Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КРЕМЛЬ ОДЕРЖАЛ СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ПОБЕДУ В ЧЕЧНЕ - НАД СМИ

Российские власти используют угрозу похищения людей, чтобы удержать
By Andrei Zolotov

осмеливается, на границе. В результате в угоду Кремлю создана блокада


прессы.


Андрей Золотов из Москвы (CRS No. 5, 4-Nov-99)


Разительно отличаясь от прежнего освещения прошлого чеченского конфликта в


1994-96 годы, когда СМИ сыграли важную роль в прекращении разрушительной


войны, ныне российские средства массовой информации большей частью следуют


официальной линии Кремля, который изображает нынешнюю войну как простую


борьбу с "террористами".


В то же время российские журналисты торопятся обвинить западные СМИ в


прочеченском уклоне. Тем не менее, программа ток-шоу об освещении конфликта


прессой, показанная 26 октября московской коммерческим телеканалом НТВ,


подняла вопросы о том, что отсутствие свободного доступа в зону военных


действий означает, что никто не может свободно сообщать факты, в отличие от


распространения пропаганды воюющих сторон.


Участники программы отметили, что в то время как российские журналисты


большей частью ведут репортажи с российских военных позиций и занижают


потери среди гражданского населения, западные сообщения обращают особое


внимание на разрушения чеченских сел и страдания мирных жителей.


Различие в оценке новостей между двумя лагерями СМИ более всего было


выявилось в ходе освещения в прессе нападения на Красный Крест в конце


прошлого месяца, когда было убито 27 мирных жителей. В то время как о


бомбардировке сообщили в большинстве западной прессы, она была


проигнорирована большинством российской прессы, и только телеканал НТВ и


радиостанция "Эхо Москвы" сообщили о ней. Оба они входят в холдинговую


империю Владимира Гусинского Медиа-МОСТ.


Разброс мнений в печатной прессе по важным политическим вопросам обычно


намного шире, чем на телевидении. Причины просты: политика подачи


телевизионных новостей находится под сильным влиянием или правительства,


или финансовых магнатов, контролирующих их. Но это не относится к освещению


нынешнего чеченского кризиса.


За особым исключением ежедневной газеты "Время", принадлежащей "Московским


Новостям", и, в меньшей степени, ежедневной газеты "Известия", основные


газеты явно не желают рассказывать своим читателям о почти 200 тысячах


беженцев, хлынувших из Чечни в соседнюю Ингушетию за последние месяцы, или


о разрушении чеченских городов и сел "точечными" воздушными ударами


российской авиации.


Эти две газеты являются единственными российскими ежедневными газетами,


которые сообщили о бомбардировке рынка в Грозном 21 октября. Они объяснили,


что ракета, видимо, отклонилась от заданной цели - штаб-квартиры, где


военачальники Шамиль Басаев и Хаттаб проводили встречу с другими чеченскими


полевыми командирами.


Другим примечательным исключением является еженедельник "Новая газета", чья


редакционная политика направлена против этой войны.


Частью проблемы освещения является доступ к информации. В Чечне после


окончания военной кампании 1994-96 годов, завершившейся полным беззаконием


на той территории, где шли боевые действия, были похищены десятки


журналистов.


Учитывая такую опасность, редакции неохотно посылают корреспондентов в


Чечню, а журналисты не желают туда ехать. Те немногие, большей частью,


иностранные репортеры, которые работают на месте событий, отправляются туда


под вооруженной охраной "надежных" боевиков или в официальные поездки,


организованные в октябре чеченским президентом Асланом Масхадовым.


Другие международные журналисты в регионе вещают, в основном, из Ингушетии,


где они обращают основное внимание на громадный поток беженцев, скопившихся


по обе стороны границы с тех пор, как российские власти ее закрыли в конце


октября и только обещают приоткрыть "коридор" для журналистов и беженцев.


В сообщениях российской прессы часто используется информация из


Росинформцентра (http://www.infocentre.ru), правительственного пресс-центра


в Москве, или из военного пресс-центра, расположенного в Моздоке, где


находится штаб Северо-Кавказского военного округа. Журналисты сообщили IWPR


о том, что центр приказал телеоператорам "избегать" снимать грязные лица


российских солдат или разрушенные дома.


Валерий Яков из ежедневной газеты "Новые Известия" был одним из первых


российских журналистов, который писал статьи с критикой поведения


федеральных войск во время войны 1994-96 годов. Он сказал в интервью, что и


российская пресса и чеченские боевики несут ответственность за эскалацию


нынешнего конфликта. По его словам, "из-за нашей пассивности и похищений


людей некоторыми чеченцами мы играем на руку пресс-центров, руководимых


службами безопасности России. В конечном счете, это помогает властям вести


эскалацию операции".


Касаясь недавней, мало освещаемой встречи между российским премьер-


министром Владимиром Путиным и издателями крупнейших СМИ, Яков также


высказал подозрение, что правительство пытается оказать на них давление.


Согласно Андрею Пионтковскому, директору московского Центра стратегических


исследований, освещение чеченской кампании российской прессой является


"абсолютно безответственным".


Хозяева СМИ и генералы "объединяются в желании мести" против Чечни, говорит


он. Что касается военных, это месть за унижение 1994-96 годов. Относительно


прессы, говорит Пионтковский, это выглядит более делом мести за лавину


журналистских похищений после предыдущей кампании, в сочетании со "страхом


выглядеть антипатриотом" в предвыборный период. Он добавил, что широко


распространенные античеченские настроения среди простых россиян также


играет важную роль.


Местные СМИ легко подхватили заявление правительства о том, что чеченские


"террористы" стояли за сентябрьскими взрывами жилых домов в российских


городах, в которых погибло около 300 человек - хотя этому и не было твердых


доказательств.


Пионтковский добавил, что частный и популярный телеканал НТВ, который


симпатизировал чеченской стороне во время кампании 1994-96 годов, сейчас


мало чем отличается от государственного телеканала РТВ и


полугосударственного ОРТ.


Однако ради справедливости надо сказать, что НТВ показывает сюжеты о


чеченских беженцах в Ингушетии, которые игнорируются другими крупными


каналами. А дискуссия в студии 26 октября об освещении Чечни российскими и


западными СМИ была хорошей инициативой. Российские и западные журналисты


участвовали в программе, которую вел ведущий журналист телеканала Евгений


Киселев.


Несмотря на заявления многих о том, что западные журналисты являются


"саботажниками" и виноваты в "антирусской тенденции", студийный опрос


участников в конце программы фактически показал, что 52% оценили характер


освещения конфликта в Чечне российкими СМИ в качестве


"неудовлетворительного".


Особое внимание во время показанной дискуссии уделялось тому, можно ли


передавать интервью с чеченскими боевыми командирами Шамилем Басаевым и


Хаттабом и следует ли называть чеченских боевиков "террористами".


Елена Масюк из НТВ, которая была специальным корреспондентом в Чечне во


время конфликта 1994-96 годов и которая провела три месяца в чеченском


плену после окончания военных действий, сказала о том, что журналисты


должны показывать обе стороны. Однако, добавила она, поведение чеченских


боевиков это затрудняет. "Дело журналистов решать и делать выводы", сказала


она. И добавила: " Но я сделала свои собственные выводы [когда меня держали


заложницей]."


Со своей стороны, западные репортеры в программе отрицали обвинения в


пристрастном освещении событий и жаловались на отсутствие доступа к


российским военным позициям для ведения передач с российской стороны


конфликта.


В отдельном интервью Дмитрий Бабич, редактор отдела внешней политики


либерального еженедельника "Московские новости", возразил, что поощряя


западных журналистов приезжать в Чечню, правительство президента Масхадова


демонстрирует свой "цинизм". Три года чеченским лидерам не нужны были


репортеры для показа "междоусобицы" своих кланов, сказал Бабич. "А теперь


они стали нужны". Он добавил, что некоторые западные журналисты "виноваты"


в том, что они показывают чеченских лидеров Басаева и Хаттаба как "героев".


Судьба, по крайней мере, одного российского журналиста в Чечне неизвестна.


Корреспондент "Московских новостей" Дмитрий Балбуров с 4 октября не выходит


на связь с редакцией, считающей, что он взят заложником.


Сами российские власти используют свидетельства о похищении людей, чтобы


отговорить журналистов от поездок в Чечню. 31 октября НТВ показал


видеозапись небритого человека в темной комнате, говорящего по-французски.


Российская служба безопасности ФСБ утверждает, что боевики захватили


человека, опознанного как французского фотографа Бриса Латье во время его


попытки проникнуть в Чечню.


Агентства новостей привели слова представителя ФСБ о том, что видеозапись,


в которой Латье жаловался на то, что его держат в холодном подвале,


постоянно избивают и "обращаются как с собакой", сделана его похитителями,


требующими выкуп, сумма которого не говорится.


Представитель ФСБ сообщил, не вдаваясь в подробности, что эта запись попала


в ФСБ и ее показывают "чтобы российские и иностранные журналисты проявляли


осторожность при поездках на Северный Кавказ".


Журналисты на Кавказе говорят, что в Ингушетии ходят "слухи" о похищении


французского фотографа. Российские власти недавно освободили Энтони Лойда,


репортера лондонской "Таймс", и Тайлера Хикса, независимого фотографа из


Нью-Йорка, которые были арестованы возле чечено-ингушской границы на


прошлой неделе для нарушения визового режима и аккредитации.


В конце октября Томас Зайферт, редактор австрийского журнала "Ньюс",


пытался проехать в Чечню, но был возвращен российскими войсками, стоящими


на границе. Он сказал, что российские власти жалуются на "пристрастное"


освещение конфликта западной прессой, однако им следовало бы предоставлять


западным журналистам доступ в район конфликта. Вместе с тем Зайферт в


равной степени советовал чеченской стороне пересмотреть свою


политику в отношении к прессе.


Андрей Золотов, газета "Московские новости".