Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КТО СТОИТ ЗА УБИЙСТВОМ УЙГУРСКОГО ЛИДЕРА?

15 августа в Свердловском районном суде столицы Кыргызстана начался процесс по делу об убийстве лидера местных уйгуров Нигмата Базакова, о мотивах преступления против которого существует серьезное расхождение мнений следственных органов и представителей
By Venera Jumataeva

Нигмат Базаков, экс-лидер уйгурского общества «Иттипак», был застрелен при выходе из собственного дома рано утром 28 марта прошлого года на глазах у десятков людей. Сразу после убийства возникло несколько версий о мотивах преступления: политические мотивы, экономические (убитый был далеко не бедным человеком и в свое время вел бурную предпринимательскую деятельность) и др.


С самого начала судебного процесса по делу об убийстве Базакова стало ясно, что представители уйгурской общественности Кыргызстана категорически не согласны с официальной версией, выдвинутой в ходе следствия.


В результате продолжавшегося почти год расследования было установлено, что Нигмат Базаков был убит членами Шарк Азатлык Ташкилаты (ШАТ) за отказ сотрудничать с этой организацией. А поддержка лидера местных уйгуров, бесспорно, была необходима и очень полезна для шатовцев.


Шарк Азатлык Ташкилаты, что в переводе с уйгурского означает «Организация за освобождение Востока», была основана в начале 1990-х годов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая и действует нелегально. Главная цель этой организации - создание независимого исламского государства Восточный Туркестан, основанного на положениях Корана и шариата.


Поддержка со стороны Базакова была необходима шатовцам, так как, во-первых, синьцзянские уйгуры у себя на родине не могут расширять подпольную деятельность своей организации, поскольку находятся под пристальным контролем китайских сил безопасности. Поэтому они вынуждены искать прибежище в соседнем Кыргызстане и Казахстане, где проживает многочисленная диаспора их соотечественников и где возможностей для свободы действий, видимо, намного больше. А во-вторых, они нуждаются как в моральной, так и в материальной поддержке со стороны местных уйгуров.


Следует отметить, что в Кыргызстане представителям местной уйгурской общественности было отказано в регистрации Уйгурстан Азатлык Ташкилаты (Организация за освобождение Уйгурстана). Министерство юстиции Кыргызстана объяснило этот отказ нежеланием портить отношения с «большим восточным соседом».


Согласно уставу ШАТа, текст которого был найден при обыске у одного из обвиняемых в убийстве Базакова, эта организация выступает за сплоченную борьбу всех уйгуров против китайских колонизаторов вплоть до полного изгнания их с территории Восточного Туркестана (т.е. Синьцзяна), ведет вооруженную борьбу с предателями и изменниками, занимается подготовкой бойцов для национальной армии Восточного Туркестана, призывает единоверцев к джихаду и т. д.


По материалам дела, в 1996 году уйгуры, выходцы из СУАР, основали подпольное отделение ШАТа в Кыргызстане и с того времени вели активную деятельность по привлечению новых членов в свои ряды и распространению своих идей среди местного уйгурского сообщества.


Руководителем нелегального кыргызского отделения ШАТа был Касарджи Джалал Махмуд, выходец из СУАР, получивший позднее гражданство Турции. Как и большинство других уйгуров-иностранцев, он приехал в начале 1990-х годов в Кыргызстан с коммерческой целью, затем женился на местной уйгурке и собирался окончательно обосноваться в окрестностях Бишкека. Именно он обвиняется в организации убийства Базакова.


Рядом с Касарджи на скамье подсудимых оказались киллер Отабек Ахадов, 22-летний парень из Узбекистана, а также подозреваемые в причастности к этому убийству китайские подданные Мухамед Токтоныяз и Аблемит Керим (27 и 29 лет).


Кроме убийства Базакова, им вменяется еще и совершение террористического акта против делегации госслужащих КНР в Бишкеке 25 мая 2000 года, в результате чего погиб один китайский чиновник и четверо получили ранения. Они также обвиняются в похищении китайского бизнесмена в прошлом году на юге Кыргызстана - в городе Ош с целью получения выкупа, в незаконном хранении оружия, подделке документов и т. д. - всего в совершении 18 преступных деяний.


Следует заметить, что, по информации Службы национальной безопасности Кыргызстана, в настоящее время в республику прибыло около 10000 уйгуров, в основном выходцев из Китая и Турции (с этими двумя странами установлен облегченный визовый режим). Они приезжают сначала с коммерческой целью, а затем постоянно продлевают визы. Среди них немало и тех, которые не продлевают визу и остаются в стране нелегально.


По признанию одного из сотрудников правоохранительных органов, кыргызы всегда с сочувствием относились к чаяниям синьцзянских уйгуров. «По официальным данным, в настоящее время в Кыргызстане постоянно проживает свыше 50000 уйгуров, но на самом деле их около 150 000, - рассказывает он. - В годы советских репрессий большинство уйгуров меняли национальность, боясь преследований. В то время уйгурам, особенно тем, кто родился в Китае, невозможно было надеяться на хорошую карьеру. Ведь 80% местных уйгуров перебрались в Кыргызстан только в 50-60-е годы ХХ века. Уйгуры бежали в Кыргызстан и соседний Казахстан в очень трудные для них времена, и эти республики приняли их. А еще раньше, в 1916 году, кыргызы, бежавшие от колониальной политики России, нашли убежище в Синьцзяне».


Почти все представители кыргызстанских уйгуров высказывают свои сомнения по поводу причастности ШАТа к убийству Базакова. «Как мог Касарджи, находящийся под арестом с 1998 года, организовать убийство Базакова? – спрашивает Мурзапархан Курбан, редактор уйгурской газеты «Вижда авази», выходящей в Бишкеке. – Кстати, в 1998 году на судебном процессе над Касарджи в роли его общественного защитника выступал именно Нигмат Базаков. Просто в последнее время усилились гонения против нас. В средствах массовой информации уйгуров представляют в роли «вторых чеченцев», выходцы из СУАР подозреваются в связях с террористами, экстремистами, с Исламским движением Узбекистана (ИДУ), чьи боевики дважды с оружием в руках вторгались в южные районы Кыргызстана».


Между тем начальник отдела следственного управления МВД Вадим Немирович утверждает: «У нас есть достоверные сведения о том, что члены ШАТа и ИДУ встречались в Ташкенте и договорились о сотрудничестве. Тогда-то ИДУ и предоставило шатовцам узбека Отабека Ахадова - исполнителя убийства Базакова - как способного киллера. А «чеченская связь» подтверждается участием чеченца наряду с четырьмя уйгурами во взрывах в г. Ош в 1998 г.»


Ошские взрывы унесли жизни четырех человек, среди которых была беременная женщина. Еще 12 человек получили различные ранения. Обвиненные в организации и проведении этих взрывов 4 уйгура и карачаевец - граждане Турции, КНР и России, были приговорены весной этого года Ошским городским судом к смертной казни, и только один из них был осужден к 25 годам заключения.


Сразу после вынесения этого приговора представители уйгурской общественности Кыргызстана направили обращение к президенту страны с просьбой отменить его. «Указанный приговор мы считаем незаконным, основанным на сфабрикованных материалах. Ни один представитель уйгурского народа, какой бы он ни придерживался политической ориентации в борьбе за независимость Уйгурстана (Восточный Туркестан), никогда не будет выступать против своих братьев, это не в интересах нашего народа», - говорится в обращении.


Председатель правозащитной организации «Демократия», представитель местных уйгуров Турсун Исламов говорит: «Какая может быть организация за освобождение всего Востока, когда 25 млн. уйгуров уже даже не мечтают о собственном государстве, так как начали понимать, что это нереально? Дело об убийстве Базакова полностью сфабриковано. Вообще в Кыргызстане в последнее время усилились попытки обвинения уйгуров в связях с террористами, экстремистами и т. д.»


По его словам, «взяв на себя в рамках Шанхайской организации сотрудничества обязательство поддерживать друг друга в борьбе против терроризма, экстремизма и сепаратизма, государства Центральной Азии, в том числе и Кыргызстан, постепенно начинают развязывать у себя антиуйгурскую политику».


Действительно, не секрет, что на шанхайских встречах на высшем уровне одной из реальных угроз региональной безопасности называется сепаратизм в Китае, в частности, уйгурский сепаратизм. По мнению экспертов, оказывая военно-техническую помощь Кыргызстану, Китай наверняка рассчитывает на помощь соседа в борьбе против синьцзянской опасности.


«Высказываемые отдельными представителями уйгурской диаспоры обвинения в адрес государств, входящих в ШОС, абсолютно беспочвенны, - утверждает представитель Службы национальной безопасности Нуркул Сулайманов. - Шанхайская организация сотрудничества - это международная организация, которая создана для того, чтобы обеспечивать стабильность и безопасность Центрально-Азиатского региона. Ее деятельность никоим образом не может быть направлена на дискредитацию какого-либо народа».


Как подчеркивает офицер правоохранительных органов, в настоящее время Кыргызстан повязан международными и двусторонними договорами с Китаем. «При первом же требовании о выдаче какого-либо человека, - рассказывает он, - совершившего незаконное действие на территории Китая, мы обязаны его депортировать из нашей страны. А когда происходит депортация китайского уйгура, местные уйгуры устраивают здесь пикеты и митинги. Я считаю, что все граждане страны, будь они уйгуры или кыргызы, должны в первую очередь действовать в интересах сохранения стабильности в Кыргызстане».


Как заявила правозащитная организация «Демократия» в январе этого года в газете «Республика», четверо синьцзянских уйгуров, получивших в последние 2-3 года отказ в политическом убежище и депортированных из Казахстана и Кыргызстана в Китай, были приговорены китайским правосудием к расстрелу. Уйгурские правозащитники Кыргызстана считают, что депортацией китайских уйгуров местные власти нарушают принцип международного права: «Никто не может быть возвращен в страну, где его жизнь может быть подвергнута опасности».


Скорее всего, и теперь, если вину четырех обвиняемых в убийстве Базакова (трое из которых уйгуры по национальности), суд посчитает доказанной и вынесет жесткий приговор, активисты местных уйгуров будут возмущаться и писать в различные инстанции всевозможные заявления и обращения.


Пока неясно, какое решение примет суд, так как подозреваемые в убийстве Базакова полностью отрицают предъявленное им обвинение, да и их адвокаты в один голос заявляют, что доказательств их вины недостаточно.


Отец Нигмата Базакова, 72-летний Абдыкадыр Базаков, заявил в суде, что убийцы, которого он видел в лицо, нет на скамье подсудимых. И добавил при этом, что настоящий убийца был похож то ли на китайца, то ли на корейца.


По словам следователя Мирджалалова, отец Базакова, не заявлявший в течение полутора лет о том, что был свидетелем убийства его сына, только в суде начал давать свидетельские показания. У обвинителей же есть другие свидетели, опознавшие в Отабеке Ахадове убийцу лидера уйгуров.


«У Ахадова найден пистолет, экспертиза подтвердила, что выстрел был произведен именно из него. Одна старушка записала номер машины, в которую сел убийца сразу после совершения преступления, позже автомобиль был найден, и водитель также опознал Ахадова. У следствия достаточно доказательств», - подчеркивает следователь, показывая уставы ШАТа, клятвы его членов с фотографиями, спутниковый телефон, различные виды оружия и боеприпасов, поддельные документы, найденные у обвиняемых.


По запросу МВД Кыргызстана, Генеральная прокуратура Узбекистана сообщила, что Отабек Ахадов является членом ИДУ и находится в розыске по подозрению в причастности к террористическим взрывам в феврале 1999 года в Ташкенте.


В приватной беседе с корреспондентом IWPR один из рядовых уйгуров выдвинул свою версию убийства Базакова. «Нельзя однозначно утверждать, что это дело политическое. Скорее всего, экс-лидер был убит из-за внутренних разборок в уйгурском обществе. Дележ большой суммы денег, неправильное поведение Базакова могли спровоцировать его убийство».


Тем временем суд над подозреваемыми в убийстве Базакова продолжается, и пока трудно сказать, когда он закончится, так как обвиняемые и свидетели меняют показания, а некоторые свидетели вообще не являются на суд. Ясно одно: правоохранительные органы и потерпевшая сторона - родственники и активисты местных уйгуров – существенно расходятся во мнении, каковы мотивы убийства лидера уйгурской диаспоры в Кыргызстане и кто стоит за этим.


Венера Джуматаева, журналистка из Кыргызстана


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >