Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кундуз – кубок с ядом

Судьба осажденного города Кундуз может сыграть решающую роль в афганском мирном урегулировании.
By Michael Griffin

26 ноября лидеры ведущих политических сил Афганистана съедутся в Бонн на переговоры о будущем правительстве Афганистана, а тем временем военные руководители Северного альянса призывают талибов, все еще удерживающих Кундуз – последний подконтрольный им город в северном Афганистане – мирно сложить оружие.


От того, как и когда Кундуз перейдет в руки антиталибской коалиции напрямую зависит исход боннской межафганской встречи, ибо то, насколько успешно Северный альянс справится с этой задачей, продемонстрирует истинные намерения северян, их способность взять власть в стране и ответственно управлять ею.


На прошлой неделе казалось, что десятидневная осада Кундуза – когда-то города с 300-тысячным населением – приближается к кровавой развязке. Военные лидеры Альянса заявили, что подвергнут казни всех иностранных наемников числом около 2-х тысяч, засевших в школах и мечетях города.


Затем Генерал Абдул Рашид Дустум и талибский полевой командир Мулла Файзал договорились в Мазар-и-Шарифе, что засевшие в городе 12 тысяч талибских бойцов сдадут оружие и смогут беспрепятственно вернуться в свои кишлаки на юге страны.


Сегодня умерла было последняя надежда на то, что это соглашение будет реализовано. «Нас вынуждают применить силу. Наши войска продолжают наступление, и к завтрашнему дню мы рассчитываем взять Кундуз», - заявил Министр внутренних дел Альянса Юнус Кануни. Однако, несколько часов спустя руководство Альянса сообщило БиБиСи, что наступление пока отложено до дальнейших распоряжений.


Эти малопродуктивные «шатания» относительно судьбы города и его защитников являются скорее следствием просчетов международной дипломатии и некоей летаргии, вызванной началом с 17 ноября священного месяца Рамадана, нежели зашедшими в тупик военными действиями.


И для Северного альянса, и для США, и для ООН Кундуз стал чем-то вроде кубка с отравленным вином. Лидеры северян полностью отдают себе отчет в том, что если их войска возьмут город, массовой бойни иностранных сторонников «Аль-каэды» и бен-Ладена не избежать, даже если они строго-настрого прикажут своим командирам брать их живыми.


Ненависть к боевикам иностранного происхождения особенно велика среди узбекской и хазарейской группировок Альянса. Именно их сообщества в Мазар-и-Шарифе и Хазараджате с особой жестокостью вырезались талибами при содействии боевиков «Аль-каэды».


В понедельник Министр обороны США Дональд Рамсфельд фактически дал Альянсу добро на уничтожение боевиков «Аль-каэды». «Надеюсь, что они будут либо убиты, либо взяты в плен», - заявил он – «Если эти люди выживут, они будут терроризировать и дестабилизировать обстановку в других странах. Это недопустимо».


Ликвидация осажденных в Кундузе иностранных наемников полностью устроила бы и лидеров Альянса, однако малейший намек на нарушения прав человека со стороны северян накануне встречи в Бонне с представителями бывшего короля Афганистана Захир-шаха может послужить напоминанием о зверствах, творившихся в стране в период правления режима президента Бурхануддина Раббани в 1994-1996 гг., и, таким образом, поставит под вопрос участие Северного альянса в послевоенном правительстве Афганистана.


Министр внутренних дел Альянса Юнус Кануни, возглавляющий делегацию северян на переговорах в Бонне, а также Министр иностранных дел Абдулла Абдулла, потратили с 11 сентября немало сил, чтобы убедить мировое сообщество в том, что контролировавшая Кабул с 1994 по 1996 гг. партия Джамиат-и-Ислами, и многонациональный и многопартийный Объединенный фронт, стремящийся к главенствующей роли в новом афганском правительстве – это не одно и то же.


С самого начала американских воздушных ударов 7 октября Северный альянс из кожи вон лезет, чтобы изменить в лучшую сторону имидж своих солдат. На средства, предоставленные Россией в рамках 30-миллионной программы военной помощи Альянсу, старые халаты и шаровары бойцов были заменены на камуфляжную форму и ботинки. При входе в Кабул войска Альянса продемонстрировали беспримерную почтительность к местному населению, чему были крайне удивлены военные эксперты, привыкшие за много лет к кровавым разборкам между враждующими афганскими группировками.


Кроме всего прочего, кровавая бойня в Кундузе сыграла бы на руку Пакистану. Генерал Первез Мушарраф с нескрываемой враждебностью относится к перспективе преобладания в кабульском правительстве представителей Северного альянса даже после того, как его поиски «умеренного» крыла талибов не принесли успеха. Любые сообщения о зверствах войск Альянса заставят Пакистан еще настойчивее искать путей влияния на формирование нового кабульского правительства.


Вооружив движение «Талибан» и приведя его к власти в Афганистане, Исламабад почему-то до сих пор считает себя вправе вмешиваться во внутриполитические вопросы этой страны. Министр иностранных дел Пакистана Абдул Саттар предупреждает: «Мирное урегулирование в Афганистане невозможно, если будут нарушаться права человека».


Прежде всего, Кундуз – пуштунский город, волею исторических судеб оказавшийся в глубине территории, контролируемой этническими меньшинствами, и эти самые меньшинства имеют большое желание свести счеты с его жителями, которые, как они считают, оказывают поддержку и талибам, и боевикам «Аль-каэды». По сообщениям индийских источников, в городе может находиться также до тысячи солдат пакистанской регулярной армии, воюющих за «Талибан» не как добровольцы-джихадники, но по приказу – в качестве своего рода экспедиционного корпуса.


Как сообщила со ссылкой на военные источники индийская газета «Хиндустан таймс», в четверг ночью в Кундузе приземлились, летя на очень низкой высоте, два пакистанских вертолета, эвакуировавшие из города двух офицеров пакистанской армии в звании бригадиров, а также некоторое количество солдат. По всей видимости, операция была спланирована пакистанскими спецслужбами. Ранее агентство СиЭнЭн сообщало о приземлении в Кандагаре самолета пакистанских ВВС, выполнявшего аналогичную задачу.


В этих условиях Северный альянс действует мудро – он выжидает время и не спешит решить участь города Кундуз и окопавшихся в нем боевиков.


Майкл Гриффин, Директор Афганского проекта ИОВМ