Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КУРОРТНЫЕ СТРАДАНИЯ КЫРГЫЗСКИХ ЖЕНЩИН

2001 год в Кыргызстане официально объявлен Годом туризма, и, в надежде извлечь из этой идеи хоть какую-то пользу для своих семей, с наступлением лета кыргызстанские женщины, доверив детей и домашнее хозяйство мужьям, устремились на побережье озера Иссык-
By IWPR

Юрта с надписью «Уйгурская кухня» стоит первой у входа в дом отдыха «Достук», который находится в самом центре курортной зоны – на окраине села Бозтери. Хозяйка, а вернее, арендаторша этой юрты – 34-летняя Интизара за аренду национального жилища из войлока обязалась платить настоящей хозяйке 1500 сомов (31 доллар) в месяц. Интизара оставила безработного мужа и троих детей в г. Каракол (областной центр Иссык-Кульской области), впервые решившись заняться курортным бизнесом. На это ее толкнули безработица и тяжелые жизненные обстоятельства.


«Моя 6-летняя дочь нуждается в срочной операции на сердце, – искренне делится наболевшим женщина. – На ее лечение до осени я должна собрать 2000 долларов. В мое положение вошли две мои сестры и приехали помогать мне зарабатывать эти деньги. Мы здесь уже месяц, но пока не заработали даже на санитарную книжку, которая стоит 300 сомов (6,3 долларов). Ради дочери я готова работать сутками, без сна. Надеюсь, что в августе будет наплыв отдыхающих и нам удастся собрать требуемую сумму».


Юрты выстроились в ряд почти по всей трассе вдоль озера, их много также на территориях пансионатов и домов отдыха и даже в детских лагерях. В каждой юрте предлагается почти одинаковое меню из национальных и европейских блюд, кыргызский национальный напиток – кумыс, а также популярные кола, фанта и т. д. Если раньше такого рода курортным бизнесом занимались в основном жители Иссык-Кульской области, то в этом году немало приехавших из других северных областей и из Бишкека, принявших почин властей с объявлением Года туризма как «руководство к действию».


Бактыгуль оставила в Бишкеке мужа с 4-мя детьми и, попросив на лето юрту у своих дальних родственников, с 8 июня сидит в ожидании клиентов у ворот знаменитого пансионата «Кыргызское взморье», с недавних пор принадлежащего «Кыргызалтыну». В советские времена здесь отдыхали сливки общества, в том числе и космонавты из далекой Москвы.


«Половина моих соседей в Бишкеке, – говорит Бактыгуль, – поддались соблазнам, обещанным в связи с Годом туризма, и, закрыв свои дома, разъехались в поисках летнего заработка вдоль Иссык-Куля. В обычное время я торгую на одном из бишкекских базаров, но на перепродаже мелких вещей сейчас много не заработаешь. Вот и решились с подругой Дамирой заработать, обслуживая туристов. Надеялись до начала нового учебного года заработать деньги, чтобы купить своим детям учебники и необходимую одежду. Но мы оказались наивными. Год туризма, видимо, был провозглашен властями чисто декларативно, как и прошедший незаметно до этого Год женщин, Год пожилых людей и т. д.»


Однако Бактыгуль и другие женщины не теряют надежды. «Несмотря ни на что, каждую ночь мы занимаемся заготовкой на следующий день, с утра – варим и жарим, а если нет клиентов, то сами все и съедаем, - продолжает Бактыгуль. - По ночам холодно, сыро – ведь здесь морской климат. В основном все женщины в юртах спят на полу. Некоторые женщины, кому не на кого было оставить детей, находятся здесь с малышами».


Рядом с юртой-столовой Бактыгуль расположились еще 15 таких же национальных войлочных жилищ и несколько поставленных на скорую руку кафешек под открытым небом. На территории «Кыргызского взморья» находится еще десяток с лишним точек общественного питания. Трудно даже подсчитать, сколько отдыхающих могло бы прокормить такое количество точек общепита. Тем более что в пансионатах и домах отдыха предусмотрено трехразовое, а иногда и четырехразовое питание.


Загорающие на пляже туристы из Казахстана говорят, что если даже и проголодаются, то вряд ли решатся на поход за едой в юрту. «Женщины таскают воду в ведрах, выливают грязную воду недалеко от юрты, так что невооруженному глазу видно, что приготовление пищи там далеко не соответствует санитарным нормам», -- заявляют они.


Тем не менее, юрт на территориях пансионатов тем больше, чем больше аппетит у директоров этих курортных объектов. Ведь с каждой юрты они собираются брать земельный налог – по 1500--2000 сомов (31-42 доллара) в месяц. А учреждений отдыха, получивших разрешение на прием отдыхающих в этом году, на Иссык-Куле насчитывается свыше 100. Так что получается, что женщины, решившиеся в Год туризма подзаработать на отдыхающих, сами невольно стали источником дополнительного дохода для местных бизнесменов и чиновников.


Местные власти утверждают, что юрточный бизнес был задуман с целью обеспечения какого-то количества людей временной работой, а также ради удовлетворения интереса иностранных туристов к национальной культуре и быту.


По словам Мухтара Акунова, главы отдела по туризму и спорту Иссык-Кульской районной госадминистрации, юрты вдоль трассы начали ставить с 1995 года. «С тех пор было допущено немало ошибок, – говорит он, – но в нынешний Год туризма мы устроили конкурс юрт с учетом их внутреннего и внешнего убранства. Только те, кто прошел тщательный отбор, получили разрешение на установление национальных точек общепита вдоль трассы Бишкек-Иссык-Куль».


Если состоялся такой строгий отбор, то откуда же среди прошедших конкурс юрт взялись и другие, не отличающиеся особым убранством и замысловатостью национальных узоров? Оказывается, безвыходных положений не бывает: хозяйки этих юрт не скрывают, что получили разрешение на установление своих временных жилищ под кафе с помощью знакомых, родственников и т. д.


В пансионате «Илбирс» в заросшем и увядающем саду недалеко от пляжа расположились целых 30 юрт. Среди них и юрта Жаныл, учительницы математики одной из средних школ соседней Нарынской области.


«Средняя из моих трех дочерей поступает в этом году в университет, – рассказывает Жаныл. – На ее учебу мы и хотели заработать деньги. Пока трудно сказать, что из этого выйдет. Уже 17 июля, а отдыхающих как не было в нашей юрте, так и нет».


По словам учительницы, в высокогорном Нарыне, где почти 7 месяцев в году стоят холода, женщины, у которых нет постоянной работы, вынуждены сидеть на базарах и торговать чем придется. В средней нарынской семье четверо детей. «И если женщина, родившая столько детей, сидит круглый год на холодном цементе и торгует, о каком здоровье может идти речь?» – спрашивает пожилая нарынчанка.


Кстати, пока корреспондент IWPR беседует с Жаныл, у юрты собирается не менее десяти женщин, тоже приехавших на Иссык-Куль с целью заработка. Все они признаются, что уже несколько лет не были на приеме у врача.


Возникает резонный вопрос: а почему именно женщины взваливают на себя тяжелое бремя ответственности за детей и семью? Собеседницы отвечают на это, что, мол, со всевозможными проверяющими из налоговой, санитарной, экологической и других служб легче справиться именно им, нежели мужчинам. Тут же рассказывают, как недавно дружным криком и ругательствами выпроводили пришедшего к ним сотрудника фискальных органов. Из-за сплошных неудач в туристическом бизнесе женщины собираются добиваться снижения стоимости патента и других плат.


Мужчины подходят к проблеме философски. Например, молодой парень по имени Бакыт, приехавший помогать своей сестре, заявляет даже, что положение женщин Кыргызстана усугубляется недостаточной исламизированностью населения. «Если бы кыргызы были истинными мусульманами, – говорит он, – то мужчины считали бы себя обязанными обеспечивать семью, а женщины сидели бы дома и оберегали очаг».


Однако женщины иного мнения: дело не в поверхностной религиозности народа, а в том, что сама система воспитания детей в кыргызской семье должна быть коренным образом пересмотрена.


«Я росла в семье третьей девочкой и с малолетства чувствовала какую-то неосознанную вину перед родителями из-за того, что не родилась мальчиком. Мы жили тогда в селе, и я с самого раннего возраста выполняла всю посильную работу в доме и во дворе. Носила воду, ухаживала за скотиной, убирала в доме и т. д. Позже родились два моих младших брата. Родители никак не могли нарадоваться на них, постоянно баловали их, ничем не утруждая. Мальчики были их гордостью, но с детства росли лодырями и иждивенцами», – рассказывает бишкекчанка Гульнара.


Может быть, особая радость при рождении мальчиков у кыргызов оправдывалась в свое время дефицитом мужчин в послевоенные годы. Как бы там ни было, систему воспитания в семье не поменяешь за короткое время. А пока тысячи безработных женщин Кыргызстана, отчаявшись надеяться на своих мужей, вынуждены в поисках заработка сидеть на базарах не только своей страны, но и России, Казахстана и т. д.


Еще сотни их соотечественниц ждут в эти дни обещанных туристов на побережье Иссык-Куля. Здесь возле каждой юрты – женщины с грустными глазами, скучающие по своим детям и переживающие за исход своего туристического бизнеса.


«Следующий год наши власти обещали объявить Годом гор. И тогда мы раскинем свои юрты в горах, и может быть, что-нибудь заработаем для своих детей», – шутит одна из иссык-кульских «бизнес-леди». Хочется верить, что это всего лишь шутка.


Венера Джуматаева, журналистка из Кыргызстана


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >