Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызские власти обратили пристальное внимание на религиозные меньшинства

Новый закон о религии может усложнить жизнь для нетрадиционных христианских и мусульманских организаций.
By Abdumomun Mamaraimov
Жогорку Кенеш Кыргызстана рассматривает спорный закон о религии, который, по мнению некоторых наблюдателей, скорее может создать больше проблем, чем решить уже существующие.

В новом законе, принятом 9 октября в первом чтении, говорится о религиозных организациях, в отношении которых у властей Кыргызстана имеются подозрения. Во-первых, это группы миссионеров, в основном протестантов-христиан, которые быстро распространились по Кыргызстану после распада Советского Союза в 1991 году.

Во-вторых, более жесткие правила также свидетельствуют о том, что власти настороженно относятся к радикальному исламу в лице запрещенной в стране партии «Хизб-ут-Тахрир», которая имеет много последователей на юге Кыргызстана.

Новый закон устанавливает минимальное число членов религиозной организации в 200 человек, в прежней версии закона это число равнялось 10. Обращение в веру так же подлежит более строгому регулированию, как и распространение материалов религиозного содержания. Религиозные школы могут быть закрыты, если они считаются представляющими опасность для общественного порядка и безопасности.

Официальные лица ратовали за этот закон еще с момента его первого внесения в начале этого года. Обсуждая причины принятия более строгого закона, Каныбек Осмоналиев, глава Государственного агентства по делам религий, заявил журналистам еще в апреле этого года, что старый действующий закон слишком «либеральный».

«Озабоченность агентства вызывает проникновение в мусульманскую среду, особенно на юге Кыргызстана, идей запрещенной экстремистской организации “Хизб-ут-Тахрир” и других радикальных течений ислама», - заявил Осмоналиев.

«Хизб-ут-Тахрир» активно действует в Центральной Азии с середины девяностых годов, и участие в этой организации запрещено в большинстве из пяти республик. Заявленной целью организации является смена светского государства исламским правлением (халифатом). Несмотря на то, что «Хизб-ут-Тахрир» настаивает на своей неприверженности насилию, официальные власти в регионе обвиняют ее в организации ряда террористических актов.

Организация имеет мощную поддержку на юге Кыргызстана и ведет там активную деятельность, распространяя свою литературу, проводя благотворительные акции и сочувствуя бедам местного населения.

Член организации, пожелавший остаться неизвестным, поделился мнением с IWPR: «После принятия закона однозначно усилятся репрессивные меры против нас. По нашим данным, следующим шагом властей будут изменения в Уголовном кодексе, которые ужесточат наказание за нарушения закона о религии».

Член организации «Хизб-ут-Тахрир» привел в сравнение ситуацию в соседнем Узбекистане, где власти арестовали и посадили в тюрьму тысячи членов организации, проводя репрессивную политику в отношении к любой форме политического, социального или религиозного несогласия с официальными властями.

«Самое тревожное, - говорит он, - практика показывает, что власти [Кыргызстана] будут грести под экстремистов всех мусульман, которые думают не так, как они. Они пытаются установить режим, как в соседнем Узбекистане, но в наших условиях это приведет лишь к противостоянию между мусульманами и властью».

Некоторые независимые наблюдатели выразили аналогичную обеспокоенность тем, что чрезмерно репрессивные законы могут вызвать обратную реакцию.

«Власти могут загнать проблему в угол, как в Узбекистане, и она со временем может выстрелить таким образом, что усугубит конфликтную ситуацию в религиозной сфере», - заявила Рая Кадырова, руководитель Общественного фонда «За международную толерантность» в Кыргызстане.

В то же самое время христианские организации, находящиеся в меньшинстве, жалуются, что данный закон направлен против них.

В Кыргызстане существуют две «официальных религий» - суннитская ветвь ислама, практикуемая этническими кыргызами и узбеками, и православное христианство - традиционная религия русских. Эти два сообщества сосуществовали, не вторгаясь в границы друг друга, и оба неодобрительно относятся к религиозным группам иностранного происхождения, которые появились в Кыргызстане за последние десять с половиной лет и активно вербуют в свои ряды новых членов из числа местного населения.

По различным данным, сейчас в Кыргызстане насчитывается около 70 зарубежных миссий.

13 октября восемь евангельских христианских церквей обратились к президенту Курманбеку Бакиеву и депутатам парламента Кыргызстана с просьбой отправить новый законопроект на доработку.

«Нас тревожит, что в законопроекте есть статьи, которые входят в противоречие с нашей Конституцией, а также с международными правовыми пактами в области прав человека, подписанные Кыргызстаном», - говорится в их письме.

Осмоналиев настаивает на том, что закон не является уловкой для защиты доминирующих религий от конкуренции. «Было бы абсурдным принимать законы в интересах какой-либо одной конфессии. Закон обязателен для всех, действие его распространяется на все религиозные организации, осуществляющие свою деятельность в Кыргызстане», - заявил он.

Кадыр Маликов, эксперт по религиозным вопросам Института стратегического анализа и прогнозирования при Кыргызско-Российском Славянском университете, приветствует внедрение ужесточенных правил в интересах государственной безопасности.

Однако он предупреждает, что закон таит в себе опасность дискриминирующего применения – его положения нацелены не только на ограничения деятельности христианских миссионеров, но так же могут быть использованы для закрытия мусульманских медресе.

В законе сказано, что образовательные учреждения могут быть закрыты, если они, по определению экспертов, представляют угрозу безопасности государства и общества. Маликов обеспокоен тем, что при оценке того, что представляет опасность для государства, возможны субъективные ошибки.

«Но кто эти эксперты? Насколько они могут быть объективны, в какой мере подкуплены? - задается вопросом он. - Некоторые моменты закона можно толковать по-разному, в зависимости от настроения экспертов».

Во время обсуждения данного закона 8 октября заместитель спикера парламента Чолпон Баекова подняла другой вопрос о последствиях применения нового закона. Она опасается, что некоторые религиозные организации могут уйти в подполье и тихо исчезнуть из под контроля государства.

«Если мы обяжем их собрать не менее 200 своих сторонников, то многие организации просто уйдут в подполье, - сказала она. - А цель реформы – заставить их вести деятельность в рамках законодательства».

После прохождения первого чтения в парламенте закон был направлен в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая ранее выражала обеспокоенность тем, что закон слишком суров. Тем не менее, рекомендации ОБСЕ не будут носить обязательный характер для парламента.

Абдумомун Мамараимов, сотрудник IWPR на юге Кыргызстана.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >