Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кремль В Поисках Нового Чеченского Плана

Президент Путин ищет новые пути как выбраться из трясины чеченской войны - а военные не желают ему подыгрывать.
By Sanobar Shermatova

На состоявшемся в середине марта заседании Совета Безопасности России Владимир Путин обратился к участникам совещания за новыми идеями. Это стало наглядной иллюстрацией того, что спустя два с половиной года после начала контртеррористической операции в Чечне, все предыдущие планы Москвы потерпели фиаско.


По словам одного из участников совещания было решено, что в апреле члены Совета безопасности рассмотрят новые проекты, предусматривающие разоружение боевиков и устройство мирной жизни.


Первым откликнулся чеченский политик, предприниматель и хозяин приносящей большие барыши игры "Русское лото" Малик Сайдуллаев. Созданный им общественный Госсовет Чечни объявил конкурс на лучшую идею по разоружению групп боевиков. Призовой фонд, состоящий из частных пожертвований представителей чеченской общины, насчитывает 100 тысяч евро.


Среди других идей в российских коридорах власти обсуждается и возможность объединения Чечни и Ингушетии. Представитель чеченской общины в Москве сообщил автору на правах анонимности, что ему заказали из администрации Кремля аналитический доклад о том, как будет воспринята различными силами на Кавказе идея объединения Чечни и Ингушетии.


Чеченцы и Ингуши имеют общие этнические корни - и те и другие являются представителями вайнахов. Во времена СССР, эти две республики составляли единую Чечено-Ингушскую республику, которая распалась в 1992 году, после того как пришедший к власти генерал стратегической авиации Джохар Дудаев объявил об отделении Чечни.


Автор аналитического доклада полагает, что идея объединения таит в себе много соблазнов для власти, так как в этом случае все государственно-правовые акты, подписанные сепаратистскими правительствами Чечни, теряют силу. Официальные лица на эту тему пока не высказывались, за исключением заявления члена Совета Федерации Леонида Рокецкого, сделанного Интерфаксу первого апреля. Рокецкий считает "полезным...объединение Чечни и Ингушетии в единый субъект с назначенным туда из Центра президентом".


Представители чеченской общины в Москве считают этот вариант вполне реальным и утверждают, что в этом случае таким назначенным президентом вполне может стать Мурад Зязиков, нынешний заместитель полномочного представителя президента в Южном федеральном округе. Зязиков, ингуш по национальности, - бывший офицер федеральной службы безопасности (ФСБ). Его национальная принадлежность, по мнению московских чеченцев, поможет ингушам, которые негативно воспринимают эту идею, смириться с мыслью об отказе от собственной республики. В настоящее время Зязиков является одним из кандидатов на предстоящих президентских выборах в Ингушетии, которые назначены на 7 апреля.


Впрочем, этот проект пока изучается, и у него, по мнению автора аналитического доклада, есть существенные изъяны. Само по себе, объединение никак не решит проблему разоружения боевиков. До тех пор, пока в Чечне продолжаются зачистки, во время которых бесследно исчезают мирные люди, группы боевиков будут пополняться за счет родственников убитых и оскорбленных федеральными солдатами чеченцев.


Поиск новых идей происходит на фоне кризиса. Объявленный год назад план устройства Чечни не срабатывает. Кремль до сих пор не смог решить главную проблему - вывести из Чечни избыточные войска, а остающиеся формирования загнать в казармы. В этом случае вся власть перешла бы к гражданской администрации. Логика кремлевских чиновников понятна: отдать власть гражданским органам, а проведение спецопераций против боевиков доверить местным силовым структурам, знающим специфику региона лучше, чем командированные из разных российских регионов сотрудники милиции. Однако эти планы постоянно тормозятся. Почему?


Еще весной прошлого года назад министр обороны Сергей Иванов заявил о том, что избыточные войска будут выведены из Чечни. По неофициальным оценкам, в то время в республике было сосредоточено до 100 тысяч армейских формирований и внутренних войск. Планировалось оставить одну дивизию министерства обороны и два батальона внутренних войск МВД. За прошлый год были предприняты две попытки вывода войск - весной и осенью. Однако обе попытки закончились неудачей.


По словам нынешнего вице-премьера Чечни Беслана Гантамирова в республике сегодня находятся около 80 тысяч солдат министерства обороны и внутренних войск. Это - неофициальные данные. Официальной статистики на этот счет нет. Правда, недавно представители Южного федерального округа заявили, что количество внутренних войск будет сокращено до 47 тысяч, не раскрывая, каково их количество сейчас.


Но зато российские военные приводят данные о численности чеченских боевиков. Долгое время говорили о полутора-двух тысячах активных боевиков. А недавно представители министерства обороны заявили, что после удачно проведенных спецопераций в Чечне осталось около 400 боевиков. Таким образом, согласно российским военным, против 400 боевиков в Чечне остаются 80 тысяч солдат федеральных войск.


Чем же занимаются федеральные силы, и почему так неэффективны усилия по выводу войск? Расследование, проведенное автором летом прошлого года выявило, что крупные армейские чины и боевики участвуют в незаконном обороте нефтепродуктов. Масштабы впечатляют: в этом хорошо налаженном теневом бизнесе ежедневно крутятся несколько сот тысяч долларов.


Впервые о хищениях нефти военными рассказал весной прошлого года на Совете безопасности глава администрации Чечни Ахмад Кадыров. На встрече с президентом Путиным эту информацию подтвердили главы районных администраций . После этого была объявлена операция "Чеченская нефть", при этом, как рассказывали чеченские чиновники, президент потребовал от МВД, чтобы в месячный срок был наведен порядок.


Но операция продолжается уже год, причем ее география вышла за пределы Чечни и охватывает весь Северный Кавказ. При МВД были созданы специальные подразделения, основная задача которых - борьба с хищением нефти. В операцию втянулись спецподразделения ФСБ и даже, как утверждают чеченские силовики, бойцы самой закрытой структуры военной разведки при Генштабе Министерства обороны (ГРУ).


Секрет живучести теневого бизнеса прост: большие деньги. Для сравнения: жалованье высших армейских чинов достигает до 300 долларов в месяц. Поэтому караваны бензовозов, которые передвигаются по ночам, беспрепятственно проходят через блок -посты. В то же время, на этих блок -постах задерживают для проверки документов министров администрации. Недавно был задержан глава администрации Ахмад Кадыров, и только чудом удалось избежать перестрелки между сопровождавшей его охраной и бойцами блок -поста.


Военные саботируют решения Кремля по Чечне - об этом уже поговаривают в кулуарах. Высшие армейские чины недовольны президентом Путиным, который в начале контртеррористической операции в 1999 году дал полный карт-бланш военным, а теперь требует передать власть в Чечне гражданской администрации. Уход из Чечни лишает высших чинов продвижения по службе и немалых дивидендов. До сих пор победа оставалась за ними.


Однако на прошлой неделе между военными и правозащитниками было достигнуто важное соглашение. Генерал Молтенской, командующий войсками в Чечне, издал приказ, регулирующий поведение военных при так называемых зачистках. Теперь они обязаны называть себя и составлять протокол при задержании местных жителей, который обязаны оставлять главам администраций.


Этот приказ должен поставить конец произволу военных в отношении местных жителей. В то же время, на прошлой неделе жители деревни Цоцин-Юрт жаловались на массивную и жестокую зачистку, которую федералы провели в их деревне. Так что, на сегодняшний день никаких изменений не видно.


Санобар Шерматова - корреспондент газеты "Московские новости".