бишкека, утверждает, что в свои последние дни в Кыргызстане Бакиев имел влияние только среди своих кровных родственников. Другие бывшие его сторонники, похоже, тоже отделились и готовы примкнуть к другому лидеру.

По словам Бактыгулова, даже участники митинга, проведенного Бакиевым 13 апреля в Джалал-Абаде, выразили разное общественное мнение.

«Очевидцы, которые принимали участие на митинге в Джалал-Абаде в поддержку президента, говорят, что часть тех, кто пришел на митинг, поддерживала Бакиева, часть была против, а часть были просто зеваки», - сказал он.

Бактыгулов считает, что это наиболее верное описание общей политической ситуации в Кыргызстане.

«Это процентное соотношение участников примерно свидетельствует о том, что происходило в стране последние 5 лет», - пояснил он.

Там образом, говорит он, «разделение на север-юг – слишком упрощенный взгляд на политику КР в современных условиях».

Чолпон Эргешова, представитель Коалиции за демократию и гражданское общество по Джалал-Абаду, подтвердила, что на митинг пришли сторонники Бакиева, его оппоненты и те, кто пришел из любопытства.

Пока Бакиев оставался в Джалал-Абадской области, некоторые комментаторы выразили опасение, что в Кыргызстане может разгореться гражданская война между севером и югом. Однако аналитики, опрошенные IWPR, считают эти опасения беспочвенными.

Политолог Александр Князев говорит, что о таком конфликте не может быть и речи, так как большинство населения юга недовольно экономической политикой Бакиева и тем, что он сконцентрировал власть в стране в руках членов своей семьи.

«Сейчас не удастся разыграть региональную карту, - сказал он. – Деление на север-юг слишком примитивно, и так могут говорить только те, кто не знает и не понимает страну».

 

НЕСБЫВШИЕСЯ МЕЧТЫ

Аналитики отмечают, что надежды, возлагавшиеся на Бакиева, когда в 2005 году его избрали в президенты, в большинстве своем не оправдались. Его экономическую политику в условиях мирового финансового кризиса посчитали неадекватной, а повышение тарифов на электричество и отопление, введенное в начале этого года, стало последней каплей для недовольного населения. Именно эти повышения привели к возникновению волны антибакиевских протестов.

«Повышение тарифов… привело к тому, что у людей практически не стало возможности элементарно зарабатывать себе на жизнь. Так мы и получили 7 апреля», - сказал Бактыгулов о дне, когда к власти пришло временное правительство.

За пять лет у власти Бакиев упустил из виду трудности, с которыми столкнулся народ, и игнорировал медленно растущее недовольство.

«Когда человек оторван от реальности и оказывается в плену своих иллюзий, люди перестают его понимать, - говорит Бактыгулов. – Сегодня это объясняет то, почему Бакиева поддерживает только такое малое количество людей».

 

КЫРГЫЗСТАН ВЫРАСТАЕТ ИЗ ПРИНЦИПА РЕГИОНАЛЬНОЙ ЛОЯЛЬНОСТИ

Аналитики отмечают, что сегодня альянсы и объединения в Кыргызстане гораздо более сложны, и идея прямой региональной борьбы за власть больше не озвучивается.

По словам Бактыгулова, сохраняются стереотипы о клановой и региональной принадлежности, и о том, что политик из определенного региона может получить поддержку своей части страны. Однако в то же время эти люди могут быть объединены общими коммерческими интересами.

«Да, у нас существует клановая структура, но в Кыргызстане, так же как и в других странах Центральной Азии, кланы означают не только близость по принципу кровного родства, но и близость по бизнес-интересам», - сказал он. Такие группы, добавил он, могут включать в себя выходцев из разных регионов, преследующих общую цель.

Что касается рядовых граждан Кыргызстана, для них имеет значение не происхождение отдельного политика, а то, обращает ли он внимание на их проблемы.

«Простому человеку все равно, кто будет депутатом. Главное, чтобы была возможность зарабатывать деньги и обеспечивать достойный уровень жизни себе и своим близким», - сказал Бактыгулов.

Еще один момент, который изменился со временем, - это то, что политическая свобода (хоть и ограниченная), которая была у людей с тех пор, как Кыргызстан стал независимым в 1991 году, дала возможность оппозиции принимать участие в политическом процессе и породила резонирующее гражданское общество и независимые СМИ, выражающие альтернативные взгляды.

По словам Князева, недавние политические беспорядки стали продуктом общества, которое «почувствовало, что такое свобода».

«Такому обществу навязывать средневековое ханство бессмысленно, для кыргызского общества это просто неприемлемо, - сказал он. – Это приводит вот к таким последствиям».

За пять лет, прошедших с мартовской революции, люди прошли процесс большего развития, считает Бактыгулов.

«События, происходившие с тех пор, изменили этих людей, их менталитет, мышление, - сказал он. – Это показатель того, что сейчас неактуально, кто ты и откуда ты родом, сейчас актуальны твои идеи».

 

Дина Токбаева, редактор IWPR по Кыргызстану.


Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.


IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.